Почему ЦСКА – чемпион

Почему ЦСКА – чемпион

Реплика комментатора «Матч ТВ» Романа Трушечкина о развязке футбольного сезона.


Чемпион – это тот, который впереди всех вообще, но не в частности. ЦСКА первый, хотя ни разу за сезон не обыграл «Зенит» и до последней минуты не мог позволить себе эту роскошь – не оглядываться на «Ростов». Просто потому, что на «Ростов» этой весной ему часто приходилось смотреть не в зеркало заднего вида, а непосредственно в лобовое стекло. «Ростов» убедительно, как жилистый знаток болевых точек против уверенного в своей силе детины, переиграл ЦСКА в личной схватке. И по незабываемому брейк-дансу Курбана Бердыева стало ясно, каким большим делом выглядела эта победа в глазах тренера «Ростова». В этот вечер в чемпионской гонке произошел перехват стратегической инициативы. Бердыев не раскрылся – его принудительно раскрыло то, что сидело, закипало, рвалось наружу изнутри уже давно. 

Это было заявление: мы не просто в чемпионской гонке. Мы готовы ее возглавить, а вы – подышите нам в спину. Тогда Леониду Слуцкому пришлось окончательно лишиться иллюзии, что его главный соперник – «Зенит». Он быстро ужился с новой реальностью, превратив свое командное созвездие в гончих псов. Догонять так догонять. Возможно, стало даже проще. Вот он, сезонный выскочка, рвется к своей цели, уже не маскируясь. Нужно держаться и не отпускать. У него – свежесть, голодное до победы брюхо. Нужно подышать за его спиной до той точки, где снова появятся силы разобраться с дерзким один на один. Да, к тому моменту им уже никто не помешает. Остальные участники гонки перегрызутся, притормозят друг друга в завалах. Конец футбольного сезона в России – как финиш велогонки. Гибкий ум Слуцкого вовремя ухватил эту мысль. ЦСКА не стал изобретать велосипед там, где требовалось просто крутить, не бросая, педали.

Тренеру ЦСКА в этом сезоне повезло с профессиональной конкуренцией. Ему, чтобы соображать на другой скорости и комбинировать на другом уровне сложности, требовался свой Мориарти. Опасный противник, скрытый и коварный. О пользе конкуренции в команде или между командами все знают. Но вот эта битва умов, которая заставила ЦСКА по ходу сезона стать клубом не столько веселых, сколько находчивых, – главное событие в профессиональной карьере Слуцкого, несомненно движущейся по восходящей линии. Ведь в этом сезоне он проходил первую проверку в статусе главного футбольного тренера страны. Человека, которому доверена сборная. Он уверяет, что в национальной команде не почувствовал нового уровня ответственности. 

Но не потому, что в сборной легко. А потому, что в этом клубном сезоне Слуцкому было очень жарко. Пришлось работать интенсивнее, с повышенной амплитудой. Обострилось восприятие, краски жизни сгустились. Ведь для тренера ЦСКА рутина окончательно канула в прошлое: работа уже не будет такой, как прежде. Что ждет в будущем? Останется ли он в клубе? А в сборной? Летняя развилка его судьбы неминуема, а путь, по которому он двинется, – не ясен. Во всяком случае, нам. И можно представить себе это ощущение последнего танца тренера, который по замашкам вроде клубный, но уже не только клубный, это точно. Тут не слишком важна эта игра образов: преследующий он или убегающий. Важнее само чувство погони, движения. Пришлось шевелиться так, как не приходилось, возможно, еще никогда.

Кстати, такое же чувство последнего общего дела возникает при взгляде на эту команду. Можно ли представить себе ЦСКА в таком составе в новом сезоне? Что мешки с вратарскими сухарями еще и не думают заканчиваться, а на вахту перед этим обтянутым сеткой складом буднично заступят трое неувядающих братьев, один из которых почему-то носит фамилию Игнашевич? Точно нет. Уже не будет, как мы понимаем, Мусы – лучшего игрока армейской атаки последних лет. Человека, который приветливо и провожал, и снова встречал Думбия, и всегда находил себе место на поле. Надо было – бежал по краешку, можно было – выдвигался в лобовую атаку.  И везде забивал, бежал, двужилил, успевал, замыкал, выручал. Попросятся на выход не согласные с баночным консервированием Натхо и Широков, хотя про капитана сборной можно завести и отдельный разговор. 

ЦСКА менялся и без этого, менялся постоянно, но как-то неуловимо. Это была пластическая хирургия, а твердость костяка не подвергалась сомнению и была неприкосновенна. Но ведь наступит день, когда даже резать мясо уже будет недостаточно, и придется подступаться к перестройке основ. И почему бы этому дню не наступить завтра, в сезоне 2016/17? У ЦСКА самый стабильный и по-прежнему мощный в стране человеческий ресурс, но он действительно близок к выработке. Основной состав команды в ходе сезона свои тренировки между матчами фактически сводит к упражнениям по восстановлению, и разговоры про «тренировки в общей группе» в ЦСКА зачастую – просто сотрясение воздуха над полем в Ватутинках, на котором, например, так и не появляется Акинфеев. Или Еременко. А еще кто-то третий выходит туда на пятнадцать минут просто пробежать кросс. Силы армейской основы поддерживаются выдающейся программой реабилитации и мастерством всех тренеров, включая Паулино Гранеро, а не только Слуцкого с Виктором Онопко, Сергеем Овчинниковым и Виктором Гончаренко.

Конечно, команда при этом обновляется. Знаком этого стала игра Александра Головина, которая развила традицию, заложенную Дзагоевым и Акинфеевым и закрепила за ЦСКА статус команды, удачливее всех в стране выбирающей момент для всецелого доверия вундеркиндам. Хороший, кстати, встречный удар для тех, кто атакует ЦСКА с позиций общей старости его состава. Головин и в первой половине сезона на тренировках команды смотрелся более чем интересно. А дополнительная ценность его расцвета второй сезонной половины в том, что он состоялся вопреки (или в таком случае правильнее – «благодаря»?) конкуренции с носителем титула лучшего атакующего полузащитника страны, капитана сборной Широкова. Вот и он, отдельный разговор. Он получится коротким, как курортный роман. Как короткие Романовы выходы на замену. Тренер Слуцкий ни в чем не покривил душой, говоря, что Широкова берут в команду для конкуренции. Футболисты имеют право думать, что тренер так шутит, отводит серьезный разговор в сторону, но реальность безжалостна. Широкову есть место в коллективе ЦСКА, но не на поле. Роман забил в первом же официальном матче за армейцев, но в дальнейшем был вынужден трудиться на благо команды, а не заниматься сведением личных счетов с критиками и пересмешниками.

Этот чемпионство вытянуло армейские нервы и жилы, которые в концовке сезона зазвучали напряженными нотами. Президент клуба, умело ускользнувший было из публичного пространства, вернулся с такими словами, которые могли дойти до слуха даже покойных. Тренер бросался на поле, чтобы на пальцах перечислять случаи судейской неправоты. Тут интересно то, что, наперекор расхожему убеждению в благосклонности арбитров к ЦСКА, Слуцкий искренне работал с ощущением, что помощи ему с этой стороны ждать не приходится. Что здесь для него проходит еще одна фронтовая линия. И это чемпионство потребовало от команды, если назвать все это одним словом, – мобилизации. А армейцы по определению лучше всех представляют себе, как ее следует использовать на благо победы.

Текст: Роман Трушечкин

Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов, РИА Новости/Максим Богодвид

Поделиться в соцсетях: