«Приехал на Кипр, встретил друзей, поздоровался и улетел тренироваться». История центрового сборной России

«Приехал на Кипр, встретил друзей, поздоровался и улетел тренироваться». История центрового сборной России
Ханс Ванвейн и Евгений Валиев / Фото: © РИА Новости / Григорий Соколов
Первым турниром Евгения Валиева в сборной России стал чемпионат Европы-2013. Следующего он ждал шесть лет.

В этом интервью 29-летний центровой сборной России и новичок «Химок» рассказывает:

  • Как он подтянул маму на работу к себе в клуб
  • Почему он не любит прогулки в зарубежных поездках, и чем закончилась попытка посмотреть балкон Джульетты
  • Как он и Иван Лазарев нашли свою любовь на рабочем месте
  • Как пропустить день рождения ребенка и не нарваться на неприятности в семье

— Когда вы играли в люберецком «Триумфе», ваша мама там работала. Кем?

— Клуб снимал дом для молодых ребят. Мы там чуть ли не всей командой жили вместе. Нужно было, чтобы кто-то за молодежью присматривал, — и маме предложили эту работу. У меня незадолго до этого не стало отца. Старшие братья вернулись из армии и работали, так что мама уже не была привязана к городу, где я вырос. Сказала: «Если я не буду мешать своему сыну, то я согласна». Поначалу сложно ей было, конечно. Прожить всю жизнь в Мончегорске Мурманской области — и вдруг переехать от друзей и родственников в Москву, где у нее не было никого, кроме меня.

Потом я из клубного дома уехал, а мама продолжала за ним присматривать. У нее жили более молодые ребята — из команды ДЮБЛ (чемпионат России для игроков не старше 17 лет. — «Матч ТВ»). Там и Серега Карасев у нее жил. Некоторые парни еще в школу ходили, так маме нужно было следить, чтобы они уходили действительно в школу, а не куда-то сбегали вместо уроков. И чтобы пойти погулять, у нее надо было обязательно спрашивать разрешения.

— Для вас мама делала преференции или, наоборот, была строже?

— Не было такого, чтобы она кого-то не отпускала. Мама прекрасно понимала: если эти молодые что-то захотят — все равно выкрутятся. Поэтому просто просила сообщать, кто куда пошел. Не дай бог кто-то потерялся бы, а она не знает — были бы большие проблемы. Пойти хоть на свидание, хоть с друзьями погулять, приехать попозже — проблем не было. Но то, что это моя мама, добавляло ответственности и мне, и парням. Все-таки поспокойнее себя вели.

— Это тогда Алена появилась в вашей жизни?

— Нет, позже. Я тогда уже на съемной квартире жил. Она танцевала в группе поддержки «Триумфа», а нам командный психолог как-то предложила для сплоченности коллектива устроить совместную тренировку. Поделились на две команды: в одной половина парней, половина девчонок.

— И что, в баскетбол играли?

— Нет, было что-то вроде «веселых стартов», эстафеты какие-то. А в конце девчонки заняли наше место и стали играть в баскетбол, а мы, наоборот, стали группой поддержки. В тайм-аутах выходили и что-то там прыгали-плясали. Девчонки что-то нам выписали из своего реквизита: юбки, косынки, палки какие-то. Все довольно весело получилось, а в следующий выходной решили пойти вместе посидеть — тоже команда на команду. Тогда и началось наше общение. Аленка мне давно нравилась, но на той встрече подсел к ней пообщаться. Скромно, конечно, не то что там: «Эй, привет, давай, че кого». И потихоньку начались отношения. Виделись почти каждый день: у нас тренировки, у них. Кстати, тогда же и Ваня Лазарев начал общаться со своей будущей женой — она была руководителем группы поддержки.

Евгений Валиев с женой / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— Росли-росли ваши отношения — и выросли в двухлетнего сына. Как у него дела?

— Все хорошо. Слишком активный, как жена говорит. Спокойно сидит, только если по телевизору мультики ему включить. Стараемся не так часто использовать этот «запрещенный прием». Но иногда приходится. А то, если его не останавливать — может по кругу носиться полдня без остановки.

— День рождения сына уже случалось пропускать?

— Да вот сейчас, 1 августа было два года. А 2-го мы играли с Иорданией на турнире в Москве. Очень хотелось съездить к семье, конечно. Но сборы с национальной командой — это очень важный момент в моей карьере. Пришлось выбирать.

— То, что жена тоже баскетбольный человек, помогает пониманию?

— Да, Алена с пониманием относится. Наверное, внутри все равно с обидой, но прячет ее. Конечно, ей хотелось бы, чтобы я как можно чаще был дома. Летом полтора месяца провели вместе — и потом опять целый год в режиме «приехал-уехал». Теперь-то ей поинтереснее, потому что сын растет, есть чем с ним заняться.

— На днях команда пошла прогуляться по Нинбо, а вы остались в отеле. Неужели неинтересно?

— Я просто не такой человек. Иногда людям хочется побольше посмотреть, они даже готовы сном жертвовать. Я не готов. Если бы был с женой — за компанию сходил бы. А самому — просто нет желания. На турнире в Вероне после всех матчей мы пошли поужинать командой. И потом прогулялись по вечернему городу. Стало интересно, где дом Джульетты со знаменитым балконом. Приходим — а там ворота закрыты, уже поздний вечер. Посмотрели на этот балкон из-за решетки, прошлись до древнего амфитеатра. Посмотрел, хорошо. А вообще я не очень-то любитель между тренировками и играми куда-то ходить. Мне важно больше отдыхать и восстанавливаться. Не знаю, много ли в сборной ребят, которые любят посмотреть города. А в «Зените» у нас Влад Трушкин постоянно гулял.

— В первый и последний раз вы играли за сборную на большом турнире шесть лет назад. Тогда вы попали в команду в последний момент — когда за неделю до начала сборов сменился главный тренер. В итоге Василий Карасев взял в Словению половину студенческой сборной, с которой только что выиграл Универсиаду — в том числе вас.

— Это было максимально неожиданно. Приехали с Аленой на Кипр отдыхать. А через пару дней должны были подъехать друзья — мой партнер по «Триумфу» Артем Вихров с супругой. И вроде радоваться надо, что вызвали в сборную: «Вы где сейчас? Назовите ближайший аэропорт, купим билет на завтра». Уже настроился на отдых, даже прилетел — и тут тебе говорят, что отпуск закончился, не начавшись. Внутри я радуюсь, а снаружи непонятно, как себя вести. И вот прилетают довольные Вихровы: «Ну что, где уже успели погулять, что посмотрели? А чего вы такие грустные?» Отвечаю: «Я не грустный. Аленка грустная, я нет». Вечер с ними посидел, сказал «спасибо за компанию», лег спать и утром улетел сразу на сбор, куда-то в Италию. Пришлось кого-то из пацанов просить подвезти кроссовки, форму.

Василий Карасев и Евгений Валиев / Фото: © РИА Новости / Алексей Филиппов

— С одной стороны, круто, что вы поехали со сборной на Евробаскет. С другой — там наша команда впервые в истории не вышла из группы. Какие воспоминания остались?

— И хорошие, и плохие. Все-таки я попал в сборную, но выступили неудачно. Причины? Наверное, было мало времени на подготовку после Универсиады. Теперь уже сложно вспомнить.

— Не обидно слышать, что сейчас вы в сборной, потому что много травмированных? В отборе на ЧМ-2019 команда тоже часто выступала полурезервным составом — без игроков ЦСКА и «Химок». Были мысли, что вам скажут «спасибо за отбор» — и возьмут в Китай кого-то другого?

— Честно говоря, пока играли квалификацию, именно так и думал. Что с приездом всех лидеров мои шансы на попадание в заявку сильно уменьшались. Но летом приехал на сборы уже с другим настроем. Хочется доказать не только себе, но и всем, что не зря здесь оказался. И что я в сборной России потому, что заслужил это, а не потому, что заменяю кого-то травмированного.

Читайте также:

Нет связи