«У нас сильная сборная, но нет своей Соукаловой». Эксклюзивное интервью тренера Сергея Коновалова

«У нас сильная сборная, но нет своей Соукаловой». Эксклюзивное интервью тренера Сергея Коновалова

Корреспондент «Матч ТВ» Дмитрий Занин обстоятельно поговорил со старшим тренером женской сборной России по биатлону Сергеем Коноваловым – об уникальности Подчуфаровой, уверенности Юрловой, будущем Кайшевой и составе эстафеты на чемпионате мира в Осло, который стартует 3 марта.

Про взаимное доверие и разные слезы

– Накануне каждого старта вы проводите собрание со спортсменками. Что вы им говорите: это какая-то эмоциональная накачка или исключительно организационные вопросы – «ты на старте 12-я, а ты 63-я»?

– Разумеется, нет. Одними общими фразами и озвучиванием стартовых номеров не обойдешься. Важно индивидуально для каждой подобрать какие-то слова. Плюс мы стараемся разложить план по дистанции, разобрать стрелковые элементы. Настроить должным образом, чтобы каждая смогла проявить себя.

– Насколько тяжело работать именно с женской командой?

– С женщинами сложно в каком плане: непросто завоевать их уважение, доверие. Если они поверили в тебя как в тренера, это большой успех – девочки будут выполнять все, что ты им предложишь. Но это доверие заслужить очень сложно.

– Судя по всему, вам это удалось. Несмотря на скромные результаты, настроение в сборной нормальное – это заметно со стороны. Как вам удалось этого добиться?

– От состояния внутри команды отчасти и зависит итоговый результат. И мы стараемся поддерживать комфортную атмосферу. В первую очередь, за счет доверия: мы доверяем спортсменкам, они – нам. Я уверен, что на этом уровне у нас четкое понимание. Даже если бывают моменты, что кто-то с кем-то не согласен, мы всегда открыты для беседы, всегда дискутируем и не расходимся, пока у какой-то из сторон есть недопонимание.

– Часто с вами кто-то спорит?

– Когда не все получается, как хотелось бы, вопросы и сомнения неминуемо возникают. Но в начале сезона, когда было непросто, мы старались регулярно общаться, обсуждать все. И не разрешенных вопросов не оставалось.

–Каково вам было в начале сезона после очередной провальной гонки приезжать в отель и видеть там вопросительные взгляды спортсменок: «Тренер, что мы делаем не так?»

– Было очень сложно. Врагу бы такого не пожелал. Тот пресс, то давление, которое мы испытывали… Хотя я не скажу, что мы испытывали его в полной мере. У нас есть главный тренер, есть президент федерации, которые на своем уровне эти вопросы брали на себя, и как такового мощного давления на команду мы не испытывали. Но после не самого хорошего результата в гонке нужно было возвращаться в гостиницу, разговаривать со спортсменками. И мы начинали с того, что анализировали гонку – цифры, раскладки по кругам, по отсечкам, информация с рубежа. Такой детальный разбор и меня настраивал на соответствующую волну, и девушек разворачивал в конструктивную сторону. Чтобы не было взаимных обвинений и упреков. В любом случае, мы начинали разговор и всегда сразу все обсуждали.

– Слезы были?

– Конечно.

– Как себя вести тренеру в такой ситуации? Вот она сидит и плачет.

–По-разному. Знаете, слезы слезам рознь. Я вспоминаю Настю Загоруйко – 2012 год, когда мы работали еще в команде Б. Была действительно тяжелая развивающая тренировка. И вот она финиширует мимо меня, пробегает метров 10 – и в слезы. А мне некогда отвлекаться, нужно фиксировать других. Настя ревела минут пять, наверное, пока другие девочки добегали, а потом спрашивает: «Что мне дальше делать?». Я говорю: «Настя, встаешь, выходишь на старт, бежишь и работаешь». И вопросов больше не было. Это одни слезы – рабочие, нормальные. А Аня Никулина после эстафеты в Хохфильцене – это совсем другое. Слезы отчаяния, какая-то большая проблема и непонимание, что происходит. Я постарался просто ее успокоить, переключить на что-то другое. В тот момент невозможно было говорить про причины. А вот когда приехали в отель, уже без слез сели, все разобрали и пришли к пониманию.

Ульяна Кайшева

Про отсутствие лидера и будущее Кайшевой

– Оправдывая невнятный старт сезона, российские тренеры и спортсмены часто говорят, что «важно разбежаться». Сборная России два этапа набирает ход, на третьем выстреливает, как это было в Поклюке и в Антхольце. Но ведь кто-то выигрывает и в Эстерсунде, и в Хохфильцене, и в Рупольдинге?

– У нас очень ровная команда, но пока нет своего яркого лидера мирового биатлона, который в сложный для команды период мог бы поддержать ее своим результатом. Этим можно отчасти объяснить то, что мы не всегда стабильно выступаем. Взять, например, чехов – у них команда достаточно средняя, но есть Соукалова. У финнов – Макарайнен и средняя команда, у французов Дорен Абер и средняя команда. А у нас просто ровная команда, но, к сожалению, нет своей Соукаловой. Зато есть Подчуфарова, есть Юрлова, есть Виролайнен.

– После плохих результатов на старте сезона не боялись, что кризис затянется, или были уверены, что сегодня-завтра все наладится?

– Мы четко понимали, что нельзя начинать метания и что-то кардинально менять. Потому что в какой-то момент мы бы просто растерялись и не смогли потом найти ошибку. На наш взгляд, важно сохранить выбранную линию, чтобы оценить в полной мере: правильно шли или нет. И сейчас есть твердое убеждение, что выбранный курс приносит плоды. Есть яркое выступление в Антхольце, хорошее выступление Оли Подчуфаровой в Поклюке в масс-старте, есть ровные выступления с заездами в топ-10 других спортсменок.

– На Кубок мира приезжали Никулина, Акимова, Кайшева – и никто не смог закрепиться в команде. Пятый номер сборной постоянно меняется. Его некому занять? Или спортсменки есть, но приезжая в сборную, почему-то меняются? На Кубке IBU все выступают здорово, а на Кубке мира теряются. К примеру, Акимова на Кубке IBU в Швеции бежала «в одни ноги» с Санфилиппо, а спустя неделю на Кубке Мира итальянка на подиуме, а Татьяна 83-я. Психология?

– В случае с Санфилиппо очень важен опыт. Она не первый год в сборной, а та же Таня Акимова только дебютировала на Кубке мира, равно как и Ульяна Кайшева. С первой гонки проявить себя трудно. Хотя они очень сильные биатлонистки.

– Что не так с Ульяной Кайшевой?

– С Кайшевой все так. Но есть такой момент: когда о тебе с юниоров много говорят, причем с большим авансом, с этим сложно справиться. Это и произошло с Ульяной. Сколько ее называли новой звездой российского биатлона! И мне кажется, что она не справилась с этой ситуаций, хотя она достойная спортсменка. Кайшевой просто нужно дать время – и она себя проявит. Но пока Ульяна не может держать удар долго, умеет собраться на одну дистанцию, а на второй не получается выступить так же здорово.

– Но ведь это приходит с опытом. А как его получить? Только через старты Начала она с 62-го места, потом будет 50-е, затем 31-е и так далее.

– Все правильно. С Таней Акимовой так и происходит. Мы ей дали возможность стартовать. В итоге в Канаде она заехала в топ-25, в США – в двадцадку. Это серьезный уровень для нее – и она будет прогрессировать. Кайшева тоже может вырасти в сильную биатлонистку. Просто нужно время и возможность выступать в Кубке мира. А для этого нужно вернуть максимальную квоту – 6 мест.

– То есть попасть в топ-5 Кубка Наций по итогам сезона. Это реально?

– Сделаем для этого все возможное.

Ольга Подчуфарова

Про самоотдачу Подчуфаровой, спокойствие Юрловой и психологию Виролайнен

– В чем феномен Ольги Подчуфаровой – девушки, которая пришла в биатлон в 16 лет, а сейчас – лидер команды?

– А еще она закончила школу с золотой медалью и занималась танцами. Думаю, ее сила – в трудолюбии, целеустремленности и умении ждать результат. Я понимаю, что все жертвуют ради биатлона многим, но со стороны Ольги это чуточку больше во всех отношениях. Это не какое-то жертвоприношение, а просто полная самоотдача, абсолютная уверенность и любовь к своему делу – и это дает свои плоды.

– В этом году Ольге по силам выиграть чемпионат мира?

– Думаю, да. Конечно, мы должны очень грамотно провести заключительный этап подготовки перед турниром. Если выполним всю намеченную работу, сможем показать самые высокие результаты.

– В составе нашей сборной есть чемпионка мира – Екатерина Юрлова – насколько это важно для команды?

– Очень важно! Это придает больше уверенности остальным спортсменкам.

– Сама Катя изменилась в этом сезоне?

– Сильно. Стала намного спокойней, намного увереннее. Думаю, эта медаль перевернула очень много в ее спортивной жизни. Ну и замужество тоже положительно сказалось на ее выступлениях, на ее отношении к делу.

– Одна из возможностей взять медаль чемпионата мира – эстафета. Можете назвать железобетонных участников четверки, если не будет никаких травм. Кто точно выйдет на старт и какие этапы побежит?

– Если без форс-мажоров, то по некоторым позициям понимание уже есть. Ольга Подчуфарова очень уверенно выступает на 4 этапе – никаких претензий. Железный эстафетчик, хороший боец. В этом сезоне великолепно проявила себя и Катя Юрлова. Она очень стабильно выступала именно в эстафетных гонках. Не все спортсмены умеют ждать во время эстафеты; дальние этапы – 3-й и 4-й – в этом плане непростые. Я думаю, что Катя при хорошем раскладе будет выступать на третьем этапе.

– Насколько широк круг кандидатов на первые два этапа? Это девушки из сборной или кто-то еще?

– По критериям отбора после чемпионата Европы мы имеем право привлечь в команду спортсменок, которые завоюют там медали. Конечно, будем смотреть и выступления по ходу сезона. Ну и девочки, которые сейчас в команде, – Катя Шумилова, Даша Виролайнен, Таня Акимова, которая от гонки к гонке набирает обороты и на тренировках стабильно себя проявляет. Выбор есть.

– У Акимовой нет комплекса «пятой» – спортсменкой, которую всегда меняют?

– Не думаю. Да, она очень самокритичная, скромная. Но сомневаюсь, что она считает себя той, кого будут менять. У нас вообще меняют шестого, но в Америку мы специально взяли пятерых, чтобы не было никаких лишних мыслей, что кто-то стартует, кто-то нет.

– Что в этом сезоне происходит с Виролайнен? Она ведь рассудительная, уравновешенная спортсменка, а выступает крайне нестабильно.

– С Дашей все в порядке. В Канаде она в эстафете доказала, что в полном порядке – может достойно соревноваться. У нас в команде есть переходящий приз, который получает лучшая по итогам этапа спортсменка. И вот после Канады он достался Дарье.

– Кто придумал эту историю?

– Наташа Джилкибаева (специалист комплексной научной группы – Matchtv.ru). Она предложила эту идею в начале сезона. В роли трофея – кукла-спортсмен. Приз побывал уже у Подчуфаровой, у Юрловой, и вот – у Виролайнен.

– Еще в прошлом сезоне Дарья говорила, что эстафеты больше бегать не будет, что у нее «проблемы с психологией», но ее продолжали ставить. Это была своего рода терапия?

– Эстафеты – это отдельный вид программы. Есть спортсмены, которые готовы бегать в командных дисциплинах, а есть те, кому это сложно. За себя бежит нормально, а в команде – нет. Отсюда и штрафные круги. Но это не про Дарью Виролайнен. Она готова и умеет выступать в команде.

– Болельщики обсуждают, что Виролайнен в сборной только благодаря маме – Анфисе Резцовой. На Дарье эти разговоры как-то сказываются?

– Не думаю, что на нее это давит. Даша в сборной за счет результатов, а не за счет мамы.

Татьяна Акимова 

Про успех в Антхольце и невезение в Канаде

– Перед этапом в Антхольце было ощущение, что все сложится хорошо? Или результат стал сюрпризом?

– Два первых места и две бронзы были огромным и приятным сюрпризом для всей команды. Но, выходя на любой старт, мы рассчитываем на хорошее выступление. Даже если в начале гонки что-то не получается у спортсмена из первой группы, затем у следующего, ты все равно думаешь, что те трое, которые еще не стартовали, покажут результат. Надежда всегда есть даже по ходу гонки. Проходит «лежка», и ты веришь, что на «стойке» все нормально будет. Человек без надежды не может жить.

– Удачный результат Антхольца одни посчитали чудом, другие решили, что все закономерно. Как его восприняли вы?

– Приятно было сознавать, что работа, которую мы проделали, привела к хорошему результату. Значит, мы все делали правильно. Поклюка и Антерсельва – это итог плодотворного труда всей команды.

– Когда сборная выступала плохо, все говорили, что тренер Коновалов – плохой. А когда команда выступила хорошо, нашлись те, кто вас похвалил?

– Было много смс с поздравлениями. Чувствовалась поддержка с полным выдохом – «ух, не все так плохо, молодцы, что все у вас получилось». Поддержка была от друзей, от руководства и от семьи. Это было приятно.

– В Канаде вы ждали продолжения успехов Антхольца?

– Мы ехали на американские этапы с расчетом на возвращение максимальной квоты – знали, что многие спортсмены в Америку не приедут и можно улучшить свое положение в Кубке Наций. Настрой был боевой. Но выступление в Канаде немножко огорчило, какое-то невезение. В обеих эстафетах можно было спокойно заезжать в призы. Но, к сожалению, получилось иначе. Замечательная стрельба нашего дуэта в сингл-миксте, по одному дополнительному патрону, а мы только четвертые. Так же и в микс-эстафете: закрой Алексей Слепов мишень – и мы в призах, но… Так бывает.

– Как команда будет готовиться к чемпионату мира?

– Есть план, логистика по переездам, размещению. Будем готовиться в Бейтостолене, в Норвегии, ближе к месту проведения чемпионата мира. Вся программа расписана. Осталось детально проработать вопрос участия спортсменок по гонкам. Чтобы проводить более индивидуальную работу на заключительном этапе подготовки.

– Какая задача на турнир?

– Максимально успешное выступление.

– Допустим, у нас в каждой гонке кто-то попадает в топ-6 – это хорошо?

– Хорошо, но хочется лучшего. У нас команда – это сплав молодости и опыта. Есть девочки, которые и на олимпийских играх завоевывали медали, есть чемпионка мира, есть молодые спортсменки. И эта гремучая смесь принесет нам результат.

– То есть у нас сильная сборная?

– Да, у нас сильная сборная.

Текст: Дмитрий Занин

Фото: РИА Новости/Александр Вильф, РИА Новости/Владимир Сергеев, biathlonrus.com

Поделиться в соцсетях: