Виталий Мутко: «Отменим лимит, когда футбол станет рыночным»

Виталий Мутко: «Отменим лимит, когда футбол станет рыночным»

Лимит, Шпрыгин, Слуцкий, фотография с пивом в раздевалке, отставка. Министр спорта и президент РФС Виталий Мутко в эфире программы «Спортивный вопрос» ответил на вопросы, которые волнуют общество. 


«Некоторые игроки на Евро были в ступоре, аут не могли вбросить»

«Думаю, что в игре с Уэльсом был объективный результат. Но в целом, учитывая набор игроков и подготовку, из группы мы должны были выходить.

Результат меня разочаровал и расстроил. Говорили, что потенциал команды непонятен и неизведан. Были в квалификации интересные матчи, со шведами неплохо смотрелись. Как обычно, на крупных турнирах наша команда сковывается, не хватает лидеров, играем в непонятную игру. Некоторые были в ступоре, аут не могли вбросить.

Когда играешь в «Мордовии», а тут потом выходишь на такой многотысячный стадион против Бэйла, это тяжелее.

Если бы мы вышли из группы, было бы сложнее. У Уэльса и Ирландии есть огромная самоотдача, они умирают на поле». 

«У нас многие ребятишки не переживают за результат»

«У нас все ребята из провинции: Шатов – из Екатеринбурга, Смолов – с Урала. Что главное? Чего нам не хватает? Мотивации нет у ребят! Вижу, как поражение от поражения отличается. Тот же Бэйл 100 миллионов стоит. Как он ведет себя на поле! 

У нас многие ребятишки не переживают за результат. Сидят в клубе на контракте, деньги получают, «на банке» могут сидеть. У нас есть Жемалетдинов, сыграл несколько матчей в «Локомотиве», тут же предложили ему зарплату какую-то в «Рубине».

Поступок Мамаева? Знаете, был на последней игре. Я в целом хотел бы многих ребят поблагодарить. Большинство ребят не в чем упрекнуть. У Васи (Березуцкого – прим.ред.) травма была, а такие подкаты в матчах с Уэльсом делал»

«Если футбол будет рыночным, лимиты делать не будем»

«Сейчас многие эксперты начинают рассуждать об ошибках. Я пришел в РФС, не было лимита. В «Динамо» не было ни одного русского игрока. Потом мы добились успеха, все нас восхваляли.

Лимит или не лимит. Закончился чемпионат, мы все не удовлетворены результатом. Меня это не пугает. Вы говорите про лимит, что это заставляет платить много денег русским. Это все сказки. Здесь просто нужно работать. Лимит – это один из элементов развития футбола. Естественно, когда вы вводите ограничение, не создавая игроков, ничего не будет. Некоторые клубы по 5-7 лет ни одного доморощенного игрока не выпустили.

Немного все сложнее, чем кажется. За последнее время исчезло 30-40 клубов. У нас ни экономической основы, все сидит на бюджетах. Первый и второй дивизион еле дышат. 

У нас ни экономической основы, все сидят на бюджетах. Лимит не прибавляет и не убавляет. 

Я вам так скажу. Если сегодня футбол будет рыночным, то лимиты не будем делать и ничего не будем делать. Но вы должны понимать, что 90 процентов денег инвестируются государством. И государство вправе регулировать. 

Есть модель футбола – Испания или Германия. Где есть некий баланс. Не экспорт-импорт, а баланс. 5-6 игроков мирового уровня и 5-6 доморощенных игроков.

Лимит на легионеров мы пока отменять не будем. Читаю много, что вы пишете. За этим лимитом стоят 30-40 процентов ресурсов, которые уходят на агентов, менеджеров. 

Посмотрите на «Аланию», через которую столько игроков прошло, на «Волгу», где грузинская диаспора прошлась, сейчас не восстановить. 

Не в лимите дело. Если устанавливайте лимит, то сделайте программу подготовку игроков, которой нет. Эту работу надо делать. Ее не делал никто».


«Вы думаете, фанатским движением кто-то управляет?»

«Шпрыгина (главу Всероссийского объединения болельщиков – Прим.ред.) избирают сами болельщики. Я понимаю, что наши болельщики на Евро неправильно себя повели. Не согласен, что они прямо разгромили Марсель. Согласен, что были ребята, которые не футбол приехали посмотреть, а провоцировать.

Нужно по Шпрыгину соответствующие решения посмотреть. Если это объединение навредило имиджу России, конечно, мы им займемся. Это фанатское движение. Вы думаете, что ими кто-то управляет? Конечно же, нет. Это целое течение, субкультура.  

3-го числа, скорее всего, подпишем конвенцию, чтобы обмениваться списками нарушителей с другими странами. Если кто-то нарушил порядок в России, то он не сможет никуда ездить на футбол. 

Посмотрел, как работает отдел по работе с болельщиками РФС. Они в ВИП-ложи ходят, а не с болельщиками работают. Люди, которые нарушали порядок, работали с болельщиками в клубах. «Локомотиве», тульском «Арсенале».

Сами футболисты говорят, что приходишь на футбол с женой и детьми, а с соседней грядки на тебя несется: «Ты нетрадиционный, ты не такой». Жена забирает детей и уходит. Буду этим заниматься. Хочу, чтобы еще лига этим занималась, клубы».

«Решение о будущем Слуцкого в сборной примем сегодня-завтра»

«Мы имели шанс не попасть на чемпионат Европы. Мне пришлось возвращаться, завершать дела по контракту Капелло, приглашать лучшего тренера в России. Все что команда просила – мы сделали. 

Команда функционально неплохо готовилась. Мне показалось, что мы играли в один футбол всю квалификацию, а не Евро вдруг стали в другой. 

Я беседовал с тренером. Иногда тактику выбираешь из наличия игроков. Смолова поставили на левый фланг. Одну игру теряется, вторую теряется… 

После каждой игры у нас были большие беседы. Но я не могу вмешиваться в работу тренера. Он знает состояние игроков на данный момент, и за результат отвечает не только тренер, но и сами ребята. 

Проще всего сказать, что если лимит отменим, завтра вынесем всех в мире. Надо просто успокоиться и исходить из того, что были на чемпионате Европы – это плюс.  

Нужно определиться с тренером. Со Слуцким договорились, что он все осмысливает, делает выводы. Он мне сказал, что в сборной и клубе есть своя специфика. Решение будет принято сегодня-завтра, будет работать Леонид Викторович или нет (позже Мутко подтвердил, что Слуцкий покидает сборную – «Матч ТВ»). 

Второй вопрос – что нам нужно предпринять, чтобы максимально продуктивно подготовиться к Кубку конфедераций. Соберемся еще раз с президентами клубов, сядем, закроемся, поговорим.  

Нам надо понять, чей футбол? Он не мой, не РФС. Он общий. Нам нужно вместе выходить из этой ситуации, нужно прекратить себя превозносить».

«Стоит пиво в раздевалке. Ну дайте попробую»

«Фото из раздевалки? Выложили и выложили. Мы сидели и ждали игроков допинг-контроля. Один пришел быстро, второй полтора часа не мог. Там раздевалка с гулькин-нос. Жарища, духота, ни кондиционеров, ничего. Ребята восстанавливаются: пицца, безалкогольное пиво. Общались с командой. Стоит пиво: ну дайте попробую. Ничего в этом такого нет. Нормальные ребята, обстановка нормальная в раздевалке».

«Вы что, считаете, что мне все это нужно?»

«Работать эффективно на двух должностях крайне сложно. Если увижу к сентябрю, которому можно передать ответственность, то отдам. Вы что, считаете, что мне это нужно – брать такую ответственность на себя?

Не всегда нужно делать то, что ты хочешь. Нужно делать то, что ты умеешь. Посмотрите, что происходит. 2,5 миллиарда долгов, клубы непонятно во что играют, у РФС дома нет, скоро выселить могут.  Если бы не было чемпионата мира, я бы никогда не согласился вернуться. Сегодня надо подготовить чемпионат мира. Я хочу, чтобы чуть-чуть нормально выступила команда. 

В этом РФС 160 человек работают, из них человек 70 просто так на работу ходят. Перед кем подотчетна эта система? Да ни перед кем. 

У меня была задача: чтобы не обанкротился РФС. Чтобы на улице не осталась эта могучая организация. Вторая задача: попасть на чемпионат Европы. Уговорили Леонид Викторовича, попали на Евро-2016.

Конкретные задачи – успокоить ситуацию. У нас РФС не разговаривает с лигой. Сейчас ситуацию успокоили. Клубы и лига стали вместе работать. Нужно сделать следующий шаг. Весна-осень, лимит, зима-лето, поперек поля играть или вдоль, займемся этим всем».

«Готов нести полную ответственность за неудачи» 


«Это государственная служба. Я стараюсь честно делать свою работу.

Для меня будет огромной неудачей, если вся сборная будет отстранена. Не я побуждаю спортсмена принимать допинг. Я отвечаю за выработку политики государства. Если она на конце дает сбой или не эффективна, значит, я неправильно работаю и готов нести за это полную ответственность.

Нет мерила ответственности. Провал на Евро? Если вы считаете, что результат можно сделать за пять месяцев, тогда да».

Поделиться в соцсетях: