«Выступаю босиком, мне так удобнее». Невероятная история участницы самого скандального забега

Через санкции без обуви прямиком к олимпийской мечте.
  • Зола Бадд родилась в 1966 году в ЮАР и попала на расцвет санкций, направленных со всего мира против ее страны, не позволявших принимать участие в крупнейших спортивных турнирах, включая Олимпиады
  • На Играх она тем не менее успела выступить — в 1984-м за Великобританию, а спустя восемь лет уже за родную ЮАР. Оба раза она принимала участие в забегах на 3000 метров
  • Из спортивных регалий Бадд можно отметить два золота чемпионатов мира по легкоатлетическому кроссу
  • Но Зола Бадд — гораздо более интересная персона, чем вам могло бы показаться, узнав про ее достижения

История легкой атлетики знает много удивительных судеб, которые заканчивались по-разному: одни триумфами, другие трагедиями. Одна из таких страниц написана маленькой девочкой из Южной Африки Золой Бадд. В середине 80-х она стала, наверное, главной сенсацией женской выносливости, поражая не только своими результатами, но и тем, что в эпоху революции в мире легкоатлетической обуви бегала босиком. 

ЮАР тогда находилась под жесткими санкциями, включающими спорт, и не участвовала в Играх с 1964 года после принятия Генассамблеей ООН резолюции за номером 1761 о политике апартеида, проводимой правительством Южно-Африканской Республики, и чтобы выйти на старт Игр в Лос-Анджелесе-1984, Золе пришлось пройти через огромное количество испытаний, о малой части которых я решил вам рассказать.

Зола Бадд и лежащая в окружении врачей Мэри Дэккер / Фото: © Jayne Kamin-Oncea / Contributor / Getty Images North America / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

Начало

Зола родилась в мае 1966-го и была младшим из пяти детей в бедной семье. Ребенком была тихим, замкнутым. Единственным человеком, с которым она делилась своими эмоциями, являлась вторая по старшинству из трех сестер — Дженни. Когда в 1980-м Дженни умерла от рака, четырнадцатилетней Золе стало совсем не с кем общаться. Семья выживала, детей уже четверо, но все равно родителям было не до задушевных разговоров. Тему смерти Дженни никто не поднимал, ее просто не стало, и все. Зола осталась одна. Единственной отдушиной оказался бег.

Она поднималась в 4 утра и бегала, затем шла в школу, возвращалась, делала домашнее задание и снова шла бегать. Денег на спортивную обувь у семьи Бадд не было, поэтому дочь «расистов-угнетателей» бегала босиком.

В 1982-м в пятнадцать она выиграла 1500 и 3000 на юниорском чемпионате ЮАР, а еще через два года, 5 января 1984-го, в Стелленбоше пробежала пятерку за 15.01,83, установив тот самый мировой рекорд, после которого про нее узнал весь мир и даже московские товарищи.

Рекорд СССР на 5000 среди женщин тогда принадлежал Ирине Бондарчук, был установлен 11 июня 1982-го в Москве и равнялся 15.12,62. В 1982 году Ирине было 29 лет — нормальный возраст для стайера.

И вдруг какая-то семнадцатилетняя южноафриканка где-то там у себя бежит на десять секунд быстрее. И это наши еще не знали про то, что результат был показан без обуви и пейсмекера.

На момент установления рекорда рост Золы был 157 сантиметров, а вес всего 41 килограмм. Над ее кроватью висели портреты Себастьяна Коу и Стива Оветта, а также Мэри Декер, чей мировой рекорд, собственно, Зола и побила.

Поскольку Бадд южноафриканка, то путь на ОИ, да и остальные международные турниры для нее был заказан — страна находилась под санкциями. В то же время талант спортсменки оказался таким, что вышел за пределы ЮАР, и легкоатлетическое сообщество задумалось, как дать Золе возможность выступать на международных соревнованиях. Южноафриканцы, понимая ситуацию, девушку отпускали, лишь бы бегала.

В истории ЮАР к тому времени уже были успешные прецеденты натурализации легкоатлетов для выхода из изоляции на мировую арену. Наиболее заметной была Корнелия Бюрки, которая, получив швейцарское гражданство, уже успела выступить на ОИ в Москве. Корнелия была старше Золы на 13 лет и участвовала в том забеге, где Бадд установила мировой рекорд. Тогда же Корнелия сказала Золе: «Ты должна быть в Лос-Анджелесе» (то есть на Олимпиаде. — «Матч ТВ»).

Это был февраль 1984-го. Игры начинались 28 июля. Счет пошел на месяцы.

London calling

Нюанс заключался в том, что папа Золы был урожденным британцем, но его семья переехала в ЮАР, сама Зола родилась уже в Африке, в общем, ситуация была весьма сомнительная, а единственной страной, гражданство которой Бадд могла получить в короткие сроки, оказалась Великобритания. Нетрудно догадаться, что процедура получения гражданства обычным порядком длится несколько дольше, чем пару месяцев. Провернуть же эту затею по-тихому было невозможно в силу масштаба личности спортсменки и политической ситуации вокруг ее страны.

И вот тут к делу подключилась… вышеупомянутая пресса, а конкретно Daily Mail, которая начала шикарную кампанию по раскрутке возможности для Великобритании получить на Играх в Лос-Анджелесе потенциальную олимпийскую чемпионку. Интерес издания в этом деле был связан не с патриотизмом, а с бизнесом — газета выкупила права на историю Золы за 100 тысяч фунтов стерлингов, после чего стала крайне заинтересована в продвижении и продолжении этой истории на ОИ. Портрет Золы не сходил с первых полос, в каждом номере размещалась заметка о ней, освещающая текущую ситуацию с получением британского паспорта.

Помимо Daily Mail про Золу писали и другие крупные спортивные издания, в частности Sports Illustrated, чей журналист Кенни Мур первым увидел в девушке нечто большее, чем просто быстро бегающего ребенка. Вот что он писал после неудачной попытки побития мирового рекорда на 3000, принадлежавшего нашей Светлане Ульмасовой, которую Зола предприняла в том же феврале 1984-го:

— Пока фотографы бегали и переругивались снаружи, Зола сидела внутри, в углу подтрибунных помещений, сжавшись в комок, как испуганный олененок. Если признаком истинного перфекциониста считать неспособность научиться проигрывать, то Зола Бадд — воплощение перфекционизма. Хочется пожелать ей любящего и заботливого окружения.

Давление четвертой колонны оказалось столь высоко, что министр внутренних дел Великобритании Леон Бриттан лично отследил заявку на получение гражданства, поданную Золой. В результате документ был обработан за десять дней вместо стандартных нескольких месяцев, после чего Бриттан откровенно заявил:

— Да, конечно, мы пропустили ее без очереди. Но если бы заявка мисс Бадд шла на общих основаниях, то это бы заняло несколько месяцев и исключило возможность ее участия в отборе на Олимпиаду.

Вы верно прочитали. Это же Великобритания. У них нет «решений тренерского совета». Отбираются все, даже действующие рекордсмены мира.

Гражданство Бадд, получаемое таким образом, стало головной болью для всего британского правительства. Больше всего они боялись, что их обвинят в поддержке апартеида.

Министр иностранных дел Джеффри Хау в служебной записке на имя Бриттана, указав в копии Маргарет Тэтчер, писал:

— По моему мнению, если мы позволим прозвучать обвинениям в адрес правительства в особом отношении к этой молодой девушке, нас ждут разрушительные последствия.

Мнение Хау, к счастью для Бадд, было едва ли не единственным, направленным против предоставления ей гражданства по ускоренной схеме. Все остальные члены правительства и политики, с которыми проводились консультации, больше опасались обвинений прессы в том, что их бюрократические проволочки похоронят олимпийскую мечту семнадцатилетней девушки. Немалую роль в формировании этого страха сыграли регулярные публикации в Daily Mail.

В результате Бриттан ответил Хау (не без одобрения Тэтчер), что «будет крайне сложно объяснить задержку получения гражданства для мисс Бадд, не заявив публично, что мы, правительство, не готовы принять во внимание ее исключительный талант, оценивая приоритеты данного вопроса».

Хау попросил Бриттана отложить решение по гражданству, но было уже поздно: в апреле 1984-го Зола Бадд получила британский паспорт.

Ее первым стартом на британской земле стал чемпионат Англии по кроссу, который проходил в Беркенхеде. Туда набежало несколько сотен протестующих против режима апартеида, завязалась драка, на спортсменку накинулись демонстранты, она оказалась в больнице.

Демонстрация против выдачи британского гражданства Золе Бадд  / Фото: © PA — PA Images / Contributor / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

Опасения Хау, что последствия предоставления Бадд гражданства могут быть заметны и на международной арене, оказались не напрасными: в мае 1984-го СССР объявил, что не едет в Лос-Анджелес. Напрямую, конечно, случай Бадд не упоминали, но при необходимости, без сомнений, достали бы и его.

Риторика объяснений бойкота была общей — провокации и все такое, что в свете этого, мол, совесть не позволяет ехать. Похоронив, таким образом, надежды целого поколения наших спортсменов, руководство страны совершило огромную ошибку, но это тоже за рамками истории Золы Бадд.

Четвертая колонна

Золе повезло с покровителем ее переезда в Великобританию. Им оказался человек совершенно неординарный, и слово «покровитель» в данном контексте означает ровно то, что оно означает. Дам выдержку из его резюме:

— Джон Брайант, за свою журналистскую карьеру был главным редактором Telegraph Newspapers, редактором The European и Sunday Correspondent, заместителем редактора The Times и исполнительным редактором Daily Mail. Учился в Оксфорде, выступая за который, стал чемпионом страны среди студентов. Возглавлял старейший в мире клуб любителей кроссового бега — Thames Hare and Hounds, базирующийся в Уимблдоне.

Его перу принадлежат два легкоатлетических бестселлера «3:59.4: На пути к миле из четырех минут» и «Лондонский марафон: История величайшего забега на Земле» (последний в соавторстве с Крисом Брашером).

В общем, Брайант был глубоко в теме и имел широкие возможности. Именно он убедил руководство Daily Mail выкупить права на публикацию истории Золы за сто тысяч фунтов. Именно он стоял за колоссальным пиаром смены гражданства Золы. Именно он ездил с ней как тренер в те страны, куда не давали визу южноафриканскому специалисту Питеру Лабушаню, работавшему с Бадд еще с детства.

Зола Бадд с тренером / Фото: © Getty Images / Staff / Getty Images Europe / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

После получения гражданства Золе нужно было отобраться на ОИ в составе британской сборной. Тем, кто не в курсе, поясняю, что в те годы самой стайерской дистанцией у девушек на Олимпиадах стали 3000 метров. До 1984-го длиннее 1500 женщины и вовсе ничего не бегали. Десятка появится у них на ОИ только в 1988-м, а пятерка — в 1996-м.

Зола вполноги выиграла отборочные 3000 за 9.02,06 и без труда вошла в состав британской команды на Олимпиаду. На предстартовой пресс-конференции включили саундтрек из «Огненных колесниц», нагнав, так сказать, пафоса на собравшихся репортеров. Народ не оценил шутку и выдал довольно резкие заголовки, особенно старались американские журналисты, наседавшие на тему апартеида.

Сама Бадд мало интересовалась тем, что происходит на ее родине с точки зрения британских или американских СМИ. 

— До приезда в Лондон в 1984-м я вообще не знала, кто такой Нельсон Мандела, — призналась она позже. 

Она просто тренировалась и выступала, как и большинство спортсменов.

13 июля 1984-го она пробежала 2000 метров за 5.33,15, и это был новый мировой рекорд. Комментатор BBC сразу после финиша сказал: «Это послание всему миру. Зола Бадд — не миф».

Олимпиада

Всем стало ясно, что в Лос-Анджелесе должна состояться дуэль между двумя вундеркиндами легкой атлетики — Золой Бадд и Мари Деккер. Несмотря на разницу в возрасте, которая составляла восемь лет, они обе начали крайне рано.

Деккер запредельно дерзко заявила о себе в 1973 году в Минске на юношеской матчевой встрече СССР — США, где взяла и выиграла забег в возрасте 14 лет. Ну, а после этого уже доминировала почти везде и всегда, кроме Олимпиад. В Монреаль она не поехала из-за травмы, в Москву — из-за бойкота.

Американская пресса раскручивала интригу, выставляя Деккер жертвой политических игры и ударов судьбы, а Бадд — символом апартеида. Деккер была мила, политкорректна, фотогенична, ее обожала вся Америка, она являлась символом женского бега, и не забывайте — ее постер висел у Золы Бадд в спальне.

Теперь Золе нужно было выходить на старт против своего кумира. Более того, она была единственной, кто мог этого кумира остановить. Зола не совсем понимала масштабов своего таланта и опасалась не только Деккер, но и румынку Маричику Пуйкэ, которая в марте 1984-го выиграла чемпионат мира по кроссу, оставив нашу Галину Захарову на втором месте.

Давление нарастало, пресса объявила женские 3000 едва ли не главным стартом Игр, а о том, что происходит с восемнадцатилетней девушкой, на которую все это обрушилось так резко, никто не думал.

— Я была одна, вдалеке от дома, брошенная своей семьей, предоставленная самой себе, и, честно говоря, это было не лучшее время в моей жизни. Я хотела просто отбежать Олимпиаду и покончить со всем этим, — вспоминала Бадд.

Перед публикацией этого материала я проконсультировался со специалистом по бегу босиком на искусственном покрытии. Интересовала техническая сторона вопроса, и вот что удалось выяснить:

  • Во-первых, бег босиком предполагает отсутствие как минимум одного риска — потери обуви из-за того, что кто-то наступит тебе на пятку.
  • Во-вторых, возникает другой риск: в случае если в забеге участвуют спортсмены в обуви с шипами, босого спортсмена могут легко травмировать. Даже при беге в обуви спортсмены получают шипами соперников по лодыжке, ахиллам, голеностопным суставам и прибегают на финиш зачастую с окровавленными ногами. Но непосредственно стопы у таких бегунов защищены обувью, а на Золе Бадд ее не было. То есть она была еще более уязвима, чем все остальные девушки в том финальном забеге на 3000 в Лос-Анджелесе.

 

Деккер со старта возглавила бег, за ней держались Пуйкэ, Бадд и Венди Сли. Протянув до отметки 1600, американка сбросила скорость, Бадд решила выйти вперед. Она начала делать это на вираже, проходя Деккер справа. К выходу из виража Зола поравнялась с американкой, вышла вперед и сместилась левее, чтобы занять бровку. Деккер прижалась к Золе и врезалась правым бедром в ее левую стопу, заставив Бадд сбиться с ритма и потерять равновесие. Зола продолжала бежать, а американка в прямом смысле слова наступала ей на пятку своей левой ногой. Будь Зола в обуви, это вызвало бы ее потерю, но босая южноафриканка продолжила бег. Наконец, после третьего контакта Деккер потеряла равновесие и упала, а Зола, устояв, осталась на дистанции.

Воспользовавшись падением Деккер, румынка Пуйкэ начала небольшое ускорение, но Зола, восстановив ритм бега, снова вышла вперед. Трио Бадд — Пуйкэ — Сли лидировало с большим отрывом, и казалось, что именно они разыграют медали на дебютной для женщин олимпийской дистанции три километра.

Момент падения Мэри Деккер / Фото: © Bettmann / Contributor / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

Сразу после падения Деккер все американские зрители на трибунах начали освистывать Золу, которая продолжала сражаться с соперницами. СМИ сделали свое дело: противостояние Бадд и Деккер в глазах болельщиков перестало быть просто спортивным состязанием. Трибуны возмущенно гудели, до финиша оставались два круга, трио держалось вместе.

За 500 метров до финиша Венди Сли начала взвинчивать темп, и Зола не смогла ответить на эту атаку. За последующие сто метров она потеряла контакт с лидирующей парой и оказалась на ничейной территории, между лидерами и основной группой преследователей. За 200 метров до финиша стало ясно, что Бадд не претендует даже на бронзу в этом забеге, она продолжала терять позиции и финишировала только седьмой. Олимпийской чемпионкой стала та самая румынка, которую так опасалась Зола, — Маричика Пуйкэ. Серебро досталось соотечественнице Бадд по новой родине — британке Венди Сли, а бронза — канадке Линн Уильямс.

ВИДЕО

Находившаяся внутри забега и занявшая пятое место Корнелия Бурки так описывала произошедшее: «Я все видела, когда Зола обошла Мари и заняла позицию впереди, то Деккер это не понравилось, она не хотела уступать выгодное положение. Она начала набегать на Золу сзади и подталкивать ее, пытаясь выбить из равновесия. Уже падая, она толкнула Золу еще сильнее».

Позже в тоннеле после финиша Бурки стала свидетелем еще одной сцены.

— Мари сидела там и плакала. Зола была впереди меня и подошла к Мари, чтобы извиниться. Та закричала: «Проваливай, я не хочу с тобой разговаривать!» Я никогда не забуду эту сцену, Зола была застенчивой молодой девушкой, услышав крик своего кумира, она опустила плечи и пошла дальше совсем одна. Подобное могло произойти на любом старте, в этом не было вины Золы, но все считали, что именно она является злодеем в этой истории.

Судьи дисквалифицировали Бадд. На час. Посмотрев видеоповтор, они убедились, что вины спортсменки нет, и сняли дисквалификацию.

На Мари Деккер это решение судей никак не подействовало, и на пресс-конференции она продолжала винить Золу во всем случившемся. Сама Бадд на пресс-конференцию не пришла. Она села в командный автобус и поехала в олимпийскую деревню, а рядом, на соседнем сидении, рыдала молодая девушка в форме британской сборной.

— Из-за чего ты плачешь?
— Из-за того, что они все сделали с тобой.

Дальше история приняла совсем нехороший оборот. Из олимпийской деревни Золу отвезли к маме, которая прилетела к старту, но, не являясь членом британской олимпийской команды, жила в местном отеле. Там они провели всего несколько часов, когда в номер позвонила менеджер женской легкоатлетической сборной и сказала, что есть информация о том, будто на Золу готовится покушение. Две машины с полицейскими, вооруженными пистолетами-пулеметами, уже едут в отель, чтобы обеспечить безопасность спортсменки.

— Они забрали меня и маму из отеля, отвезли в аэропорт, прямо на взлетно-посадочную полосу, посадили в самолет и проследили, чтобы он поднялся в воздух. Это было, как в кино, — вспоминает Зола.

В Москву

В декабре 1984-го пришло письмо от Деккер:

— Я просто хотела бы извиниться за то, что обидела тебя на Олимпиаде. Тот момент был эмоционально тяжел для меня, и поэтому я отреагировала столь же эмоционально. Во время следующей встречи я хотела бы пожать твою руку и оставить все это позади. Кто знает, иногда самые жесткие соперники становятся друзьями.

Лицемерие Деккер в этой ситуации заключалось в том, что публично она продолжала намекать на то, что оказалась жертвой и не должна ни перед кем извиняться. Про письмо долгое время знали только Мари и Зола.

Уроки Лос-Анджелеса пошли Бадд на пользу. Она стала жестче на дистанции и жестче в жизни. Вернулась в ЮАР, тренировалась на высоте 1395 метров над уровнем моря в Блумфонтейне, но, имея британское гражданство, продолжала выступать на международных соревнованиях.

24 марта 1985-го в Лиссабоне она выиграла чемпионат мира по кроссу в стиле «я со старта выйду вперед и побегу так, что вы все отвалите».

ВИДЕО

В августе 1985-го она села на самолет и в составе сборной Великобритании отправилась в Москву на Кубок Европы по легкой атлетике.

Тут нужно рассказать о дипломатических отношениях ЮАР и СССР.

Их не было.

Советское консульство в Претории закрыли в 1956-м. После этого с ЮАР, по сути, вообще не было никаких контактов до 1981 года, когда после захвата в Анголе в плен прапорщика Николая Пестрецова для переговоров по его обмену начались секретные рабочие встречи разведывательных ведомств. Внешторговцы встречались с ребятами из De Beers, но тоже в закрытом режиме. Официально государства не взаимодействовали, внутренняя пропаганда и риторика прессы в каждой из стран выставляла другую как оплот зла и агрессии.

Летнюю Олимпиаду-84 широкие народные массы в СССР почти не отслеживали, им показывали социалистический аналог — Дружбу-84. Что там в Лос-Анджелесе произошло, болельщикам не сообщали, альманах «ФиС» за тот год события на женских 3000 описал двумя предложениями:

— Ожидалось, что в отсутствие сильнейших конкурентов спортсмены США выиграют соревнования в таких дисциплинах, как мужское толкание ядра, метание диска и копья и женский бег на 1500 и 3000 м. Однако соперники оказались сильнее, хотя и не показали высоких результатов.

Летний сезон закончился, в январе 1985-го Зола выиграла 1500 на чемпионате Великобритании в помещениях.

ВИДЕО

На зимний чемпионат Европы в Афины Зола не поехала, и там первой на 3000 стала итальянка Агнесе Поссамаи.

Затем, как я уже писал выше, Бадд стала чемпионом мира по кроссу в Лиссабоне, однако в отчетной статье Евгения Чена об этих соревнованиях, опубликованной в журнале «Легкая атлетика», ее имя даже не упоминается. Про занявших 9-е и 19-е места Бондаренко и Позднякову он пишет, а о том, кто же победил в забеге, можно узнать только из мелких строчек протоколов.

27 июля Зола выиграла 3000 на чемпионате Великобритании с результатом 8.50,50.

ВИДЕО

С британского чемпионата шел отбор в команду на Кубок Европы (сейчас этот турнир называется командный чемпионат Европы), который должен был пройти в Москве 17–18 августа. Предыдущий турнир в 1983-м выиграли восточные немцы, затем был бойкот ОИ, в общем, советское руководство сильно изголодалось по победам на международных стартах.

Фамилии участниц женского турнира — это список легенд: Кох, Владыкина, Кратохвилова, Чистякова, Костадинова, Олизаренко, Лисовская. Но ни одна из них не была соперницей Бадд, они выступали в других дисциплинах.

Мировой рекорд на 3000 равнялся 8.22,62 и принадлежал великой Татьяне Казанкиной. Но рекордсменка мира в Кубке Европы не участвовала — она отбывала 18-месячную дисквалификацию за отказ сдать допинг-пробу на соревнованиях в Париже.

Вот как описывал ту историю с Казанкиной Григорий Родченков:

— Так и случилось на соревнованиях в Париже в 1984 году, когда легенду отечественной легкой атлетики Татьяну Казанкину, трехкратную олимпийскую чемпионку в беге на 800 и 1500 м, выигравшую забег на 5000 м, неожиданно пригласили сдать пробу на допинг. Это было после той самой Олимпиады в Лос-Анджелесе с нашим «неучастием», организованным партийным руководством в отместку за бойкот московской Олимпиады 1980 года. По официальной версии руководитель советской делегации запретил Казанкиной сдавать пробу на допинг. Если бы она ослушалась руководителя, то стала бы невыездной на те же пару лет. Сдавать пробу Казанкина не пошла, и ИААФ ее дисквалифицировала, засчитав отказ как положительный результат на допинг.

А вот как вспоминала это сама спортсменка:

— Когда после финиша забега на 5000 метров меня вызвали на допинг-контроль, подошла к руководителю делегации и сообщила об этом. Тут нужно вспомнить исторический контекст: мы бойкотировали Олимпиаду, незадолго перед этим я установила мировые рекорды на 2000 и 3000 метров, международная обстановка была накалена. Руководитель запретил сдавать, сказав, что это может быть провокацией. И вот тут проявила слабость, послушалась его, сыграл мой характер. А нужно было плюнуть на запрет и пойти сдавать. Но это непослушание, правда, могло иметь последствия дома. В результате за отказ получила 18 месяцев дисквалификации, причем о ней меня проинформировали еще до того, как вернулась домой.

Впрочем, и без Казанкиной у Союза хватало скамейки в женской выносливости. 4 августа 1985-го на чемпионате СССР, который проходил в Ленинграде на стадионе им. Кирова, 3000 выиграла Ольга Бондаренко (8.42,19), второй была Замира Зайцева (8.43,76), а бронза досталась Татьяне Поздняковой (8.44,68). Бондаренко, впрочем, на том чемпионате выиграла еще 5 и 10 километров с результатами 15.05,31 и 31.25,18 соответственно, а третьей после Бондаренко на 5000 была Марина Родченкова, сестра Григория, чье мнение о скандале с Казанкиной я приводил выше. Но это так, к слову.

