«Зарплата около 40 тысяч». Чем живет изгнанный из сборной бобслеист Абрамович

Дмитрию Абрамовичу 33. В сборную России по бобслею его позвали еще в 2002-м. С тех пор он не раз побеждал на Кубках Европы, однажды был вторым на Кубке мира, на Олимпиаде-2010 в Ванкувере его двойка стала седьмой, четверка – девятой. В Сочи-2014 экипаж Абрамовича не выступал. Скандал, заварившийся недавно в российском бобслее, заставил вспомнить его фамилию. Возмущенный олимпийский чемпион Дмитрий Труненков среди прочего упрекнул тренера сборной Пьера Людерса в том, что он не пускает перспективного спортсмена в команду. Matchtv.ru расспросил Абрамовича, почему так вышло.


- Вас уже два года нет в составе сборной. Чем сейчас занимаетесь?

- К чемпионату России готовлюсь.

- То есть вы по-прежнему в бобслее?

- Да. Но если ничего не поменяется, буду уходить. Каким-то образом я стал неугоден главному тренеру. Не знаю, где я ему дорогу перешел. Людерс не видит перспективы во мне.

- Он вам сам это сказал?

- Нет. Это еще до Сочи было. Мы выступили на Кубке Европы, приезжаем в гостиницу, мне дают билет – езжай домой. Без всяких объяснений. Для меня до сих пор загадка, почему так произошло. Не припомню чего-то преступного. Может, у него и есть какая-то причина, но этого никто не знает. Я пытался через русских тренеров выяснить, в чем дело. Но никто не смог дать конкретного ответа. После Олимпиады я писал по электронной почте письмо главному тренеру, чтобы он разрешил выступить на тестировании в сборную страны. Пришел ответ, что я неугоден и мешаю работе молодежной команды. Мне выдали отказ, я не мог отбираться в команду.

- Какое место вы на том этапе Кубка Европы заняли?

- Там дали такую плохую технику, что если бы трасса была подлиннее, то я бы прям с горки сам остановился. Я приехал 24-й. Ко мне даже и англичане подходили, и немцы: «Как так? Это не твой результат». Меня же знают. За десятку я всегда мог бороться. А там я даже во второй заезд не попал.

- Разве не у каждого экипажа свой боб?

- Да, но меня тогда срочно вызвали на соревнования со сборов в Сочи. Я приехал, без проблем. Дали запасную машину – езжай. А на этом бобе и девочки ездили – и падали, и убивали машину. Техника для начинающих, чтобы стабильно доезжать без риска. Я предложил привезти мой боевой боб, но мне ответили, что не собираются больше тратить деньги на доставку.

- И за это Людерс вас невзлюбил? Верится с трудом. Может, режим нарушали?

- Не было с режимом проблем. Что я – пьяница или дебошир? Нет. Я понимаю, что спорт моя работа. Все гулянки – дома. Может, Людерс не любит людей, которые могут высказать свое мнение. Как Труненков. Он просто сказал – нет, я так делать не буду. И у нас с Людерсом в свое время был неприятный разговор. Он мне одного человека ставил в экипаж, а я утверждал, что с ним будет слабый результат. У нас каждый должен быть на своем месте. Тот, кто бежит третьим, не должен бежать вторым или сзади. Может, это тоже сказалось. Еще у меня однажды был конфликт с главным судьей FIBT (Международная федерация бобслея и тобоггана – Matchtv.ru)

- Что случилось?

- Мы стартовали последними. Приехали, ребята пошли переодеваться, не поставили боб в парк – я возле него был. Судья стал меня подгонять – быстрее убирайте, а я ему объясняю, что физически один его поставить в парк не могу, что остальные заняты, но скоро вернутся и мы все поставим. Подгоняли, подгоняли – в итоге мы боб поставили, и я начал быстро-быстро его протирать полотенцем, а это запрещено правилами.

- Почему?

- Ну, вдруг мы боб чем-нибудь намажем. Нельзя. Тут началось – мы снимем вас с соревнований. А я ответил – да и снимайте, я ничего не теряю от одного этапа. Ни рейтинг, ничего. На следующем этапе мы с этим судьей поговорили. Он мужик понимающий, я объяснил, что соревнования, эмоции. Он меня предупредил, я извинился. Мы тихо-мирно разошлись. Может, эту историю Людерсу преподнесли по-другому.

- Когда вас отчислили из команды, вы не пробовали поговорить с Людерсом лично?

- Я не пытался. Да это и бесполезно. Был случай. Мне не понравился. На всероссийском тестировании в Дмитрове. Пошли с товарищами по команде покушать. Навстречу Людерс с переводчиком. Увидел меня, затормозил и думал, куда бежать. Переводчик первым поздоровался, а Людерс с горем пополам протянул руку. Считаю, это неуважительно. Он может просто пройти и не заметить.

- Письмо с просьбой допустить вас на тестирование писали на английском?

- На русском. Переводчик федерации перевел, переслал Людерсу. Людерс ответил, переводчик перевел, переслал мне. Не думаю, что переводчик что-то неправильно истолковал.

- Как был аргументирован отказ?

- Сейчас дословно не помню. Но письмо есть. Я его Труненкову переслал. Там было написано, что во мне не нуждаются. Плюс то, что я мешаю подготовке молодежной команды. Как? Я не знаю.

- Дурной пример подаете?

- Ну, какой я могу дурной пример подавать? Могу, допустим, кому-то резко что-то ответить. Так у всех бывает. Когда достало, надоело – можешь сорваться. По-нормальному не можешь объяснить, до них не доходит. Приходится объяснять на другом, более доступном для русских языке. Я такой, что не буду долго за словом лазить в карман, если человек не прав. Может, молодежный состав пожаловался тренерам, что я им что-то не так сказал. С другой стороны, я не считаю, что из-за этого надо выгонять из команды.

- Так вы дедовщину в команде устраивали. Гоняли молодых?

- Никого я не гонял. Зачем мне это? Для этого тренеры есть. Делаю свою работу, остальное меня не волнует.

- Про тренера Людерса за последнее время ни слова хорошего не сказали. Неужели олимпийский чемпион ничем не помог?

- Хороший пилот не означает, что он может быть хорошим тренером. Вот я два года не нахожусь в команде. Приезжал в октябре на Кубок России. Смотришь на спортсменов сборной – они зашуганные, затюканные, боятся лишний шаг сделать. Людерс такой – может, и послушает, но будет делать, что ему угодно. Когда наши российские тренеры были, с ними можно было просто поговорить, объясниться. Они на всех находили время. А не так, как с Людерсом. Он все время бегает, чем-то занят, потому что хочет все контролировать. Может, это и ни к чему. Все взрослые, сами знают, что им сделать и как.

- То есть вам тренер без надобности?

- Не, без тренера нельзя. Он нужен, чтобы решать организационные моменты. Какие-то мелочи, которые спортсмен сам может решить.

- Так это менеджер.

- Нет, менеджер у нас отдельно есть. Может, Людерс что-то и подсказал, но не могу сказать, что он что-то такое сделал, что улучшило наши результаты. По технике – ничего. Единственное изменение Людерса, которое мне казалось правильным, – что не первый экипаж забирает все самое лучшее, а первый берет одни коньки, второй – вторые и т.д. Вот это был плюс. В остальном – не было каких-то глобальных изменений. Ну, он пытался какой-то режим ввести. Но у нас другой менталитет. А он пытается сделать все, как за границей. Если в 10, то ровно в 10, а никак не без пяти или не в пять минут одиннадцатого. Он пытается сделать так, что все должно быть четко. А такого не будет, потому что мы в России живем.

- Так для спорта же важно, чтобы четко.

- Спорт требует четкости в том случае, если у меня в 10 часов соревнования. Туда я не могу опоздать – это моя работа, ответственность. Я должен отстаивать честь страны. Все, что за пределами этого, мало кого должно волновать.

- Тренировки – тоже ваша обязанность.

- Я тренировки не пропускаю. Но когда этапы идут, выходных нет. Иногда хочется дать себе слабину. Ты в воскресенье отсоревновался, погрузился, переехал в другой город. В понедельник с утра ты хочешь полежать отдохнуть, тебе этот завтрак не нужен. А для Пьера это очень важно – я должен ходить на завтрак, я должен это, я должен то. А я считаю, что в некоторых нюансах я не должен этого делать.

- Вы в каких-то соревнованиях сейчас участвуете?

- Есть два старта. Кубок России в октябре и чемпионат России в марте.

- Там есть призовые?

- Нет, в соревнованиях нужно участвовать, чтобы сохранить зарплату от региона.

- И сколько вы зарабатываете?

- Около 40 тысяч. Худо-бедно на это можно жить. А на общероссийскую ставку иногда не попадали даже те, кто показывал результат на чемпионате России – эти списки тоже Людерс утверждал. Мог вычернуть тех, кто ему не угоден.

- Если Людерс позовет вас в сборную, поедете?

- Думаю, нет. С таким человеком не очень хочется работать. Он думает, что круче него только горы. Вот если его уберут. И вообще всех иностранцев. Набрали бы русский персонал, с которыми можно просто подойти поговорить, а не бегать искать переводчика и не ждать, когда тренер освободится. Вот, в три часа я вас приму. При русских никогда такого не было. К русским тренерам всегда можно было прийти и решить какие-то вопросы вне зависимости от того, устали они или нет. Всегда могли помочь. Все для команды. Тогда и результат был. А сейчас – нет.

- А вы английский учить не пробовали – тогда бы и с Людерсом было проще разговаривать?

- Не пробовал. Людерсу проще русский выучить. Он с Россией работает. У нас, допустим, разговаривает на английском 5–6 человек, а команда – 48. И со всеми – через переводчика.

- Если Людерса уволят, то кто будет первым в списке претендентов на его должность?

- Зубков скорее всего.

- Считаете, он вам будет рад? У вас же не самые приятельские отношения (на Играх в Ванкувере незадолго до старта коньки с боба Абрамовича сняли для машины Зубкова – Matchtv.ru).

- Думаю, не будет такого – нет, тебе нельзя отбираться. Если ты сильный – доказывай, если слабый – тренируйся. Да, у нас были с ним конфликты. Но когда спортсмен – это одно, а когда тренер – это другое. Ему нужны будут результаты.

- Вдруг вы ему чисто по-человечески не нравитесь? Как Людерсу.

- Все может быть. Пока не проверим, не узнаем. Может, Зубков тоже будет плохим тренером, а, может, наоборот, скажет – мне все равно, кто будет в команде, главное, чтобы показывали результат.

- Если назначат Зубкова, будете ждать звонка или сами позвоните?

- Сам звонить не буду, но на тестирование приеду – там можно переговорить. С русским все равно проще общаться.

- Какой вы себе дедлайн ставите – останетесь в бобслее или завершите карьеру спортсмена?

- После чемпионата России в марте.

- И у вас есть команда?

- Состав не постоянный, но есть ребята. Последние годы Людерс решал, кто где поедет. Он распихивал людей по экипажам. В этом году обещают, что Людерс не будет лезть. Регионы сами будут распределять людей. Если так, то можно собрать конкурентный экипаж и побороться за призовые места. Будешь в тройке – есть шанс попасть в сборную.

- Если не получится, у вас есть готовые варианты на «после спорта»?

- Уже разговаривал в Москве по поводу работы тренера по ледовой подготовке. ОФП я так не знаю, чтобы ребят хорошо подготовить.

- Вы сейчас тренируетесь? Как оцените свое состояние?

- Да, хожу в зал каждый день. Но состояние среднее, процентов на 40 от максимума. Когда нет цели, особо напрягаться не хочется. По большей части это привычка – ходить в зал, заниматься.

- Похоже, вы смирились с тем, что пора заканчивать.

- Конечно, смирился.

- Тогда зачем на чемпионат России собираетесь?

- Попробовать стоит. Пусть другие на соревнованиях доказывают, что они сильнее меня.

Текст: Наталия Калинина

  • sportbox.ru
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях