Почему скелетон – самый опасный вид спорта

Почему скелетон – самый опасный вид спорта

Российские скелетонисты будут рисковать собой ради победы на этапе Кубка мира в Швейцарии, а «Матч ТВ» объяснит, почему это действительно опасно и покажет трансляцию в 14:25.


До 20 крутых виражей на трассе

Соревнования скелетонистов обычно проводят на санно-бобслейных трассах. Они устроены таким образом, что на каждые 10 м (общая протяженность трассы от 1500 до 2000 м – Matchtv.ru) приходится, в среднем, один крутой поворот. Всего их может быть 20.  

Самая опасная трасса – в канадском Уистлере. Ее построили специально к Олимпийским играм-2010. А первые международные тренировки провели еще в 2008 году. Тогда  совершили 2000 спусков, 73 из них закончились обращением к врачу.  

Уже во время Олимпиады на трассе погиб грузинский спортсмен – Нодар Кумариташвили. Он разогнался до 140 км/ч, опоздал с выходом из виража, вылетел с трассы и ударился о железный столб. 

Всего за время Игр в Уистлере произошло больше 20 аварий.

«Самый сложный участок – от 11 до 13 виража, — рассказывает Альберт Демченко, который  не раз стартовал в Уистлере. — У 11 виража два вектора: начальный идет вниз, а после середины резко меняет направление и устремляется вверх. Затем – очень короткий 12 вираж. На нем снаряд сильно подбрасывает. Если не учитывать этого, то к 13 виражу можно не успеть вернуться на трассу». 

Разгон до 150 км/ч

На первом участке (примерно 250 м) каждая трасса имеет небольшой наклон. Это нужно для того, чтобы спортсмены могли набрать хорошую стартовую скорость – от 100 км/ч. По мере прохождения трассы она только увеличивается и редко бывает ниже 140 км/ч. И все это в положении вниз головой.

Трасса в Уистлере не только самая опасная, но и самая быстрая. Имено здесь Александр Третьяков установил абсолютный мировой рекорд скорости – 146,4 км/ч. Такой результат Александр показал на Олимпиаде-2010. Но в одной из четырех попыток, потому из Канады он увез только бронзу. Это была первая олимпийская награда в истории российского скелетона.  

Перегрузки 5 G

На виражах спортсмена так вдавливает в скелетон, что он испытывает перегрузку до 5 G. С такими же нагрузками сталкиваются космонавты, когда капсула «Союз» входит в плотные слои атмосферы. По ощущениям – словно на спину одновременно встают пять человек.

«Во время таких перегрузок нарушается кровоснабжение головного мозга. Неподготовленный человек легко может потерять сознание. Кроме того, из-за оттока крови от сетчатки глаза, может произойти кратковременная потеря зрения», — говорит врач функциональной диагностики Центра подготовки космонавтов Ирина Коновалова. 


Только один защитный элемент 

Если те же космонавты могут позволить себе специальные компенсирующие костюмы, которые помогают им легче переносить перегрузки, то скелетонисты обходятся простыми аэродинамическими комбинезонами. При этом из защитных элементов у них – только шлем. 

«В наших комбинезонах не предусмотрена защита. Для нас важно, чтобы они были максимально легкими и обтекаемыми, — рассказывает бронзовый призер Сочи-2014 Елена Никитина. — Самое неприятное в таком костюме – тормозить об трассу во время падения. Ожоги неизбежны. После первых тренировок все тело в них было». 

1 см над поверхностью льда

К основанию саней, на которых скелетонисты спускаются по ледяному желобу, прикреплены полозья из высокоуглеродной стали. Они помогают задать направление при движении снаряда и приподнимают его над поверхностью льда. По правилам, их высота может варьироваться от 1 до 4 см. Чем выше выставляются полозья, тем круче скелетон заходит на вираж. И тут приходится выбирать: либо поднять полозья выше и получить менее управляемый снаряд, либо держать лицо всего в паре сантиметров от ледяной поверхности.  

Спуск с высоты 40-этажного дома

Все трассы устроены таким образом, что перепад высот от линии старта до линии финиша составляет около 110 м. Это высота 40-этажного дома. И если бы у скелетонистов была возможность спуститься по прямой, без виражей и поворотов, их скорость на финише достигала бы 250 км/ч. Так разгоняется Boeing-737 в момент взлета.

Ни одного рулевого компонента

Функцию руля выполняют плечи спортсмена. Смещая центр тяжести влево или вправо, он меняет траекторию спуска. 

«Если надо повернуть налево – давим на снаряд правым плечом и левой коленкой. Если хотим повернуть направо – наоборот», — рассказывает олимпийский чемпион Сочи-2014 Александр Третьяков. 

Чтобы немного облегчить задачу, перед началом соревнований каждому спортсмену разрешают пройти всю трассу пешком.

«Когда проходим по трассе, стараемся выучить длину виражей. Перед стартом в голове всегда есть план, где повернуть, где ускориться, а где, наоборот, чуть-чуть притормозить, чтобы не вылететь», — говорит Елена Никитина. 

Смотрите бобслей и скелетон на «Матч ТВ»

Текст: Марина Крылова

Фото: Getty Images

Поделиться в соцсетях: