«Я штангу люблю. Спокойно приседаю с весом 140 кг». История самой перспективной скелетонистки России

«Я штангу люблю. Спокойно приседаю с весом 140 кг». История самой перспективной скелетонистки России

Matchtv.ru поговорил с 20-летней Анастасией Шлапак, которая выступает в скелетоне, мечтает о бобслее, обожает кроссфит и первой из сборной России едет тестировать олимпийскую трассу в Пхенчхане. Увидеть девушку в деле можно на «Матч ТВ» – сегодня, в 16.00.

О трудностях выбора и анатомическом театре


– Что вы знали о скелетоне перед тем, как спуститься по трассе первый раз?

– Почти ничего. Я легкой атлетикой занималась, бегала с барьерами. А про скелетон думала, что там и делать-то ничего не нужно – просто лег и поехал, как зимой на санках с горочки спуститься. Когда друзья начали переходить туда из легкой атлетики, совсем их не понимала. А потом они привезли первые кубки и медали. Когда все только начиналось, конкуренции практически не было, можно было приехать на первенство России и сразу попасть в призы. В легкой атлетике для этого годами пахать нужно. И то не факт, что получится хоть какую-нибудь медаль завоевать. А тут еще объявили набор на зимние юношеские Игры. В общем, я тоже решила попробовать. И мне сначала совсем не понравилось.

– Почему?

– На трассе в Красноярске, где пробовалась, всего 3-4 виража, разогнаться смогла только до 40 км/ч. Меня признали бесперспективной. Это меня, наверное, завело. Решила доказать всем, что могу сильно лучше. Поехала за свой счет в Латвию на сборы. Родители все оплатили. В Сигулде трасса уже совершенно другая была. И сразу все получилось. Меня включили в состав и даже деньги, которые потратила на билеты, питание и проживание, вернули. Я проездила со сборной по скелетону год и перешла в бобслей. Два года прокаталась в бобе и вернулась в скелетон. 

– Что не получилось в бобслее?

– Самое обидное, что получалось как раз все. И стартовый разгон был хороший, и на трассе я себя отлично чувствовала. Но возникли недопонимания с Людерсом (главный тренер сборной России по бобслею – Matchtv.ru). Сказал, что я ему не подхожу, что слишком маленькая, низенькая и худенькая для бобслея. И делал все, чтобы меня никуда не брали. Даже коньки и боб у меня были старенькие. Никаких перспектив.

– И как же получилось, что в этом сезоне вы на одних и тех же соревнованиях стартовали сразу и в бобслее, и в скелетоне? Такого раньше никто не делал.

– Людерс сам позвал. Был Кубок Европы по бобслею и скелетону в Сигулде. Трасса там сложная. Людей не хватало. А у меня был накат около 300 спусков. Я, конечно, согласилась. Мне нравится бобслей. 

– Обратно не собираетесь?

– Нет. Пока нет. Бобслей – возрастной вид. Туда я всегда успею.

– А выступать и в бобслее, и в скелетоне постоянно вообще возможно? 

– Думаю, да. Но ни к чему хорошему это не приведет. Во-первых, накапливается сильная усталость. Минимум четыре старта за два дня, еще и без перерывов практически, потому что заезды в скелетоне обычно утром, а сразу после обеда – бобслей. Постоянно такие нагрузки не каждый выдержит. Во-вторых, управление бобом и скелетоном все же разное и не всегда получается быстро перестроиться. Да и заходы на виражи отличаются. Лучше на чем-то одном сосредоточиться. И сейчас это скелетон.  

– Говорят, если не получается сделать выбор между двумя предметами, нужно найти третий. Может, заняться чем-то совсем другим? 

– Я думала, конечно, о том, кем хотела бы стать, если бы в спорте не получилось. Но у меня так часто менялись вкусы. Когда была совсем маленькой, решила, что обязательно стану ветеринаром. Выросла и решила поступать в медицинский институт. Потом поняла, что это все же не мое. Долго учиться. Да и потом: обычным врачом быть не хотелось, хотелось зарабатывать приличные деньги, а это могут делать только хирурги. Я вот эту резню всю как-то не люблю. Одного похода в анатомический музей хватило.

– Обычные девочкины увлечения у вас когда-нибудь были? В сборной почти все девушки каким-то творчеством занимались. Лена Никитина в музыкальной школе училась. Юля Канакина из балета пришла.

– Я в детстве достаточно долго в театральную студию ходила. Лет 7, наверное. Участвовала в каких-то городских мероприятиях, в соседние города на гастроли ездили. И даже роли большие у меня были. Медведя вот играла в спектакле «Кошкин дом». У него больше всех слов было. У меня поэтому и память хорошая. Очень многое в детстве приходилось заучивать наизусть. Сейчас это помогает. Запомнить трассу со всеми ее виражами – без проблем.

О взрослых стартах и экспериментах на чемпиона мире

– Заканчивается ваш первый взрослый сезон. Что было самым сложным?

– В этом году я покаталась на 10 разных трассах: в Европе, в Америке, и даже в Азию нужно будет слетать. Это очень много. Так устала, что голова иногда просто не соображает. Это не физическая усталость – моральная. Постоянно меняется обстановка. Не успела к одной трассе привыкнуть, уже надо на новую ехать. Условия проживания на сборах разные бывают. В той же Австрии постоянно мерзнем, болеем. Они отопление не включают на полную мощность, ночью нормально спать можно только под двумя одеялами. Хотя в этом году было чуть получше, но я все равно умудрилась простыть.

– Это на чемпионате мира?

– Да. На моем первом. И провальном. 

– Вы же не должны были лететь в Иглс. Когда узнали, что замените в основном составе Марию Орлову (тренер сборной Вилли Шнайдер вывел Орлову из состава из-за отсутствия результатов – Matchtv.ru)?

