Российские легкоатлеты в погоне за нейтральным статусом. Помешать получить его может даже одна проба, изъятая Следственным комитетом

Российские легкоатлеты в погоне за нейтральным статусом. Помешать получить его может даже одна проба, изъятая Следственным комитетом
Фото: © Ленар Рахматуллин
Разбор Сергея Лисина.
  • Более 70 российских легкоатлетов подали заявки на получение нейтрального статуса для выступления на международных соревнованиях.
  • Это стало возможным благодаря тому, что 18 марта Совет World Athletics принял решение возобновить выдачу этих статусов после почти полуторагодового перерыва.
  • Однако условия продолжения выдачи нейтральных статусов и критерии, коим должен соответствовать спортсмен, претендующий на получение такого статуса, создают множество ловушек, в которые очень легко попасть как всей стране, так и каждому отдельному атлету.

Прежде всего интересно то, как появилось решение Совета от 18 марта. Изначально оно было озвучено на пресс-конференции, транслировавшийся на YouTube, почти одновременно на сайте WA обнародовали первую версию рекомендации рабочей группы по России, совпадавшую с речью главы группы Руне Андерсона.

Затем, менее чем через час, первая версия (имеется в распоряжении редакции) была заменена второй, куда уже внесли изменения, значительно усложняющие задачу ВФЛА по соблюдению условий сохранения выдачи нейтральных статусов.

Изменения

В пункте 8.1, который полностью переписан, добавлена возможность изменять условия и требования к спортсменам в любой момент. Первая редакция говорила лишь о том, кем критерии будут определяться, но не содержала ни слова о возможном пересмотре. Это, по сути, рычаг для того, чтобы по первому желанию добавить или изменить требования, значительно их усложнив (хотя они и так достаточно сложные).

Ключевое же изменение внесено в пункт 8.5, теперь он звучит следующим образом:

Совет может в любое время отменить вышеуказанные положения, касающиеся авторизованных нейтральных атлетов, если (а) Рабочая группа сообщит о том, что не достигается удовлетворительный прогресс в отношении этапов и ключевых показателей эффективности, изложенных в Плане восстановления ВФЛА, или (б) если любой из десяти спортсменов, выбранных для участия в качестве нейтрального атлета в Олимпийских играх… совершает нарушение антидопингового правила.

Продираясь через юризмы и канцеляризмы, можно, упрощая, резюмировать:

  • Любое нарушение антидопинговых правил со стороны одного из представителей элитной «десятки» приведет к тому, что статусов лишат вообще всех российских спортсменов, моментально. Неважно, что это будет за нарушение: проба со следами допинга, колебания биопаспорта, обвинения в «запрещенном сотрудничестве» или обороте запрещенных субстанций. Важно то, что один человек может подставить всю страну и на него обрушится весь гнев коллег, журналистов и чиновников, как это было с бобслеисткой Надеждой Сергеевой на ОИ-2018. Та позже, кстати, доказала факт отравления лекарством, на упаковке которого не было ни слова о содержании в составе допинга.

Учитывая, что проба со следами допинга может быть, например, следствием отравления спортивным питанием или даже мясом (особенно в Испании или Китае), получается, что членам этой самой «десятки избранных» нужно вообще отказаться от спортпита и стать вегетарианцами.

ВФЛА платит даже за то, за что не должна

Впрочем, если требования к восстановлению ВФЛА и сохранению процесса выдачи нейтральных статусов это головная боль федерации, то вот критерии, которым должен соответствовать российский легкоатлет, чтобы претендовать на подобный статус, касаются каждого конкретного спортсмена.

В принципе, эти критерии не сильно изменились по сравнению с предыдущей версией 2020 года. Существенно переписали лишь логику оплаты апелляций, — если спортсмен решит оспаривать отказ в статусе, — добавив вводное условие:

Если World Athletics не определит иначе, когда заявитель, чья заявка отклонена, подает апелляцию в CAS и проигрывает, то ВФЛА должна оплатить расходы, понесенные World Athletics в ходе апелляции, если CAS не прикажет заявителю оплатить их или если CAS прикажет оплатить их, но заявитель не производит оплату.

Опять же, переводя с юридического на русский, это вводное условие создает необходимое пространство для маневра. Представим, что спортсмену отказали в предоставлении нейтрального статуса и он пошел в CAS, где проиграл. Суд постановил, что спортсмен должен оплатить издержки международной федерации, сумма там будет серьезная. Денег у спортсмена нет, их нет у подавляющего большинства российских легкоатлетов.

Вот на этот случай и создали требование, что долг спортсмена должна оплатить ВФЛА. Требование, мягко говоря, сомнительное. Дело в том, что атлет, подающий апелляцию, делает это от своего имени, ВФЛА тут вообще ни при чем. Соответственно, возлагать обязательство оплаты на третью сторону, не участвующую в процессе, немного странно, и ВФЛА вполне может отказаться платить. Тогда в действие вступает неисполнение условий выдачи нейтральных статусов, и процесс снова могут остановить, а статусы отменить. Это еще один рычаг, чтобы ВФЛА отговаривала спортсменов подавать иски в CAS, потому что в этом случае федерация будет заложником подобного иска.

Основная уловка

Главный же «крючок» критериев допуска, за счет которого могут просто отсеивать неугодных, это пункт 7.4 руководства по получению статуса. Звучит он следующим образом:

Должны учитываться все сопутствующие факторы, в том числе […] информация о том, находятся ли какие-либо пробы, ранее сдававшиеся спортсменом, на хранении и/или подлежат ли они повторному тестированию (за счет национальной федерации).

Сам спортсмен об этом ничего не знает, он пробу сдал, и все, что с ней было дальше, если не нашли следы допинга, атлету не докладывают. ВФЛА — тоже не в курсе. РУСАДА знает лишь частично о своих пробах (и то не факт). Дело в том, что пробы российских легкоатлетов, сдававшиеся ими ранее, распределяются на следующие группы:

  1. Уничтоженные
  2. Изначально проверявшиеся за рубежом и сохраненные там
  3. Проверявшиеся в московской лаборатории и вывезенные в Лозанну
  4. Проверявшиеся в московской лаборатории и изъятые Следственным комитетом

По второму и третьему пунктам вопросов нет — пробы легко можно перепроверить, лишь плати. А вот четвертый пункт — это проблема. Эти пробы где-то хранятся (во всяком случае обратной информации не поступало) и, соответственно, могут быть затребованы World Athletics для перепроверки. Однако получить к ним доступ не смогут ни РУСАДА, ни World Athletics, ни WADA. Следовательно, перепроверить любую из таких проб в реальности невозможно. Таким образом, любая проба российского спортсмена, находящаяся в распоряжении Следственного комитета, может быть использована как причина для отказа в выдаче нейтрального статуса.

Понятно, что речь идет о старшем поколении, трестировавшемся до 2016 года, но среди них достаточное количество сильных спортсменов, в том числе и все наши звезды: Ласицкене, Сидорова, Акименко, Иванюк, Шубенков и т. д.

Выходит, что единственным российским легкоатлетом, которому вообще ничего не угрожает, является Дарья Клишина, которая получила свой нейтральный статус от CAS в 2016 году, и отобрать его у нее World Athletics не в состоянии, хоть и причисляет Дарью к «недопущенным спортсменам» в соответствующем списке. Парадокс? Пожалуй. Впрочем, если пытаться разобрать весь свод правил международной федерации, касающийся нейтрального статуса, таких парадоксов и несостыковок вылезает немало. Но об этом в следующий раз.