«Купил телевизор, привез чемодан продуктов». Воспоминания о Шабтае Калмановиче

«Купил телевизор, привез чемодан продуктов». Воспоминания о Шабтае Калмановиче
Шабтай Калманович / Фото: © РИА Новости / Оксана Джадан
С трагедии прошло 10 лет.
  • 2 ноября 2009 года в результате заказного убийства погиб владелец подмосковного «Спартака», генеральный менеджер женской сборной России Шабтай Калманович
  • Как показала экспертиза, в него было выпущено 18 пуль
  • Калманович был награжден орденом Великого князя Литовского Гядиминаса за успехи «Жальгириса», владельцем которого он был
  • Воспоминаниями о нем с «Матч ТВ» делится многолетний лидер национальной команды, а сейчас генеральный директор Единой лиги ВТБ Илона Корстин

— Шабтай всегда очень сильно поддерживал женскую сборную, — говорит Корстин. — Помню, в Афинах-2004 олимпийская деревня достраивалась прямо по ходу Игр. Уже шел турнир, а там кто-то что-то докрашивал, доделывал… Условия были спартанские. Мы приехали — команду разделили. В квартире — несколько комнат, на шесть человек один душ, ни телевизора, ни холодильника. Прямо все по минимуму. Честно говоря, было очень странно дойти до олимпийской сборной и попасть в такие условия. Шабтай приехал — ужаснулся. Купил нам телевизор, привез чемодан продуктов, накормил черной икрой. Бодрости и энергии у нас прибавилось.

— А в итоге выиграли бронзу. Это все икра?

— У него была практика вывозить сборную в рестораны. Всегда ему нужно было, чтобы все были сытые и довольные. Тренировки, игры — все это большая физическая и эмоциональная нагрузка, и нам всегда было приятно получить возможность перезарядиться. Вообще все Шабтая любили. Он был щедрым и открытым человеком, всегда дарил подарки. Продвигал женский баскетбол, занимался тем, чтобы его чаще показывали по телевизору, писали в газетах. Много всего делал. И сборной помогал, и клуб европейского топ-уровня создал. Это ведь он начал возить в Россию мировых звезд. Сначала в УГМК, потом в подмосковный «Спартак».

Илона Корстин / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— К игрокам он относился по-особенному?

— Был готов помочь по всем проблемам, любую мог решить. Мне, например, помог купить квартиру — договорился о хорошей скидке. Всегда ко всем относился тепло, по-человечески. А не так, что наемный рабочий приехал, сделал дело, получил деньги, уехал.

— Ругать игроков Калманович тоже мог?

— Он был очень эмоциональный, открытый, никогда не скрывал своих чувств. Либо хвалил от души, либо ругал. Не сдерживал эмоций — как позитивных, так и негативных. Переживал за результат, мог поругать за плохую игру. Правда, не помню, чтобы мне он что-то выговаривал.

Шабтай Калманович и Сью Берд / Фото: © ЖБК «Спарта энд К»

— Когда вы пришли в «Спартак», там уже играли суперзвезды НБА Дайана Таурази и Сью Берд. Не опасались за свое игровое время?

— К тому моменту, когда я приняла это решение, Шабтай звал меня к себе в клуб не один год. И в 2009-м наконец уговорил. Шла в «Спартак», потому что знала, как у него все работает в сборной, и представляла, что в клубе будет так же. Но стартовал сезон, мы выиграли Суперкубок Европы — и произошла эта ужасная трагедия.

— Что было потом?

— Очень тяжело. Вся команда была в шоке, и я в том числе. Долго выходили из этого шокового состояния, пропустили несколько матчей, потом пришлось наверстывать. Не знали, будет ли клуб вообще существовать дальше. И никто не решался спросить об этом у Ани Архиповой (вдова Калмановича, бывшая партнерша Корстин по сборной России, завершила карьеру после Олимпиады-2004. — «Матч ТВ»). Ей было вообще не до этого. Девчонки попросили меня это сделать, я подошла, спросила. Она в абсолютно шоковом состоянии была, но какие-то слова сказала. Я благодарна ей за это. Достаточно мужественное решение — взять на себя руководство клубом, не дать ему закрыться. Хотя эмоциональное состояние этому не способствовало.

— А в итоге «Спартак» не просто продолжил существование, а стал чемпионом Евролиги, не проиграв ни одного матча.

— Во-первых, там был звездный состав. Во-вторых, сильный тренерский штаб. К тому времени «Спартак» уже выиграл Евролигу три раза подряд. Мы очень хотели сделать это снова, и у нас это получилось. Тот «Финал четырех» в Валенсии запомнится мне надолго.

Шабтай ведь звал меня на ведущие роли, в стартовую пятерку. Когда его не стало, меня начали «задвигать». Мне было тяжело привыкать к изменившейся роли в команде: все-таки до Видного я была капитаном ЦСКА, много времени получала — и тут такое. Но в финале против «Валенсии» главный тренер Поки Четмэн дала мне много времени — и у меня все получалось на площадке. Вроде 16 очков набрала, да там все здорово сыграли, особенно Таурази (29 очков и титул MVP «Финала четырех». — «Матч ТВ»). Потом Поки меня благодарила. Хотя весь сезон жестко ко мне относилась.

— Победу вся команда праздновала в футболках с надписью «This is 4 Shabtai». Слез было много?

— Мы шли к этому весь сезон — с ноября до апреля. А когда завоевали кубок — слез особо не было. Только эмоциональное удовлетворение от того, что мы сделали это для Шабтая, что сезон был не напрасным, что мы продолжили его дело.

Здорово, что в Видном сохранилась и профессиональная команда, и молодежный проект. Шабтай же построил интернат, который до сих пор успешно работает под руководством Архиповой. В нем уже выросло не одно поколение игроков, в том числе и нынешние лидеры сборной России — Мария Вадеева и Раиса Мусина. Это то, что Шабтай оставил после себя. Будь он жив — наверняка и сейчас играл бы ключевые роли в российском женском баскетболе, который был бы сейчас немного другим. Нам всем его очень не хватает.

Читайте также:

Нет связи