Александр Каун: «В НБА нет четкого деления на игроков и тренеров. Пьем вместе»

Александр Каун: «В НБА нет четкого деления на игроков и тренеров. Пьем вместе»

Стартовую пятерку в Москве он променял на первый ряд трибун в Кливленде, а форму ЦСКА – на строгий костюм. История самого необычного российского центрового, который даже после победы в НБА больше ценит титул чемпиона студенческой лиги.

В прошлом сезоне Каун закончил карьеру в ЦСКА, а спустя год завоевал титул чемпиона НБА. За месяц до чемпионства российский центровой «Кавальерс» писал смс бывшим одноклубникам и поздравлял их с титулом в Евролиге, который ему за семь лет так и не покорился. В победном для «Кливленда» плей-офф НБА он не сыграл ни секунды, а на матчах сидел в официальном костюме в соответствии с дресс-кодом лиги – вместо того, чтобы выходить в стартовой пятерке ЦСКА.

Год назад московский клуб хотел сохранить Кауна, но ни уговоры, ни добавление нулей к сумме контракта не изменили его решения переехать в Америку. Свою историю один из двух первых российских чемпионов НБА рассказал «Матч ТВ».

– Когда ЦСКА выиграл Евролигу, честно не пожалел, что ушел, – рассказывает Каун. – И тогда был уверен в своем решении и попробовать что-то новое. Просто рад был за ребят. Особенно за капитана – Витю Хряпу. Что он не просто выиграл, а стал главным лицом этой победы. Его все хотели уже списывать, а он все равно доказал, что еще не готов уходить на пенсию. Я реально был просто рад. Смотрел игру с женой и радовался победе. Несмотря на то, что не был частью этого, было чувство, что это моя команда.

«Кавальерс» тоже списали после 1-3 в финале. И если честно, то дисквалификация Дрэймонда Грина на пятый матч серии дала нашей команде немножко жизни. Конечно, все знали, что это может быть последняя игра для нас, что нужно выходить и биться. Но я думаю, что именно то действие, которое Грин сделал и за что был дисквалифицирован, дало дополнительной уверенности и энергии. Леброн показал себя с лучшей стороны, взял команду на себя и вытащил этот самый главный матч для «Кавальерс».

Седьмой матч – и обеим командам остается один шаг до титула. Как в финале Евролиги. Одна игра может сложиться как угодно, и тут уже нет фаворитов. Мы играли в гостях, а арена «Голден Стейт» самая громкая в лиге, но несмотря ни на что мы выходили с уверенностью в себе. Перед седьмой игрой уже никто – ни тренер Лю, ни Леброн – ничего не говорили. Все знали, что нам предстоит и за что мы играем. Тут не надо дополнительной мотивации, особенно когда ты проигрывал 1-3 в серии. Все знали, что надо выйти и закончить работу. Матч был тяжелый. Последние четыре минуты либо обе команды так хорошо защищались, либо были настолько уставшие уже, что не могли забить. Все решилось в концовке. А потом была просто радость.

Кто из тренеров громче кричал в раздевалке? Димитрис Итудис в ЦСКА. А Тайрон Лю вообще молчун. Два слова если скажет – и на том спасибо. Зато он отлично читал рэп на параде. Скажу, что в этом здесь большая разница с Европой. Профессиональных отношений межу игроком и тренером здесь вообще не существует. Пьем вместе. Конечно, в ЦСКА победы отмечали тоже вместе, но все равно есть это профессиональное деление «ты игрок – я тренер». А здесь этого совсем нет. Он еще играл со многими этими баскетболистами и чувствует себя одним из них. Вот это отношение было для меня новое.

https://www.instagram.com/p/BHCqCGfhBch/?taken-by=kingjames

В 2008 году, когда мы с университетом Канзаса выиграли студенческую лигу NCAA, на чемпионский парад пришло 160 тысяч человек. Я подумал тогда: «Мама дорогая, сколько же здесь народу». Но когда парад был в Кливленде, людей было просто нереальное количество (1,3 миллиона – «Матч ТВ»). Мы два часа стояли и ждали, пока нам расчистят дорогу, чтобы можно было проехать.

По значимости для меня на первое место я бы поставил университетскую победу. Это намного сложнее. Выиграть НБА тоже непросто. Но в университетском плей-офф у тебя шесть матчей – и все на вылет. И та победа была одной из первых в карьере и поэтому более значима для меня (Каун – единственный российский чемпион NCAA – «Матч ТВ»). У нас тогда была отличная команда, на протяжении трех лет мы были вместе. В финале сезона-2007/08 «Канзас» играл с «Мемфисом», лидером которого был Деррик Роуз. Мы проигрывали весь матч. За две минуты до конца «Мемфис» выигрывал 9 очков, но каким-то чудом мы перевели игру в овертайм – Марио Чалмерс забил трехочковый с сиреной. Это было одно из величайших достижений в моей карьере, чем я очень горжусь и дорожу.

После победы в студенческой лиге всю команду пригласили на встречу с президентом в Белый дом. Тогда нас принимал Джордж Буш-младший. Для чемпионов НБА тоже ежегодно устраивают такой прием. Но в этом году в США президентские выборы, и пока не ясно, кто нас принимать будет.

×

На данный момент я остаюсь в «Кавальерс». У меня контракт еще на год. Надеюсь, меня не обменяют.

У чемпионов НБА есть традиции – кубок Ларри О’Брайена привозить в родную страну. Мы разговаривали об этом с Тимофеем Мозговым. Он собирался привезти его. Он-то точно этим летом будет в России, а я нет. С маленьким ребенком еще тяжело летать. Если у Тимы не получится, что через год его точно привезу я.

У меня не совсем настоящая спортивная история. Нетипичная. Многие ребята стремятся в спорт, а учебу задвигают на второй план. Для меня было наоборот. Учеба была очень важна. Я старался иметь что-то под собой, на что можно будет опереться после окончания карьеры. Или вдруг карьера закончится раньше, чем запланируешь.

В 16 лет уехал из Томска в среднюю школу Florida Air Academy. Там высокого парня увидел тренер и спросил, есть ли у меня желание тренироваться. Желание было. Так потихоньку стал заниматься. Тогда появилась и некоторая любовь к спорту. И университет Канзаса я выбирал уже с учетом его баскетбольных традиций.

С маленького возраста я всегда был вокруг компьютеров. Мой отец про профессии был программистом. Лет с пяти всегда дома были компьютеры. У меня всегда была склонность к ним, мне всегда это было интересно. Никогда не покупал стационарный компьютер целиком, комплектующие покупал и собирал сам. В баскетбол я попал через учебу. Когда учился в Томске и немножко занимался баскетболом, на очень маленьком уровне, у меня появилось предложение поехать в школу в Америке. По образованию я программист, моя специальность называется Computer Science. В программировании ты можешь делать так, как тебе захочется, идти своим путем, экспериментировать, творить, но конечный результат все равно будет оцениваться по простому принципу: либо программа работает, либо нет. Мне это нравится.

Раздевалка ЦСКА была моим домом 7 лет. Я провел там всю свою профессиональную карьеру в Европе. Этторе Мессина дал мне шанс. Он хотел меня видеть в своей команде, что позволило подписать мне контракт. И дал шанс на площадке. Было нелегко в первый сезон, но я много чему научился. Мессина уделял мне свое время, занимался после тренировок, объяснял разные вещи. Даже по первому сезону видно: в его начале я не играл совсем, а в конце – выходил в «Финале четырех». Познакомился в команде со многими ребятами, обрел друзей, таких как Виктор Хряпа. Уверен, что буду с ним общаться на протяжении всей жизни. Рад, что помог национальной команде завоевать медаль Олимпиады. Это не каждому удается. Но год назад настал тот момент, когда нужно начинать что-то новое и где-то даже начинать сначала. Если я больше не получаю такого удовольствия, как раньше, то пора было закончить с этим.

Главное для меня – семья. С женой Тейлор мы познакомились в университете. Она играла в футбол, а я в баскетбол. Жена моего лучшего друга нас познакомила. Я считаю, что нет нигде идеальных мест для жизни, но чтобы вырастить детей – это лучше сделать в Америке. Не скажу, что здесь лучше образование, но оно выше котируется во всем мире. И еще здесь нет постоянных нервотрепок и головных болей».

Текст: Надежда Перепечко

Фото: Getty Images, личный архив Александра Кауна

Поделиться в соцсетях: