Формула-1

В «Феррари» сложился взрывоопасный дуэт. В 1980-х похожая ситуация привела к катастрофе и отбросила скудерию на десятилетия назад

Карлос Сайнс превзошел ожидания итальянцев. И они не очень понимают, что с этим делать.

Домашний Гран-при в Монце этого года запомнился для «Феррари» не только болезненным триумфом конкурентов из «Макларена», но, по слухам, и серьезным конфликтом между шефом команды Маттиа Бинотто и пилотом Шарлем Леклером. 

Невероятной новостью из стана «красных» поделился местный обозреватель «Формулы-1» Антонио Гранато, чьи источники сообщили, что после перепалки с начальством Шарлю пришлось сняться с первой практики с приступами мигрени и тошноты (монегаск действительно завершил пятничную тренировку досрочно, сообщив по радио о недомогании — прим. «Матч ТВ»). Поводом для разговора на повышенных тонах якобы стало решение Бинотто развивать новую машину, исходя из требований напарника Леклера, испанского гонщика Карлоса Сайнса. Правда, тот факт, что сенсационное сообщение полностью проигнорировали все профильные издания, говорит о его крайне сомнительной достоверности.

Гораздо меньше сомнений вызывает форма, которую Сайнс набрал по ходу текущего сезона. Новичок «Феррари» уже обошел в личном зачете своего товарища по команде, проводящего в скудерии третий год, и успел взять три подиума против одного у Леклера. Успехи Карлоса не значат, что теперь все станут работать только на него. При Бинотто команда в целом уходит от деления на первого и второго номера. В приоритете теперь победы всей легендарной марки (например, в кубке конструкторов), а не отдельных личностей, о чем открыто заявляет босс «Феррари».

«Я всегда говорю своим парням, что намного важнее быть «Феррари», чем побеждать, потому что победы — это лишь следствие. В качестве примера я привожу Жиля Вильнева, который был фантастическим гонщиком, хоть и выиграл совсем немного» — сказал Бинотто в недавнем интервью The Guardian.

Похоже, глава скудерии забыл, что карьера, равно как и жизнь знаменитого гонщика, оборвалась из-за конфликта с напарником, а чтобы пережить ту потерю, «Феррари» понадобилось почти два десятка лет.

Стравливать собственных пилотов — давняя традиция «Феррари». Она закончилась при Шумахере

Энцо Феррари всегда ставил машину превыше любого гонщика. На первом месте для него шла собственная фамилия, а уже потом фамилии тех, кто одерживал победы за рулем алых болидов. Таким подходом Феррари заставлял подчиненных выкладываться по максимуму, чтобы выиграть конкуренцию друг у друга. Если техника была на уровне, то скудерия гарантированно брала кубок конструкторов, а личные титулы были не особенно интересны коммендаторе. Для дополнительной острастки Феррари регулярно натравливал одного гонщика на другого, о чем рассказывал известный конструктор и участник автомарафонов Кэролл Шелби, знакомый многим по фильму «Форд против Феррари»:

«Феррари предлагал мне в 1954-м, 1956-м, 1957-м и 1958-м выступать за него. Но я никогда не хотел этого, потому что если вы спросите гонщиков [которые ездили в его команде], то узнаете, что он как бы стравливал их друг с другом. Феррари мог сказать [Луиджи] Муссо — «почему [Эудженио] Кастеллотти говорит про тебя плохо? Я думал, вы друзья». А затем прийти к Кастеллотти и сделать то же самое»

С интригами было покончено только после смерти Феррари и прихода иностранного менеджмента в середине 1990-х. Француз Жан Тодт, назначенный рулить «Феррари» вместо итальянских специалистов, быстро построил команду вокруг еще двукратного чемпиона мира Михаэля Шумахера. В скудерии ввели четкое деление на лидера и беспрекословно подчиняющегося напарника. Эдди Ирвайн, а затем Рубенс Баррикелло и Фелипе Масса всегда пропускали Шуми вперед, заодно сдерживая его конкурентов. Единственным исключением стал 1999 год, когда немец выбыл из-за травмы, и лидерство временно отошло Ирвайну. Жесткое распределение ролей принесло «Феррари» пять чемпионских титулов подряд после более чем двадцати лет затишья.

С уходом Шумахера правило первого и второго номера в скудерии стали соблюдать не так явно. Некоторым, как Фернандо Алонсо, хватало характера, чтобы отстоять роль лидера, но справлялись не все. Показательным стал Гран-при Германии 2018 года, на котором Кими Райкконен не пропускал своего напарника Себастьяна Феттеля почти до самого финиша, а команда никак не решалась приказать пилотам поменяться местами. В итоге на изношенных шинах Себ не смог уйти в отрыв от Льюиса Хэмилтона, а затем и вовсе вылетел, проиграв гонку и вместе с ней борьбу за чемпионство.

Себастьян Феттель / Фото: © Getty Images / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

Окончательно систему субординации в «Феррари» сломал Шарль Леклер. В свой первый же сезон за «красных» 20-летний новичок переиграл титулованного напарника и условного лидера команды Феттеля по всем статьям. Руководство даже закрыло глаза на резонансное столкновение между Леклером и Феттелем в Бразилии. Спорная авария, которая стоила гонки обоим пилотам, не поставила точку в карьере юного монегаска, а скорее приблизила уход из команды его опытного коллеги. 2020-й Шарль начал в роли главной надежды «Феррари», в то время как Феттеля заранее попросили на выход.

С помощью Сайнса «Феррари» планировала держать под контролем сразу обоих гонщиков

Еще до старта чемпионата-2020 в Маранелло заявили, что со следующего сезона берут на место Феттеля Карлоса Сайнса — гонщика с довольно скромными достижениями. На тот момент в активе Карлоса был всего один подиум за «Макларен», а ключевую роль в принятии решения сыграл другой фактор. По данным итальянских СМИ, контракт с Сайнсом обходится «Феррари» не более, чем в 6,5 миллиона евро ежегодно, в то время как на зарплату Феттеля каждый сезон уходили астрономические 36 миллионов. В условиях пандемии и падения доходов экономия оказалась очень кстати, а испанец, который еще пару лет назад едва не остался без места в «Формуле-1», вероятно был единственным из претендентов, кто принял новые условия.

Отсутствие побед и сложную гоночную судьбу Сайнса в «Феррари» тоже могли расценить как плюс. Требовать результатов от пилота, не выигравшего ни единого Гран-при, гораздо легче, чем от четырехкратного чемпиона мира. Кроме того, стабильность и неплохой средний уровень Карлоса должны были стать дополнительной мотивацией для Леклера, который последние два года провел без серьезной конкуренции со стороны напарника. Возглавивший скудерию в 2019-м Маттиа Бинотто явно решил вернуть команду ко временам Энцо Феррари, когда гонщикам не давали особо расслабиться.

Однако реальность пошла вразрез с ожиданиями. Адаптация Сайнса прошла достаточно быстро, а фирменная стабильность со временем позволила ему опережать Леклера. Будучи безусловно более классным пилотом Шарль превосходит напарника по чистой скорости, но более рискованный пилотаж чаще приводит к ошибкам, из-за которых монегаск не добирает очков. Если Леклер не разбивает машину, то в гонках Сайнс лишь изредка может подобраться к нему, как это было в Монце. И наоборот — в дни, когда Леклер пытается совершить невозможное, Карлосу хватает самообладания, чтобы без происшествий доехать до финиша и даже до подиума. Пока ставки невелики, обоим скорее всего удастся избежать конфликтов на трассе и вне ее. Но любая ситуация, в которой напарникам придется сражаться друг против друга без вмешательства команды, может привести к непоправимым последствиям, как показывает история.

Конфликт гонщиков уже заканчивался для «Феррари» затяжным кризисом

Ситуация, во многом похожая на нынешнюю, сложилась в «Феррари» в начале 1980-х. В 1981 году в пару к любимцу тиффози Жилю Вильневу пригласили Дидье Пирони. До переезда в Италию Пирони показал себя опытным и стабильным пилотом, но несмотря на победы и подиумы не поднимался выше середняков «Формулы-1». В скудерии француз должен был сменить провалившегося чемпиона мира Джоди Шектера и вместе с Вильневым вернуть команду обратно на вершину после одного из худших сезонов в истории. Шанс представился через год, в 1982-м, когда «Феррари» подготовила сильнейший болид в пелотоне, и титул чемпиона по всем раскладам должны были разыграть напарники по команде.

https://twitter.com/VintageLastFlag/status/1389570535399456774

Роковую роль в дальнейших событиях сыграли амбиции гонщиков и отсутствие четкой иерархии в команде. Вице-чемпион мира Вильнев считал, что Пирони в спорных моментах обязан уступать, но у новичка было свое мнение на этот счет. Это привело к тому, что на Гран-при Сан-Марино оба по своему поняли приказ команды удерживать позиции. Вместо того, чтобы спокойно проследовать к финишу, две лидирующие «Феррари» начали играть в кошки-мышки, причем Вильнев всерьез полагал, что напарник просто развлекает зрителей и в конце отдаст ему победу. На последнем круге Пирони все же атаковал товарища в единственном возможном месте и выиграл гонку. Вильнев расценил поступок друга как предательство, настроил против Пирони журналистов и поклялся никогда больше не разговаривать с ним. Обещание оказалось пророческим, когда на следующем этапе в бельгийском Зольдере Жиль погиб в квалификации, пытаясь перекрыть время Пирони.

Сам Дидье, несмотря на давление из-за гибели Вильнева, смог продолжить борьбу и почти выиграл тот чемпионат. Ему помешала авария в Хоккенхайме, в которой он получил тяжелые переломы ног, после чего уже не смог вернуться в гонки. Потеряв двух талантливых пилотов с разницей всего в три месяца, «Феррари» так и не смогла найти им достойную замену. Следующие три сезона итальянцы все еще располагали конкурентным болидом, но довести его до титула было некому. «Феррари» постепенно сдавала позиции английским коллективам и добилась новых трофеев только на рубеже 2000-х.

Успех Сайнса может загнать карьеру Леклера в тупик. За пределами «Феррари» Шарль вряд ли поборется за титул

Параллели с историей Вильнева и Пирони показывают, что равновесие в нынешней «Феррари» может оказаться очень шатким. Если Карлос Сайнс продолжит демонстрировать хладнокровие и раз за разом приезжать на подиум пока Шарль Леклер будет ошибаться, то это в первую очередь скажется на настрое последнего.

Шарль не привык уступать напарникам и тем более видеть, как они добиваются успеха с помощью прямо противоположного подхода. По своему складу Леклер — художник, который превращает каждую победу в наполненный драмой перформанс. Его триумфы в Спа и Монце в 2019-м произвели безусловное впечатление на болельщиков, но рискуют померкнуть, если монегаск не научится побеждать в более прагматичном ключе. В противном случае Леклер может «сломаться» и вылететь из «Феррари», где по новым правилам, больше не принято ценить прежние заслуги. Сможет ли подавленный гонщик найти вариант в других топ-командах и в целом бороться за победы вызывает вопросы. Решающими здесь станет потенциал нового болида «Феррари» и готовность руководства «расцепить» своих гонщиков в случае конфликта, а не пустить все на самотек, как раньше.

Конфликт Пирони и Вильнева завершился трагедией, но было трогательное послесловие

История получится неполной, если не упомянуть дальнейшую судьбы Дидье Пирони. Он пережил своего друга и напарника Жиля Вильнева всего на пять лет. Из-за травм Пирони не мог управлять машиной «Формулы-1» и ушел в гонки на моторных лодках. Во время заезда в Ла-Манше его катер перевернулся от волны проходившего мимо танкера и похоронил весь экипаж, включая бывшего гонщика «Феррари». На тот момент девушка Пирони была беременна двойней и назвала родившихся мальчишек Дидье и Жилем в честь своего возлюбленного и его товарища. Жиль Пирони по-своему смог продолжить династию в «Формуле-1» — парень стал инженером Льюиса Хэмилтона в «Мерседесе». На прошлогоднем Гран-при Великобритании фамилия Пирони вновь вернулась на подиум «королевских гонок», когда Жиль вышел получать победный кубок.