– Узнала за день. Была совсем не готова к такому повороту, если честно. Думала, что полечу в Сочи на обычный региональный сбор, даже выходной получила и поехала гулять с друзьями, когда мне позвонили и сказали: «Едешь на чемпионат мира. Завтра в 10 утра вылет из Москвы». Хорошо, что у меня с собой были вещи для сбора в Сочи: шиповки и даже комбинезон какой-то. Скелетон, к счастью, тоже был в Москве. Я его в камере хранения оставляла перед сборами. 

– Есть ощущение, что этот чемпионат мира очень тяжело дался сборной. Лена Никитина в одном из интервью сказала, что команда была разобрана.

– Я бы так не сказала. По крайней мере накат на трассах чемпионата у ребят хороший был. Лидеров даже специально освободили от американских этапов Кубка мира. 

– Говорят, с инвентарем не все было в порядке. 

– Вот здесь и правда были проблемы. Мы катались на коньках двухлетней давности, которые еще в Сочи на Олимпиаде были. На чемпионате мира тренеры вручили нам новые и сказали: «Вот вам коньки, только на них и сможете что-то выиграть». Ребята, которые постарше, чуть опытнее, сразу отказались, стартовали со своими старыми и выиграли медали (на чемпионате мира в австрийском Иглсе Александр Третьяков выиграл серебро, а Елена Никитина – бронзу – Matchtv.ru). Если бы они стартовали на новых коньках, ничего бы не получилось. Они пока не едут, их надо прикатывать и доделывать. Не знаю, почему в тренерском штабе решили, что этот этап можно пропустить. 

Об олимпийской трассе и новых лидерах

– В марте вы будете тестировать олимпийскую трассу в Пхенчхане. Почему позвали именно вас?

– Была жеребьевка. Не знаю точно, как там все проходило. Я в это время на этапе Кубка Европы была. Наверное, просто повезло, что вытянули мою фамилию.  

– Что вам нужно будет делать?

– Нам дают почти 10 дней, чтобы покататься по трассе. Улетаем 28 февраля. Обязательно возьмем с собой камеры, хотим снять отдельные участки трассы, чтобы приехать домой и разобрать со всей командой. 

– Кто-то из тренеров будет с вами?

– Да, Вилли Шнайдер собирается.  

– Что нужно сделать, чтобы попасть в Пхенчхан еще и в 2018 году?

– Пока не очень понятно. Ходят слухи, что нас, сборную Германии, сборную США, сборную Латвии и еще несколько сильных команд могут лишить одной квоты. Сейчас у нас по три, хотят оставить по две, а освободившиеся отдать более слабым участникам. Надеюсь, еще передумают. Развивать вид, конечно, надо, но точно не за счет лидеров, на которых интересно смотреть.

– Кроме привычных лидеров, кто-то сможет бороться за медали?

– Корейцы, конечно, смогут. И дело не только в том, что они будут выступать на хорошо знакомой домашней трассе. Они готовятся к Играм, натаскивают своих спортсменов. В мужской команде, например, есть Сун-Бин Юн. Он в этом году уже побеждал на этапах Кубка мира, обгонял Дукурсов. Сейчас получается так: Дукурс, Третьяков – и Юн тут как тут. И, если честно, мне кажется, на Олимпиаде в 2018-м он тоже победит.

– И Мартинсу Дукурсу опять не повезет. Он две Олимпиады подряд не может выиграть золото, но при этом все считают его абсолютно лучшим в скелетоне. Справедливо?

– Вполне. Не понимаю, как можно так ездить. Когда наблюдаешь за другими спортсменами по трассе, видно их движение, их маневры, то, с какими усилиями они все делают. Даже можно просчитать, что они захотят сделать через 10 метров, а по Мартинсу никогда такого не скажешь. Очень тонко работает, такое ощущение, что сливается со снарядом. Скелетон, конечно, абсолютно его вид спорта.  

О сборной и любви к штанге

– По соцсетям видно, что вы общаетесь с другими ребятами из сборной. У вас много друзей в команде?

– Мы со всеми очень хорошо общаемся. Конечно, со старшими это получается делать чуть реже. Но они тоже такое могут выдать, что забываешь о том, что они совсем взрослые и вроде как должны вести себя солидно.  

– У вас много общего. Например, одно увлечение на всех – кроссфит. Кто первым увлекся?

– Это как-то само собой получилось. Наши тренировки по интенсивности во многом совпадают с тем, что называют кроссфитом. Никто никого не принуждает. Все делают то, что любят. Юле Канакиной и Лене Никитиной больше нравятся всякие беговые упражнения. А я люблю работу с серьезными весами, штангу. Приседаю 140 кг свободно, а девочкам и 100 кг не всегда поддаются. Для меня тренеры даже разрабатывают отдельную программу для работы со штангой.

– Что еще вы делаете на тренировках?

– Много всего. Чтобы хорошо пробежать 4 стартовые секунды, по полгода не вылазим из зала или манежа. У нас есть скоростные тренировки, во время которых бегаем спринт, есть силовые тренировки и, конечно, тренировки на выносливость – интервальный бег, например. Часов 6 в день тренируемся. А потом еще остаемся, чтобы поработать над собой. Я вот уже чувствую, что надо пресс подкачать, но по ходу сезона не всегда получается дополнительно заниматься. Начну весной подкачиваться, когда вернусь из Пхенчхана.     

Прямые трансляции Кубок мира по бобслею и скелетону на «Матч ТВ»:

26 февраля, пятница

16:00 – скелетон

19:30 – бобслей

27 февраля, суббота

14:30 – скелетон

Текст: Марина Кылова

Фото: из личного архива Анастасии Шлапак

Поделиться в соцсетях: