«Жесткое наказание выглядит спорно». Что ждет Ефимову и других спортсменов, попавшихся на мельдонии

«Жесткое наказание выглядит спорно». Что ждет Ефимову и других спортсменов, попавшихся на мельдонии

Допинг-тест провалила еще одна звезда российского спорта – бронзовый призер Олимпиады-2012 в плавании Юлия Ефимова. Врач олимпийской сборной Финляндии и консультант эстонского антидопингового агентства Сергей Илюков рассказал Matchtv.ru, как обвиненным российским спортсменам защищаться в суде.


Как действует мельдоний?

Мельдоний (действующее вещество, самый популярный препарат на его основе – милдронат – Matchtv.ru) разработали в Латвийской ССР в середине 70-х годов. В клинической медицине он широко применяется в комплексной терапии при лечении ишемической болезни сердца (нарушение кровоснабжения сердечной мышцы – Matchtv.ru). Мельдоний – это прекурсор (вещество, участвующее в реакции по образованию нового вещества – Matchtv.ru) карнитина, который, в свою очередь, является ключевым регулятором обмена жиров и необходим для транспортировки кислорода и окисления жиров в митохондриях (это одни из самых важных составляющах клеток, их энергетическая база – Matchtv.ru). В соответствии с нынешними представлениями он обеспечивает защитный эффект митохондриям в условиях недостатка кислорода. 

Зачем мельдоний спортсменам?

Его применение в спорте связано отчасти с мифом о том, что высокие физические нагрузки вредны для здоровья и требуют лекарственного вмешательства. Из-за похожей аргументации анаболические стероиды применялись «для восстановления» организма. 

Так вот, на этих мифах милдронат применялся годами как средство для поддержания организма. Считаю его запрет нецелесообразным. Его эффективность сомнительна, а эргогенные (повышающие работоспособность) возможности сильно преувеличены. Его применяют главным образом на территории бывшего СССР. В других странах он не акцептирован как раз из-за того, что клиническая эффективность не доказана. 

Почему его запретили именно сейчас?

При запрете мельдония ВАДА, судя по всему, руководствовалось статистикой его применения и предполагаемым эргогенным эффектом. Во время программы мониторинга ВАДА применение мельдония было выявлено в 182 пробах из 8320. Это порядка 2,2%. Также учитывали ареал использования данного препарата и небезосновательные подозрения к спортсменам этих стран в склонности применять допинг.

Но, на мой взгляд, будет большой ошибкой, если спортсмены, сдавшие позитивные допинг-пробы на мельдоний, понесут тяжелые наказания. В некоторых СМИ была представлена информация о том, что в качестве наказания может быть рассмотрена дисквалификация на срок до 4 лет. Но сущность антидопинговой системы заключается в защите чистых спортсменов от действительных мошенников в спорте. В данном случае, жесткие наказания спортсменов выглядели бы очень спорными.

Как защищаться тем, у кого нашли следы препарата в крови?

Первые решения определят дальнейшую политику и способы наказаний за его применение. Но здесь следует отметить, что обнаружение запрещенного препарата в допинг-пробах не снимает ответственности с атлетов. Запрещено правилами – значит запрещено. Меня больше интересует способность спортсменов и их медицинского персонала аргументированно отстаивать свою точку зрения.

В связи с этим хотел бы отметить несколько важных моментов. Большая часть позитивных случаев пришлась на начало календарного года и вступление запрета в силу. Не вдаваясь в подробности по отдельным случаям, хотел бы обратить внимание на один существенный нюанс. Оборудование антидопинговых лабораторий имеет крайне высокую точность. В качестве сравнения приведу пример. Если взять бассейн олимпийских масштабов 25х50 метров и кинуть в него кубик сахара, то после забора пробы в несколько децилитров воды при помощи оборудования лабораторий в ней можно определить концентрацию глюкозы. Это говорит о сверхточности определения.

Здесь не исключена вероятность того, что нахождение мельдония в пробах может быть мизерным и обусловлено его приемом до вступления запрета в силу. Каждый случай следует рассматривать в индивидуальном порядке, но концентрация обнаруженного мельдония в позитивной пробе спортсмена может иметь значение. Наверняка мои высказывания будут читать спортсмены и их персонал, попавшие в удручающую ситуацию с милдронатом. Пользуясь возможностью, порекомендовал бы им обратиться за экспертным мнением к голландскому специалисту Клаасу Фаберу. Он удачно отстоял свою точку зрения в случае с Альберто Контадором (на фото), который пару лет назад дал позитивную пробу на запрещенный препарат кленбутерол. Кленбутерол благодаря своему анаболическому воздействию применяется при выкармливании скота. Таким образом, его мизерные количества могут попасть в организм непреднамеренно с мясом животных. Защита велогонщика Контадора делала акцент именно на этом нюансе. Они доказали, что доза препарата была так мала, что не могла повлиять на результаты спортсмена.

Кроме того, милдронат в России и других постсоветских странах имеет довольно широкое клиническое применение, что может быть относительным основанием для его использования в том числе и спортсменами. Таким образом, спортсмены, получавшие его по предписаниям врача, должны были ходатайствовать на разрешение применения в терапевтических целях. Наверняка у многих попавшихся этого разрешения не было. В данных случаях защите следует афишировать показания и документы, подтверждающие использование препарата с соответствующего разрешения. Не исключено, что получение разрешения в условиях, когда РУСАДА была признана организацией, несоответствующей стандартам ВАДА, было затруднено в последнее время.

При отстаивании своих интересов необходимо также обратиться к разработчику препарата профессору Иварсу Калвинсу, который обладает наибольшей компетенцией в вопросах фармакологии лекарства и его воздействии на организм.

Мое личное мнение – этим вопросом должны были заниматься специалисты Министерства спорта и соответствующих структур еще до запрета мельдония. Вести аргументированный диалог с ВАДА и выносить на обсуждение аргументы, ставящие под сомнение целесообразность запрета. 

К счастью ВАДА, в отличие от бытующего мнения, действительно защищает чистых спортсменов. У них всегда есть шанс на свою защиту.

Текст: Сергей Илюков

Фото: Getty Images, globallookpress.com

Поделиться в соцсетях: