Формула 1

«Квят — не чемпион. Он сам не верит, что может им стать». Сергей Злобин — о старте сезона «Ф-1» и перспективах российских пилотов

Первый российский пилот в «Формуле-1» Сергей Злобин в интервью «Матч ТВ» поделился мнением о недовольстве Себастьяна Феттеля по поводу условий нового контракта с «Феррари», возможном возвращении в скудерию Фернандо Алонсо, проведении первых пяти этапов сезона в Австрии и Сильверстоуне, а также о будущем Даниила Квята и Роберта Шварцмана.

Первый российский пилот в «Формуле-1» Сергей Злобин в интервью «Матч ТВ» поделился мнением о недовольстве Себастьяна Феттеля по поводу условий нового контракта с «Феррари», возможном возвращении в скудерию Фернандо Алонсо, проведении первых пяти этапов сезона в Австрии и Сильверстоуне, а также о будущем Даниила Квята и Роберта Шварцмана.

— Руководство «Формулы-1» все же планирует начать сезон-2020 в июле. Первые пять гонок должны пройти в Австрии и Великобритании…

— «Ф-1» должна стартовать. Проблема только в том, что в связи с этой паузой образовался большой пробел, и надо догонять. А сколько может пройти этапов в этом году — это пальцем в небо. Допустим, скажут, что все, можно выезжать, а 50% команд ответят, что гоняться им уже не на что, и начнется сокращение этапов не из-за коронавируса, а по другим причинам. А что касается, проведения двух этапов на «Ред Булл Ринге» и трех в Сильверстоуне, то это не самые плохие трассы. Как говорится, лучше плохо ехать, чем хорошо идти. Но будет это, конечно, скучновато. Почему пять гонок планируют провести именно на этих трассах? Не думаю, что в данном случае это связано с готовностью принять гонки в той или иной стране. Трасса в Шпильберге принадлежит «Ред Буллу», у них на каждый год запланирована огромная PR-кампания: шоу с самолетами, «Дакар» и так далее. Я так понимаю, при нынешних обстоятельствах высвободилось немало средств, которые теперь не надо на эти вещи тратить. Так что доктор Хельмут Марко имеет полное основание выступать с такими заявлениями. Что касается Сильверстоуна, то многие команды базируются неподалеку от этой трассы. Поэтому проще скинуться и оплатить аренду автодрома, чем тратить большие деньги на логистику и поездку в какую-то другую страну. Это вполне объяснимо. Для многих это будет домашний этап.

— Коронавирус унес жизнь отца российского гонщика программы SMP Racing и академии «Феррари» Роберта Шварцмана. Как теперь сложится карьера пилота, которого считают кандидатом на попадание в «Ф-1»?

— Это очень печально. Когда я был спортивным директором в SMP Racing, Михаил сказал, что готов заплатить свои деньги и сделать вместе с AF Corse команду «Формулы-3», чтобы Роберт поехал. Я взял видеозаписи Шварцмана, пришел к Борису Ротенбергу. Мы сели за ноутбук. Говорю: «Борис Романович, он хочет даже за собственные деньги сделать команду. Возьмите под свой контроль. Поверьте мне, быстрее мальчика в России сейчас нет. «Физику» подтянем — хорошо все будет». Ротенберг дал добро, но сказал, что под мою ответственность. Все было хорошо, Роберт показывал высокий результат. Хотя между руководителями различных подразделений SMP Racing было достаточно разногласий. Позже парня взяли в академию «Феррари». Все связи со скудерией были так или иначе через меня. Я бился за него. Но, как попали в академию, они мне даже ни разу не позвонили.

Я первый раз за «Феррари» поехал в 2000-м году. И попадал в «Минарди» не с улицы — у меня был Габриэле Сарразин. Этот человек мне сказал: «Сергей, надо иметь талант, деньги и связи. Если одной из этих составляющих нет, в «Ф-1» ты не поедешь». Не знаю, насколько у меня было денег и таланта в 32 года, но связи были. Поэтому о Шварцмане скажу так: денег нет, связей — тоже, а одного таланта мало. Да и в качестве тренера у него должен быть не Виталий Петров, а более четкий человек.

— Несмотря на затянувшееся межсезонье, новостей вокруг контрактов в «Ф-1» немало. И главным ньюсмекером здесь является Себастьян Феттель, который не готов пойти на уменьшение зарплаты по новому контракту с «Феррари», назвав ее насмешкой.

— Ну, капризы. Видит, что мальчик-монегаск хорошо едет — ему плохо. Говорит: «Дайте 40 миллионов!». Я бы просто его отправил на все четыре стороны. Там есть люди, которые едут быстрее. Я болел за Себа и радовался его успехам, но в последнее время у него явно какой-то сбой произошел. Казалось бы, и звездной болезни нет, но ведет себя подобно капризной барышне. Не знаю, что он так упорно требует? Там есть и более интересные молодые гонщики. Леклер и Ферстаппен, например. Два молодых и дерзких в «Феррари» — это был бы интересный дуэт. Компьютерные ребята. Феттелю, может быть, в чем-то сложновато приходится. Он все-таки где-то и на старых машинах привык ездить. Себ знает, где сцепление, где передачу переключить. Современные болиды очень сложные. Это реально какое-то новое состояние. Поэтому Феттелю приходится сложнее, чем его напарнику.

— По слухам, Феттеля в «Феррари» может заменить бывший пилот скудерии Фернандо Алонсо.

— Боюсь, на этом карьера Алонсо и закончится. С его стороны это будет ошибкой. От добра добра не ищут. Сейчас ему платят просто огромные деньги. Человек попал в финансовый рай. Фернандо в свое время обрел шанс в «Формуле-1», использовал его, затем отпустил — не надо туда возвращаться. Чуда не будет. Да и не думаю, что Алонсо согласится. Он все-таки очень разумный человек.

— Скудерию называют и одним из возможных вариантов продолжения карьеры Льюиса Хэмилтона.

— Честно говоря, я Хэмилтона особо никогда всерьез не воспринимал. В последнее время, правда, зауважал его. Поначалу его просто за уши в команде тащили, опекали. Сейчас он стал ехать очень здорово. Но на это ушло лет десять. И в каких командах! Посади любого более-менее способного мальчика в «Феррари» или «Мерседес», через два года он начнет бороться за титул чемпиона мира, а за десять лет его вообще никто не догонит. Говорить о Хэмилтоне мне не очень интересно.

— В одной из наших бесед вы отметили, что вам не очень интересно говорить и о Квяте.

— Обсуждать интересно тех, кто будет выигрывать гонки и бороться за титул. А таких пилотов, как Квят, довольно много. Что здесь обсуждать? Давайте посмотрим на тренировки Леклера и Ферстаппена: 250 км в день велосипед, 10 — бегом и так далее. Что Квят-то делает? Если пятерочку пробежал, размялся — хорошо. Это изначально не чемпион. Видно, что он не верит в то, что будет чемпионом. Я уверен, что и сейчас, во время этого простоя, Леклер и Ферстаппен пашут с утра до ночи: симуляторы, физическая подготовка. Они приедут на Гран-при жадные до гонок, будут рвать и метать. Квят этого делать не будет. Он будет спокойно сидеть на месте.