Крамаренко в слезах, Россия награждается отдельно. В Москве прошел странный «международный» турнир

Крамаренко в слезах, Россия награждается отдельно. В Москве прошел странный «международный» турнир
Фото: © Денис Гладков / Матч ТВ
Соревнования оставили больше вопросов, чем ответов.

1-3 мая в Москве, в Центре гимнастики Ирины Винер-Усмановой, прошел международный турнир, в котором приняли участие спортсменки из России, Беларуси, Армении, Франции и Бельгии.

Этот турнир стал первым, где гимнастки выступали в том числе по новым «российским» правилам, недавно анонсированным Всероссийской федерацией художественной гимнастики (ВФХГ). Впрочем, по порядку.

Новые «российские» правила художественной гимнастки, говоря простым языком, позволяют спортсменкам набирать в упражнениях неограниченную сложность. В Москве по этим правилам выступали только российские спортсменки. Все иностранки, включая Беларусь, предпочли правила FIG. Можно долго гадать почему, но вариантов, в принципе, всего два:

  • Программы не успели доработать под «российские» правила
  • Желания выступать по этим правилам нет в принципе

Соответственно, все спортсменки шли одним потоком, результаты на табло тоже показывались, словно всех судят по одним правилам, а вот награждения провели раздельно. Наши — сами по себе, иностранки — сами по себе.

Фото: © Денис Гладков / Матч ТВ

Московский турнир проходил сразу после соревнований имени Евгении Канаевой, состоявшихся в Омске 28–30 апреля. Состав участниц отчасти совпадал, некоторые девушки, таким образом, сначала отработали полную программу в Омске, а затем еще один старт в Москве. Это, конечно, не могло не сказаться на их свежести и способности пройти московский турнир наилучшим образом. Кроме того, для таких российских участниц эта связка с точки зрения компоновки программ прошла непросто. Сначала они работали по правилам FIG в Омске, а уже на следующий день — по «российским» правилам в Москве, где нужно было в программы что-то как минимум добавлять.

Фото: © Денис Гладков / Матч ТВ

Единственной гимнасткой, кто и в Омске, и в Москве выступала по «российским» правилам, стала Лала Крамаренко. Впрочем, третий день турнира Канаевой она пропустила, улетев в Москву, так что у Лалы был один день без соревнований. В Омске на вопрос, знает ли Крамаренко оценку, на которую составлены ее программы, спортсменка ответила, что они еще даже сами не успели их просчитать. Ну что, теперь знает — в Москве Лала выиграла сумму многоборья плюс три финала из четырех со следующими результатами:

  • Многоборье: 155,75 балла
  • Обруч: 35,80 (первая оценка 38,40)
  • Мяч: 37,05
  • Булавы: 39,90
  • Лента: 37,25

На фоне этих цифр отрыв Лалы от остальных российских гимнасток, скажем прямо, шокирует: в многоборье она выиграла у ставшей второй Марии Победушкиной 16,9 балла (сумма Марии — 138,85). В финале с мячом, где второй стала Анастасия Гузенкова, — 1,8 балла, в булавах обошла ту же Гузенкову на 4,35, а в ленте Анна Соколова уступила Лале 2,2 балла.

Фактически в данный момент фраза Крамаренко, сказанная в Омске про новые правила: «Ты делаешь то, что умеешь, и я не считаю, что эти правила созданы только под меня», не оправдывает себя. Созданы они, возможно, и не только под Лалу, но пока что лишь она смогла стать явным бенефициантом данных правил, оторвавшись от соперниц практически везде. Сбой случился только в финале с обручем, где Крамаренко выступала последней, десятой.

Открыть видео

В обруче оценка Крамаренко, изначально поставленная судьями, была 38,40, что, учитывая полученные 38,50 за тот же обруч в многоборье, выглядело ожидаемо. Но после завершения упражнения у спортсменки состоялся разговор с Ириной Винер-Усмановой, попавший в трансляцию. Суть разговора осталась за кадром, но это явно была не похвала. Через пару минут, когда гимнастки уже собирались начать финал с мячом, было объявлено, что оценка Крамаренко «предварительная», а затем ее понизили до 35,90. В результате этот финал выиграла получившая 36,0 Алина Протасова.

Открыть видео

В итоге на упражнение с мячом, которое она делала шестой, Лала выходила в слезах. После завершения выступления она разрыдалась и отказалась идти в зону ожидания оценки.

На следующих финалах Крамаренко выглядела уже спокойнее и именно в булавах, которые шли третьим видом, получила те самые 39,80.

Открыть видео

Были и другие моменты, непривычные на турнирах FIG, но традиционные для России, например, повторное выполнение упражнения сборной страны в групповых. В принципе, повторюсь, нет в этом ничего нового или криминального. Та же Крамаренко дважды делала обруч на турнире Канаевой, а когда ее спросили почему, ответила, что в первый раз получилось не все, поэтому решила переделать, правда, и во второй тоже не все вышло. Дина Аверина на московском Гран-при 18 февраля после завершения упражнения с обручем осталась на ковре и повторно выполнила некоторые элементы. Все это можно понять, но сложно принять. Во-первых, на соревнованиях гимнасток нужно приучать к тому, что второй попытки у них не будет, и не важно, что это за старт — московский междусобойчик или Олимпиада, — не будет, и все. Во-вторых, например, выход Крамаренко в Омске разбил поток участниц с мячом, в результате чего время выхода гимнасток, попавших после Лалы, сместилось, а девушки уже четко готовились к выходу, зная, кто за кем и когда.

Ну, а теперь подобьем итоги.

  • Турнир был международным, но не для российских гимнасток — наши соревновались только между собой и награждались отдельно.
  • Для россиянок турнир проходил по новым правилам, но правила эти пока что нормально освоила лишь одна из них — Крамаренко.
  • У этой самой Крамаренко оценка на ровном месте изменилась на 2,5 балла, что ранее было невозможно: даже при подаче протеста и пересмотра упражнения судьями с неблагоприятным для гимнастки исходом понижение редко превышало 0,5 балла.
  • Повторный выход группового в очередной раз показал, что в художественной гимнастике на домашних турнирах к правилам можно относиться как угодно. К примеру, в легкой атлетике на домашних турнирах, где наши звезды тоже на особом положении с точки зрения своего статуса, максимум что вспоминается — бег Кристины Макаренко после дисквалификации за фальстарт. Как тогда объясняли — «бег в состоянии протеста». И то это было очень, очень исключительным случаем, который связывали с неверными настройками электроники на старте, то есть ошибочным решением судей о фальстарте Макаренко. В лыжных гонках можно вспомнить, как Большунова допустили в Перекопе в пасьют, при том что гонку с раздельным стартом он не бежал, то есть по правилам FIS в пасьют не отобрался. Но Александра поставили на последнее место с трехминутным отставанием от лидера — выбирайся оттуда, если сможешь.

Возвращаясь к тому, что проходило в Москве 1–3 мая, хочется сказать — это не путь привлечения участниц из других стран на турниры. 

Единственное, что, может быть, способно сделать российские турниры уникальными и интересными для зарубежных гимнасток — самое строгое, строже, чем на турнирах FIG, судейство (естественно, по правилам FIG). Когда нет ни своих, ни чужих. Когда, чтобы получить 29,900 в любом виде, нужно, говоря образно, выпрыгнуть из купальника и порвать себя на части. Когда спортсменка, если она все еще осталась спортсменкой, будет знать: хочешь получить самую объективную оценку — езжай в Россию, там судят строже всего. Вот такой эксклюзив, возможно, привлечет людей.

Читайте также: