Трансляции
Чемпионат мира по футболу FIFA™
live
02:05 Футбол. Чемпионат мира-2018. Матч за 3-е место. Трансляция из Санкт-Петербурга. Бельгия - Англия [0+]
02:05
Футбол. Чемпионат мира-2018. Матч за 3-е место. Трансляция из Санкт-Петербурга. Бельгия - Англия [0+]
04:05
Лучшие голы ЧМ-2018. [12+]
04:35
Эмоции ЧМ-2018. [12+]
05:05
Хулиган. [16+]
06:30
По России с футболом. [12+]
07:00
Новости.
07:05
Все на Матч!.
08:55
Новости.
09:00
Город футбола: Волгоград. [12+]
09:20
Футбол. Чемпионат мира-2018. Финал. Трансляция из Москвы. Франция - Хорватия [0+]
12:00
Тотальный футбол. [12+]
13:20
Новости.
13:25
Россия-2018 - навсегда. [12+]
14:25
Новости.
14:30
Все на Матч!.
14:55
Водное поло. Чемпионат Европы. Женщины. Прямая трансляция из Испании. Россия - Германия
16:05
Новости.
16:10
Чемпионат мира. Live. [12+]
16:40
Все на Матч!.
17:10
Новости.
17:15
Наш ЧМ. Тенденции. [12+]
18:15
ЧМ-2018. Вспомнить всё.
19:30
Лучшие голы ЧМ-2018. [12+]
20:00
Новости.
20:05
Смешанные единоборства. М-1 Challenge. Трансляция из Оренбурга. А. Дамковский - Д. Исмагулов [16+]
21:50
Новости.
22:00
Профессиональный бокс. Всемирная Суперсерия. 1/2 финала. Трансляция из Латвии. М. Бриедис - А. Усик [16+]
23:00
Все на Матч!.
23:30
Чемпионат мира. Live. [12+]
00:00
Полицейская история. [12+]

Ринас Ахмадеев: «В сборной меня не любят, а я считаю, что ВФЛА нужно разогнать»

Сергей Лисин
27 мая 09:35
Ринас Ахмадеев: «В сборной меня не любят, а я считаю, что ВФЛА нужно разогнать»
Победитель московского полумарафона – о дистанции, зарплате тренера, беговом буме и развале выносливости в России.

Московский полумарафон, который проходил 20 мая под непрекращающимся дождем, выиграл Ринас Ахмадеев из Татарстана. Почти сразу же после этого он улетел в Киргизию, затем там закрутился и мы не сразу созвонились, затем закрутился автор, поэтому интервью выпускаем только сейчас. Простите Ринас, простите читатели.

https://www.instagram.com/p/Bi_2hFDhKvV/

Погода была идеальной

– Всю дистанцию лил дождь, такая погода для вас комфортна или же предпочли бы бежать по сухому?

– Можно сказать, погода была идеальной. Этот небольшой моросящий дождь даже сыграл на руку, никакого перегрева по дистанции не было. Ребята сетовали на ветерок, но я его, если честно, не почувствовал.

– Компания, которая собралась на дистанции, помогла достичь результата или же могли сольно так пробежать?

– Думаю, мог и сольно, потому что в прошлом году я две «половинки» уложил в это время, а сейчас готов лучше, чем тогда. И такой результат ожидался, хотя, конечно, с ребятами бежать было повеселее.

– На каком-то отрезке вы со Степаном Киселевым, который в итоге финишировал третьим, шли ноздря в ноздрю, насколько это было неудобно или, наоборот, добавило азарта?

– Каждый километр мы отсекали на пульсометрах, знали скорость, Сергей Ночевный рядом ехал на мотоцикле и подсказывал по графику и отставаниям. На последних трех километрах я уже вышел вперед и контролировал ситуацию, оставляя силы на последние метры.

– Удивило, сколько участников вышло на старт в эту дождливую погоду?

– Да, если честно. После разворота мы встретились с любителями, которые отстали и бежали еще «туда», а мы уже «обратно». Люди текли нескончаемым потоком, это впечатляет. Последние пару лет в Москве начался беговой бум, и такое количество участников и зрителей очень вдохновляет. А вообще до того как нас (ВФЛА) забанили, мне удалось в Европе зацепить пару пробегов. Там такая мощная поддержка, что ты бежишь, как окрыленный, и медленно сбегать просто не получается, тебя словно подталкивают в спину болельщики.

Тренера вижу четыре раза в год

– По поводу бана ВФЛА. Вы подавали заявку на международный допуск в IAAF?

– Да, дважды. Но ответа не последовало. Они как-то непонятно допускают людей, наблюдается тенденция, что представителям технических видов отдается предпочтение перед бегунами. Но, мне кажется, я знаю, к чему могли придраться в моем случае. В пуле тестирования я уже давно, тут все в порядке. Но дело в том, что меня очень мало проверяют. За последние два года я не сдал ни одной внесоревновательной пробы и всего две соревновательные, первую в прошлом сентябре на ЧР по полумарафону, а вторую сейчас, на московском полумарафоне. Недавно мы бежали десять километров на «Гераклионе» и показали неплохие результаты, я был вторым. Но проверили победителя, Игоря Максимова, и еще спортсмена, который сошел, а меня проигнорировали. То есть я со своей стороны все делаю, постоянно доступен для тестирования, не убегаю, не прячусь. Просто не проверяют.

– В этом сезоне подготовка шла по стандартной схеме или произошли какие-то изменения?

– Были изменения, потому что готовился как к стадионным дистанциям, пять и десять километров, так и к полумарафону. Нужно было найти в тренировках золотую середину, и мой наставник Игорь Жаворонок долго над этим думал. На данный момент, полагаю, что все получилось, хотя я не совсем доволен результатом – хотелось разменять 63 минуты.

– В этом году народ ездил в Кению, а вы – нет. Где провели горную подготовку?

– После зимнего ЧР я на четыре дня заехал домой и сразу же отправился тренироваться в Киргизию. Езжу туда уже много лет, после возвращения мне бежится комфортно, могу стартовать сразу же, на первые сутки, могу – на третьи. У меня нет проблем с реакклиматизацией после гор.

– Игорь Жаворонок работает в Белоруссии. Как организована ежедневная рутина, учитывая, что тренер не рядом?

– Работа идет онлайн, каждый день мы созваниваемся. Он все отслеживает, интересуется самочувствием и деталями. Видимся мы нечасто, за год раза четыре. Выезжает на сборы он редко, потому что помимо тренерской работы занимается еще и другими делами. У него достаточно сильная группа, одна из воспитанниц, Света Куделич, была второй на зимнем ЧЕ в 2015 году, а зарплата тренера – порядка двухсот долларов. Поэтому приходится совмещать, из-за этого он не может часто выезжать.

– Вы ему платите за работу?

– У нас договоренность, он получает проценты от призовых. Если не считать этого, работает со мной бесплатно.

https://www.instagram.com/p/BcjpLjvAa_2/

На сборах готовлю сам

– Откуда деньги на тренировки и жизнь?

– Основное финансирование обеспечивает Татарстан. В сборной меня не любят, потому что тренируюсь не у российского тренера и бегаю пробеги, например, этот полумарафон. А у нас руководство сборной команды зациклено на одном – бегать только на стадионах, под это все заточено. Но ведь мировая практика показывает, что спортсмены высокого класса одинаково успешно в рамках одного сезона могут выступать как на дорожке, так и на шоссе. То есть для них в этом нет проблемы, а вот для нас – почему-то есть.

– Сколько себя помню, ваша родина, Татарстан, всегда представлена в выносливости очень сильно. Это особенность школы или нации?

– Со времен СССР у нас было много именитых спортсменов в беге на выносливость. Братья Стариковы, Равиль Кашапов, Пермитины и другие. Так что да, школа сильная и с хорошими традициями.

– Конор Макгрегор сказал однажды, что ирландцы любят боль и поэтому так успешны в боксе и MMA. Представители Татарстана и титульной его нации крайне успешны в выносливости. Вы любите пострадать, преодолевая усталость?

– (Смеется.) Да, наверное, есть такое, учитывая сколько спортсменов из Татарстана сейчас хорошо выступают.

– Для многих стайеров проблемой является контроль веса, борьба с чувством голода, отказ от вкусной, но жирной еды. Насколько это актуально для вас?

– У меня достаточно сухое телосложение, за межсезонье я набираю два-три килограмма, но это даже плюс, потому что после возобновления тренировок на этом весе можно хорошо поработать, а затем за пару месяцев вернуться в боевой и стартовать.

– У вас национальная кухня, насколько помню, такая, что можно набирать по килограмму в день. Сложно дома питаться?

– Вырос я на маминых пирожках, конечно, но сейчас все под контролем. Вообще на сборах всегда сам готовлю и слежу за качеством питания. Тяги к сладкому у меня нет, и я достаточно спокойно отношусь к гастрономическим соблазнам.

Бег – это надолго

– Беговой бум, о котором многие говорят, на ваш взгляд, веяние моды или серьезная тенденция, которая сохранится надолго?

– Думаю, это все надолго и будет развиваться с каждым годом все больше и больше. Люди начинают двигаться, и парадоксом тут является то, что, если во всем мире профессионалы своими результатами вытягивают популярность «сверху», то в России любители подталкивают ее «снизу».

– Вам не кажется, что такой резкий рост популярности бега, особенно полумарафонов и марафонов, может привести к огромному количеству травм у неопытных любителей, которым правильную технику никто не ставил?

– Такой риск есть. Но сейчас большинство любителей обращаются к профессионалам за советом. Да и вообще любитель нынче пошел прошаренный, таких, кто бегает сам по себе, очень мало.

– Другая крайность. Люди заморачиваются с пронацией, моделью обуви, выбором пульсометра, тестированиями, спортивным питанием и прочим, а много и регулярно бегать при этом как-то забывают. Есть такое?

– Да, конечно. Сейчас вокруг бега масса информации, рекламы, маркетинга, это все нас окружает. Есть разные модели обуви под каждый тип стопы, человек может подобрать себе ее прямо в магазине, попробовав любую модель на беговой дорожке. Всевозможные гаджеты. Все это нужно использовать, но с умом. Необходимо советоваться с профессионалами, чтобы все-таки пользоваться их многолетним опытом.

Мы отстранены, куда отбираться?

– Как выражается то, что вас не любят в сборной России? Только высказывают недовольство или же ставят палки в колеса?

– Скорее палки в колеса. Последние три года меня постоянно отшивали от сборов национальной команды, сетуя на то, что нет мест или я слишком слабый спортсмен. В общем, придумывали повод. Хорошо, что республика меня поддерживает, так что со сборами проблем нет. Ну и высказывают, конечно, чтобы я заканчивал маяться дурью и бегать за велосипедами, возвращался на дорожку, участвовал в отборах на чемпионаты мира и другие крупные старты. Только вот мы отстранены, куда мы будем отбираться?

К тому же мне нравятся пробеги, все получается, так зачем возвращаться только на дорожку? Наоборот, надеюсь, что в будущем другие спортсмены осознают, что нужно бегать и такие старты, конкуренция вырастет и появится еще больше интереса.

– Тем не менее к летнему ЧР по легкой атлетике в Казани вы готовитесь?

– Конечно. Это основной летний старт для всех нас, кто-то подводится к десяти километрам, кто-то к другим видам.

– Какие цели на этот сезон и на чемпионат?

– В сезоне хотелось бы пробежать десять километров с личным рекордом, близко к 28 минутам. А на ЧР, где я планирую выступить на 5000 и, возможно, на 1500, было бы хорошо оказаться в призах на пяти километрах. Для этого нужно бежать по личному рекорду, из 13 минут 30 секунд. В сентябре собираюсь поехать в Ярославль, на ЧР по полумарафону, и там планирую пробежать из 63 минут, то есть быстрее, чем в Москве. Еще постараюсь выступить на десяти километрах в рамках московского марафона.

– Полный марафон. Планы, цели?

– Это основная цель, как мне кажется, для любого бегуна на выносливость. Но сейчас мне к нему готовиться смысла нет, потому что мы все еще отстранены. А если бежать на результат, то хочется стартовать на одном из крупных марафонов в хорошей компании, подобрав трассу, которая подходит мне по характеристикам. Думаю, если в ближайшие пару лет нас все-таки выпустят, то года через четыре можно хорошо пробежать марафон. А пока что хочется улучшить личные рекорды на классических стадионных дистанциях, 5000 и 10 000. Судя по прошлому сезону, скорость у меня еще не потеряна.

– Марафон из двух часов. Это реально?

– Реально, но в данный момент на это способен только один человек – Элиуд Кипчоге, величайший марафонец современности.

– Вы не стартовали в прошлом году на ЧР, но посмотреть забег на 5000 удалось?

– У меня была грыжа межпозвоночного диска, и я полностью пропустил летний сезон. Но забег, конечно, смотрел в трансляции.

– Тогда его перенесли на полтора часа раньше из-за приезда Медведева, Колобкова, Мутко и мероприятий с их участием…

– Да-да, и ребята изрядно пострадали. Под палящим солнцем бежать пятерку очень сложно, а через полтора часа как раз была бы идеальная погода, и тому же Владимиру Никитину удалось бы пробежать побыстрее, ближе к 13.20, на что он, в принципе, в прошлом году был готов.

https://www.instagram.com/p/BWjSmePlpCW/

Выносливость просто похоронили

– Какие настроения сейчас в мужской выносливости и вообще в легкой атлетике в связи с ситуацией, в которой оказалась ВФЛА? Что люди говорят?

– Мы особо не общаемся на эту тему, если честно. Все работают, решают свои задачи, главная из которых – хорошо выступить на чемпионате России, остаться на ставке на следующий год. Конечно, все ждут и надеются на чудо, что нас выпустят и все будет хорошо.

– Недавно прошла новость о положительной пробе олимпийского чемпиона Пекина на 1500 метров Асбеля Кипропа. Это сильно вас удивило или, может быть, даже расстроило?

– Вообще это было ожидаемо. Я уверен, что есть целая куча спортсменов, о проблемах которых мы узнаем в ближайшие годы.

– Все говорят и о беговом буме, и о новом поколении в нашей выносливости, но при этом российские легкоатлеты-мужчины не могут квалифицироваться на 1500 и 5000 метров на ЧЕ и ЧМ. Даже квалифицироваться! Что нужно делать?

– Сложно сказать. Возможно, люди надеются, что если бы их выпустили, то в хорошей компании все получилось бы очень быстро. А в России как-то не бежится. Нужно договариваться, подбирать старт, на который все наши лидеры приедут бежать на результат. Думаю, тогда все реально. А так, все решают свои задачи, в основном сохранение ставок, и просто бегут на место на ЧР. Вот причина.

– Обидно ли, что мужская выносливость в российской легкой атлетике – самая брошенная дисциплина, вы, как сироты, никому не нужные? Почему так происходит?

– Конечно, обидно. Это началось после развала СССР, потому что до этого мужская выносливость была мощнейшей, а вот затем все исчезло. Раньше котировался чемпионат России по кроссу, были шоссейные старты, а теперь на это забили, неолимпийские виды, и они не поддерживаются регионами и руководством федерации. Выносливость просто похоронили. Если что-то менять, то нужно по-хорошему или уже по-плохому всех разогнать и набрать новый состав руководства ВФЛА, который будет заниматься делом, проводить селекцию, по крупинкам все восстанавливать и создавать. Потому что, как мы видим по событиям последних пары лет, без радикальных мер ничего не поменяется.

Фото: РИА Новости/Сергей Мамонтов, РИА Новости/Евгений Биятов