Формула-1

Культовая трасса, полная ловушек. Разбираем Имолу вместе с Сергеем Сироткиным

Наш пилот «Формулы-1» объяснил, почему обгонять здесь не легче, чем в Монако

Уже второй раз за последние полгода «Формула-1» возвращается на автодром имени Энцо и Дино Феррари в Имоле. Как и в ноябре 2020-го приезд вызван непрекращающейся пандемией коронавируса, из-за чего организаторам пришлось вновь перекраивать календарь чемпионата и «затыкать» итальянским треком отмененные этапы.

В среде болельщиков к Имоле неоднозначное отношение. В разное время на фоне живописных пейзажей Эмилии-Романьи творились по-настоящему знаковые для истории автоспорта события. Но по мере развития «Формулы-1» узкая и сложная в пилотаже трасса становилась все менее зрелищной. С подачи журналистов Имолу начали сравнивать с городским этапом в Монако, настолько «необгонными» получались местные Гран-при. Даже сами пилоты накануне возвращения трека в 2020-м призывали не ждать от них особой борьбы во время гонки.

— Определенно это будет не лучшая трасса для нас, слишком скоростная. […] очень узкая — людям будет очень сложно обгонять, — делился тогда мнением Льюис Хэмилтон.

Одновременно с этим гонщики признавались, что испытывают настоящее удовольствие от вождения здесь, несмотря на требовательный характер трассы. Разобраться с этим противоречием нам помог пилот программы SMP Racing Сергей Сироткин, выступавший в «Формуле-1» за команду «Уильямс», а в прошлом году вернувшийся в Имолу для гонок GT.

Сергей Сироткин / Фото: © NurPhoto / Contributor / NurPhoto / Gettyimages.ru

Обгонять в Имоле сложно не потому, что она узкая, а из-за того, что быстрая

Проблему обгонов в Имоле часто связывают с недостаточной шириной этого трека, из-за чего современным распластанным болидам «Формулы-1» просто не хватает места, чтобы разъехаться. Тем не менее, наблюдая за гонками в трансляциях, мы упускаем из виду другой важный момент.

— Имола — необгонная трасса, потому что на ней нет сочетания длинных прямых и медленных поворотов. Они здесь достаточно короткие, прямые и быстрые, в них недостает разницы в скорости и замедлении, чтобы попытаться кого-то перетормозить и обогнать, — объясняет Сергей с точки зрения гонщика.

То есть длина прямых в Имоле едва позволяет догнать или обойти соперника. А из-за среднескоростных поворотов пилоты реже сбрасывают газ и достать здесь кого-то на торможении, не говоря уже о том, чтобы обогнать, не получится — преследуемая машина продолжит уезжать от тебя почти как по прямой. Кроме того в таких поворотах, по словам Сироткина, трудно приблизиться для атаки — мешает усиливающийся эффект грязного воздуха от аэродинамики болида впереди.

https://www.instagram.com/p/CHTI_13F6dv/

Насколько важным для яркой борьбы является сочетание длинных прямых и медленных поворотов, Сергей показал на примере другой итальянской трассы в Монце (где Сироткин был в десятке лучших на Гран-при Италии 2018-го — прим.):

— С одной стороны, Монца и Имола чем-то похожи. Они сохранили олдскульные черты, свой характер. И там, и там не так много зон вылета, поэтому они требовательны к стилю пилотажа. В то же время они противоположны друг другу. В Монце длинные прямые, жесткие торможения, что позволяет проводить красивые гонки. А Имола — среднескоростная трасса, где на первое место выходит максимально быстрое прохождение поворота, поддержание высокого темпа на протяжении всего круга. Их скоростные характеристики сильно отличаются, но характер трасс в чем-то похож.

Авария Сенны разрушила архитектуру трассы

Проложенная еще в начале 1950-х по дорогам общего пользования, трасса претерпела за свою историю множество изменений и доработок. Наиболее масштабные стройки проводились здесь трижды. Первую приурочили к дебюту в «королевских гонках» в конце 1970-х. Тогда Имолу переделали в стационарный автодром, соответствующий стандартам «Формулы-1».

Следующая реконструкция была вызвана печально известным Гран-при Сан-Марино 1994-го. В ответ на гибель Роланда Ратценбергера и Айртона Сенны, владельцы трассы организовали срочную перепланировку. Эти действия по сути «сломали» архитектуру всего трека, лишив его тех самых сочетаний из длинных прямых и медленных поворотов. Так вираж «Тамбурелло», в который плавно переходила прямая старт-финиш, стал скоростной эской. Опасный поворот, где до гибели Сенны регулярно случались серьезные аварии, увели резко влево, расширив гравийную зону вылета перед стеной. По другому решить проблему было нельзя — в этом месте трасса упиралась в протекающую рядом реку Сантерно.

https://www.instagram.com/p/CHBTsbnpy4H/

Кроме «Тамбурелло» был перестроен шедший следом поворот «Вильнев», в котором разбился Роланд Ратценбергер. Вместо скоростного излома здесь тоже сделали шикану. Интересно, что поворот был назван в честь кумира тиффози Жиля Вильнева еще при его жизни, после того как пилот «Феррари» попал здесь в тяжелую аварию. Тогда этот участок трассы оставили без изменений.

По итогам реконструкции 1994 года Имола лишилась быстрого первого сектора, который пилоты проходили «газ в пол» вплоть до медленного третьего поворота «Тосса». В прошлом как раз этот отрезок служил местом наиболее эффектных дуэлей во время гонок.

Одним из самых памятных моментов, связанных с «Тоссой», стал маневр Дидье Пирони против уже упомянутого Вильнева в 1982-м. В том заезде Пирони вопреки приказу «Феррари» обогнал шедшего первым напарника и выиграл Гран-при. После финиша Вильнев обвинил француза в предательстве и устроил демарш на подиуме. Бывшие друзья не успели примириться, потому что две недели спустя Вильнев трагически погиб в квалификации перед следующей гонкой.

https://twitter.com/Sport__Reporter/status/1196100875976167425

Похожая история произошла семь лет спустя с Аленом Простом и Айртоном Сенной, когда оба выступали за «Макларен». Как позднее рассказывал Прост, перед сезоном 1989-го он заключил с Айртоном джентльменское соглашение, о том, что из них двоих гонки будет выигрывать тот, кто быстрее окажется в первом повороте. В Имоле Сенна нарушил уговор, после рестарта пройдя Проста в «Тоссе» (гонку останавливали из-за аварии Герхарда Бергера), чем положил начало их вражде.

Во время третьей и пока что последней реконструкции трассы в конце 2000-х Имоле частично вернули скоростной отрезок, сдвинув его за стартовую прямую, перед которой убрали шикану «Варианте Басса». Теперь на выходе из последнего медленного поворота в «Ривацце» гонщики начинают долгий разгон вплоть до «Тамбурелло» (здесь же расположена единственная зона DRS).

После масштабной перестройки модернизация автодрома не закончилась. Выступавший в Имоле еще в младших формулах, Сергей Сироткин вернулся сюда в 2020-м почти десять лет спустя и перед гонкой чемпионата FIA GT World Challenge Europe в прошлом июле трассу ему пришлось осваивать с нуля:

— Еще в 2010–2011 годах и даже, наверное, в 2012-м у меня был опыт пилотирования на этой трассе за рулем младших «формул», в том числе на старой машине «Формулы-3». Но надо понимать, что та трасса была еще до реконструкции: там было другое полотно, более абразивный, кочковатый асфальт, совершенно иначе выглядели поребрики, с ними шутки были плохи. Сейчас все-таки трасса приведена к более жестким стандартам «Формулы-1». И дорожное полотно сменилось, и поребрики теперь позволяют гораздо больше атаковать без особого риска потери машины. […] В чем-то Имола чуть потеряла, но в целом характер сохранился. […] на трассе, которая теперь имеет именно такой вид, в том году приходилось начинать с нуля.

https://www.instagram.com/p/CDEs20ziwPL/

Трасса, где легко совершить ошибку

Бесконечные попытки замедлить и обезопасить Имолу никак не сказались на ее главной особенности. Этот трек остается исключительно требовательным к мастерству пилота и его умению работать с настройками машины. Допустить ошибку здесь могут как неопытный новичок, так и многократный чемпион, а ловушкой оказываются даже ориентиры, которые расположены с противоположной поворотам стороны. Например, гонка 1991-го закончилась для трехкратного на тот момент победителя серии Алена Проста уже на прогревочном круге, когда его болид развернуло на мокром после дождя асфальте.

https://twitter.com/F1/status/1321874942883991553

— В этом как раз и заключается особенность таких олдскульных трасс: на них есть сразу много моментов, с которыми предстоит одновременно работать. И с резиной из-за нового асфальта, и с поребриками, и с точностью в скоростных поворотах, и с необходимостью точной настройки баланса машины, потому что в разных местах трасса достаточно требовательная к ним, причем по-разному требовательная. В этом ее главная трудность и заключается, она много всего требует от пилота и команды, — делится своим опытом Сергей.

И, как ни странно, сложность трассы в Имоле является ее главным козырем в глазах гонщиков, ведь где, как не здесь они могут показать все, на что способны.

— Кайф Имолы в другом — в более квалификационном пилотаже по чуть более олдскульной по сравнению с другими трассе, — резюмирует Сироткин.

Напомним, что прямую трансляцию квалификации Гран-при Италии вы сможете посмотреть 17 апреля, начиная с 14:50 по Москве на «Матч ТВ»:

Открыть видео