Триумф в Лужниках

Кубок Европы проходил в два дня, Бондаренко нужно было выбирать, на что заявляться, и она вышла на старт 10 километров, которые легко выиграла с результатом 31.47,38, а вот 3000 за сборную СССР бежала опытная (31 год!) Замира Зайцева. Нужно уточнить, что на этом турнире от страны в дисциплине может быть заявлен лишь один участник.

В субботу, 17 августа 1985-го, в день, когда Михаил Ботвинник праздновал свой семьдесят пятый день рождения, на дорожку Лужников вышли участницы забега на три километра. Их было немного, всего восемь: Агнесе Поссамаи (32, Италия), Замира Зайцева (31, СССР), Ульрике Брунс (31, ГДР), Ванда Панфиль (26, Польша), Ваня Господинова-Стоянова (26, Болгария), Яна Кучерикова (21, Чехословакия), Бригит Шмидт (21, ФРГ) и Зола Бадд (19, Великобритания). Из этой восьмерки только три девушки имели лучшие результаты сезона из девяти минут — Брунс, Зайцева и Бадд.

Старт дали в 18:35. Температура воздуха была 26 градусов.

Тройка фаворитов сразу ушла вперед, Бадд возглавила бег. В немногочисленных интервью, что она давала репортерам после ОИ, Зола говорила, что самое безопасное место для босоногого бегуна — впереди группы. Именно поэтому она почти все свои забеги проводила в открытом стиле, лидируя с первых метров.

Группа лидеров держалось вместе до отметки 2800, когда за 200 метров до финиша на входе в последний вираж Зайцева попробовала пройти занимавшую бровку Бадд справа. Трибуны Лужников взвыли. Зола, набравшись опыта на европейских стартах, ответила на ускорение и вышла на прямую уже впереди советской спортсменки. За 50 метров до финиша Замира навалилась вторым рывком, но Бадд уже набегала слишком быстро, чтобы ее можно было достать.

На глазах у чуть более чем наполовину заполненных Лужников Зола Бадд выиграла 3000 с результатом 8.35,32. Замира Зайцева стала второй (8.35,74), а Ульрике Брунс — третьей (8.36,51), Четвертое место заняла Ванда Панфиль, но она проиграла лидерам более 20 секунд (8.58,51). Остальные участницы не разменяли девять минут.

ВИДЕО

Зола Бадд стала единственной девушкой из капстраны, победившей на этих соревнованиях. После финиша она сказала:

— Я сразу пошла вперед, начала бег в довольно высоком темпе, который старалась удерживать в течение всей дистанции. Бежала так, как хотела, бежала, чтобы выиграть. Я люблю бегать в такую теплую погоду, понравился мне и стадион. И все-таки это было тяжелое соревнование. Выступаю босиком, без спортивной обуви, потому что мне так удобнее. Я привыкла так бегать.

Кубок Европы был отборочным в Канберру на Кубок мира, но команда Великобритании выступила в Москве настолько слабо, что в Австралию не поехала. По какой-то несуразной причине Бадд не включили в сборную Европы, которая также принимала участие в австралийском старте.

Зола вернулась в Лондон и 26 августа, закусившись с норвежкой Кристиансен, отобрала у той мировой рекорд на 5000 метров, пробежав за 14.48,07.

ВИДЕО

А приехавшая в Канберру Ульрике Брунс выиграла там три километра с довольно слабым результатом 9.14,65. Советское руководство заменило Зайцеву на Позднякову, но это не помогло — снова второе место (9.15,65). Моника Шафер (ФРГ), которую поставили в сборную Европы вместо Золы, показала на трех километрах загадочные 10.03,47 и заняла последнее восьмое место.

Тот австралийский старт все помнят благодаря одной только цифре — 47,60, «вечный» мировой рекорд Мариты Кох на 400 метров.

Но это уже совсем другая история другой спортсменки.