Ласицкене потратила миллионы на иск, благодаря которому наши легкоатлеты поехали в Токио. Об этом не знали даже в руководстве ВФЛА

Ласицкене потратила миллионы на иск, благодаря которому наши легкоатлеты поехали в Токио. Об этом не знали даже в руководстве ВФЛА
Мария Ласицкене / Фото: © РИА Новости / Григорий Сысоев
Мария все сделала сама, за свой счет, не желая публичности.

Мария Ласицкене опубликовала в своем инстаграме пост об иске к World Athletics, который был подан от имени спортсменки еще в январе. В реальности именно этот иск и стал тем рычагом, который позволил, пусть и ограниченному числу наших спортсменов, поехать в Токио. Начнем, пожалуй, с прямой речи самой Марии:

— В январе я подала иск в CAS к World Athletics. Оспаривала в нем антидопинговые правила 2021 года, дающие право WA (при временном отстранении ВФЛА) лишать меня возможности выступать на международной арене просто из-за того, что я россиянка. Оспаривалась и законность выступления лишь 10-и наших атлетов на чемпионатах мира и Олимпиаде, так как считаю это ограничением, в том числе моих прав. Только в ноябре (спустя два месяца после завершения Игр в Токио!) CAS решил, что все эти ограничения направлены не лично на меня, а на ВФЛА и лишиться нейтрального статуса я могу лишь теоретически, так что иск недопустим, потому что мои права якобы не нарушены. Согласитесь, забавно это слышать спортсменке, из последних шести лет просто так пропустившей три года международных соревнований. Да и иск я подавала в тот момент, когда не имела возможности выступать уже больше года, не могла защитить свой титул на зимнем чемпионате Европы, рискуя при этом пропустить вторую Олимпиаду подряд. Но все эти вопросы о нарушении моих прав так называемый независимый арбитраж решил опустить и просто подогнал своё решение под юридические аспекты.

— В последние годы Россию обвиняли в создании определенной системы в нашем спорте. Но за девять месяцев суда у меня возникло ощущение, что может быть и в международном спорте есть своя система. И, возможно, частью ее является то, что спортивные федерации могут безнаказанно не пускать даже чистых атлетов на старты из-за их «неправильного» гражданства, а остальные ответственные организации своим молчанием просто поддерживают все это. Беззащитность чистых атлетов — главная проблема нынешнего международного спорта! Удивительно видеть подобное, особенно на фоне того, как во всем мире идёт борьба за равенство полов и BLM.

— Будьте уверены, если до завершения моей карьеры вновь возникнет хотя бы «теоретическая» возможность того, что я опять пропущу хотя бы один международный турнир, я снова пойду в суд. Я всегда поддерживала борьбу за чистый спорт, но никогда не поддержу борьбу против чистых атлетов по признаку их гражданства.

Информацией об этом иске (CAS 2021/A/7662) до сегодняшнего для обладал крайне узкий круг людей, имевших самое прямое к нему отношение. Сейчас, спустя одиннадцать месяцев после подачи иска, уже можно разгласить подробности данного дела, которое проходило при непосредственном участии автора этих строк.

Напомню ситуацию января 2021-го:

  • Из-за «дела Лысенко» нейтральных статусов нет ни у кого, их выдача приостановлена на неопределенный срок. Соответственно, все пропускают зимний чемпионат Европы
  • Нет никакой уверенности, что выдачу статусов возобновят весной и кто-то вообще поедет на Олимпиаду
  • В узких кругах известно о проблемах, возникших у Сергея Шубенкова
Петр Иванов / Фото: © РИА Новости / Григорий Сысоев

Последней каплей стала новость, что 21 января избранный президент ВФЛА Петр Иванов был назначен на должность заместителя руководителя Федеральной антимонопольной службы (ФАС). Это ставило под сомнение его легитимность с точки зрения решения CAS по РУСАДА, где сказано, что высокопоставленные российские госслужащие не могут руководить даже национальными федерациями, не говоря уже о международных. Проблемы, которые создаст назначение Иванова, стали очевидны, Мария назвала это «предательством», получила в ответ критику со стороны Олега Матыцина, призвавшего ее «быть более ответственной в комментариях».

В реальности же возникла перспектива повторения событий осени 2020-го, когда World Athletics отложили рассмотрение вопроса возобновления выдачи статусов, сославшись на то, что не с кем вести дела, — у ВФЛА не было избранного руководства. Все указывало на то, что, сославшись на отсутствие руководства, вопрос статусов отложат еще раз, до осени, то есть никакой Олимпиады для наших легкоатлетов не будет.

Неизбежность перспективы пропуска Олимпиады в Токио стала настолько очевидной, что после пяти лет ожидания, когда же ВФЛА или спортивные чиновники что-то сделают, было принято решение бороться за свои права уже самостоятельно, не разглашая информацию о поданном иске, так как никому звонки с вопросами были не нужны, равно как и высказывания «экспертов по теме». Иск был подан в тот же день, когда вышли новости об Иванове, 21 января, так что когда спустя четыре дня Матыцин призывал Марию «быть более ответственной», она уже сама, за свой счет решала проблемы нашей легкой атлетики — куда уж ответственнее.

Сложность имелась одна — иск надо было подавать от имени ВФЛА сразу, еще четыре-пять лет назад, когда вся эта система лишь создавалась. Но тогда все верили, что ситуация как-то достаточно быстро разрешится сама, и в итоге потеряли не только время, но и дали возможность легализовать все эти правила. Тем не менее смысл подачи иска все равно был.

Себастьян Коу / Фото: © Bryn Lennon / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

Чтобы вы понимали абсурдность того нагромождения правил и «костылей», которые понаписали в World Athletics за прошедшие годы в отношении ВФЛА, приведу один простой пример.

С 1 января 2015-го World Athletics официально разрешили выступать под российским флагом восьми украинским легкоатлетам, самая известная из которых — метательница копья Вера Ребрик. Причина перехода этих спортсменов понятна — события в Крыму. Спортсмены могли, конечно, сохранить украинское спортивное гражданство, но в таком случае они как минимум должны были оплачивать аренду всей инфраструктуры у себя дома, поскольку она перешла под российское бюджетное финансирование. По сути, людям не оставили выбора, они оказались заложниками политических изменений на полуострове безотносительно того, как они сами проголосовали на крымском референдуме.

Но как только World Athletics ввели санкции против ВФЛА, все эти спортсмены, которые менее года, один летний сезон, успели побыть россиянами, попали под санкции и остались без международных стартов.

Теперь попробуем понять причину санкций, то есть почему сначала всех легкоатлетов с российским паспортом заперли дома, а затем начали нехотя выпускать на международную арену как «нейтралов». Исходя из того, какие документы заполняет каждый российский легкоатлет для получения нейтрального статуса, речь идет о том, что World Athletics рассматривает любого нашего спортсмена как потенциального участника российской допинговой схемы 2012–2015 годов. Именно поэтому намного проще дают статус молодым, тем, кто в обозначенный выше временной период был еще ребенком. И да, говоря о том, могли ли наши звезды — Ласицкене, Сидорова, Шубенков — в 2012–2015 годах быть участниками некой схемы, просто потому что они были российскими спортсменами и членами сборной страны, приходится признать, что теоретически, просто в силу их возраста, гражданства и результатов, — да, могли. Именно поэтому они, заполняя заявки на нейтральный статус, указывают — у кого тренировались, с кем общались, сколько находились в пуле тестирования и т. д.

Только вот крымчане до 2015 года были украинцами. И Вера Ребрик на ЧМ-2013 в Москве выступала за Украину. И нет ни одного доказательства, во всяком случае из опубликованных, что та система, которую ставят в вину России, покрывала и украинцев. Скорее, наоборот, та же Ребрик в 2013-м могла стать ее жертвой, говоря о ее соперничестве с российскими спортсменками Абакумовой и Сударушкиной.

Так за что же крымчан подвели под санкции? Видимо, просто потому что они получили российский паспорт в 2015-м. Никаких других причин не просматривается.

При этом есть и обратный пример: российская легкоатлетка Анастасия Комарова в 2015-м сменила спортивную прописку с российской на азербайджанскую и совершенно спокойно продолжила выступать на международных соревнованиях, хотя по возрасту и результатам в период до смены гражданства она вполне могла оказаться как-то замешенной в этой самой российской допинговой схеме. Но так как паспорт уже не РФ, вопросов к Комаровой у World Athletics не возникло.

Неудивительно, что, начав разбирать всю последовательность тех документов, которые были созданы World Athletics с 2015 года, подобных коллизий и несостыковок вылезло достаточное количество.

Реакция World Athletics на иск была следующей: поскольку оспариваемые правила, вступившие в силу 1 января 2021 года, пока еще не применялись в отношении Марии лично, права на иск она не имеет. То, что на январь 2021-го Мария не имела статуса, чтобы защитить свой титул на зимнем ЧЕ, не считалось применением санкций, ибо выдача была приостановлена еще в 2019-м, после ЧМ в Дохе, а речь шла про оспаривание правил 2021-го.

Далее World Athletics начали всеми способами затягивать дело, явно не желая доводить его до слушаний по существу. CAS отказал Марии в обеспечительной мере — праве участия в зимнем ЧЕ.

К тому времени стало понятно, что статусы в олимпийский сезон в принципе не собирались выдавать, благо «дело Лысенко» дало очень весомый повод. Перелом произошел лишь в марте, когда иск Марии находился в самом разгаре. Иск, а точнее высказанные в нем аргументы, по сути, вынудили World Athletics возобновить выдачу статусов — ведь если бы Мария свой не получила, то она уже напрямую бы пострадала от антидопинговых правил World Athletics именно образца 2021 года. Это и стало рычагом, который возобновил выдачу статусов.

Сначала их получили Мария, Анжелика Сидорова, Аксана Гатаулина и Илья Иванюк.

Затем под давлением иска World Athletics были вынуждены для демонстрации того, что санкции справедливы и не касаются невиновных, выдать статус еще 147 спортсменам, доведя общее количество «нейтралов» до рекордного 151-го.

Параллельно разворачивалась еще одна история: травма Марии не давала ей возможности нормально прыгать, и это стало причиной критики спортсменки внутри российской легкой атлетики вообще и ВФЛА (в лице отдельных представителей федерации) в частности. Никто из этих людей не знал, что, пока они критикуют и списывают Ласицкене, та, вкладывая в иск свои собственные миллионы рублей, сражается за их статусы и оспаривает справедливость олимпийской «десятки». Я лично, сидя на трибунах ЧР в Чебоксарах, наслушался разного.

Как только ВФЛА огласила олимпийскую «десятку», в которую вошла Мария, юристы World Athletics сообщили об этом CAS, еще раз намекая — Ласицкене никак не пострадала от санкций, она не имеет права на иск.

Открыть видео

Ну, а дальше было Токио, победа Марии, ее слезы — все это помнят. Было серебро Анжелики Сидоровой и ее слезы, и их тоже все помнят.

В ноябре, спустя почти 11 месяцев после подачи иска, CAS предоставил текст решения: Мария, как частное лицо (не член World Athletics), которого санкции не коснулись напрямую, не имеет права на иск.

Проиграли ли мы? Технически да, проиграли. Но увидели ли бы мы слезы Ласицкене и Сидоровой, не решись Мария в январе пойти в CAS? Вся последовательность событий указывает на то, что, скорее всего, в этом случае мы увидели бы в Токио только Дарью Клишину, как и в Рио.

Вот и думай после этого, достаточно ли ответственно Ласицкене относится к сложившейся не по ее вине ситуации.

Читайте также: