Почему дело Шараповой затягивается?

Почему дело Шараповой затягивается?

Определиться с наказанием Марии Шараповой за мельдоний в Международной федерации тенниса планировали до лета, но решения нет до сих пор. «Матч ТВ» объясняет, почему чиновники медлят.  


Слушания по делу Шараповой, которая в марте призналась в употреблении запрещенного мельдония,  прошли в мае. Окончательное решение обещали вынести на первой неделе «Ролан Гаррос». Главный грунтовый турнир года закончится уже в эти выходные, а лучшие теннисисты мира откроют травяной сезон. Но и он, скорее всего, пройдет без Шараповой. Она до сих пор не знает, когда сможет вернуться на корт – Международная федерация тенниса не готова огласить свое решение как минимум до середины июня.  «Матч ТВ» предлагает четыре версии того, кто и зачем затягивает с решением по делу.

Версия первая. ВАДА и Международная федерация тенниса (ITF) не могут определиться с мерой наказания.

Когда Шарапова призналась в том, что употребляла милдронат уже после его запрета, стало понятно: избежать наказания не получится. Главный вопрос – каким оно будет. Есть три варианта. При самом оптимистичном раскладе адвокаты Шараповой смогут доказать, что запрещенный препарат  их подзащитная принимала исключительно в медицинских целях, и добьются минимальной дисквалификации – четыре месяца с момента обнаружения допинга в пробах. В этом случае Мария успеет вернуться на корт еще до Олимпиады в Рио. Правда, принимая такое решение, ITF неминуемо столкнется с  разговорами о том, что спортсменку наказали слишком мягко.  

Теннисный мир не готов так запросто простить Шарапову. Редакция американского телеканала ESPN провела анонимный опрос среди профессиональных теннисистов и теннисисток. Игроков спрашивали, какое наказание для Шараповой они считают наиболее адекватным. В результате выяснилось, что больше половины опрошенных (64,5%) высказались за годовую дисквалификацию. В этом случае Мария вернется на корт не раньше марта 2017 и будет вынуждена перезапускать свою карьеру если не с нуля, то точно из-за пределов третьего десятка мирового рейтинга. И это не самый плохой вариант.

Если международная федерация тенниса и ВАДА откажутся принимать во внимание смягчающие обстоятельства – чистосердечное признания и терапевтическое использование препарата – срок дисквалификации может увеличиться до четырех лет (по классификации ВАДА мельдоний отнесен к грозному разряду S4 – гормоны и модуляторы метаболизма – «Матч ТВ»). Это поставит под угрозу всю карьеру Шараповой и заставит ее обратиться в суд. При этом визитом в Лозанну, где заседает спортивный арбитраж, дело, скорее всего, не ограничится. Отстаивать свои права Мария может и в суде общей юрисдикции. В этом случае ВАДА и Международная федерация тенниса рискуют понести внушительные финансовые потери. Сначала придется потратиться на сам процесс, а потом и на возмещение убытков, если суд примет сторону Шараповой.

Кроме того, решение по делу станет прецедентом. Именно на него будут в дальнейшем ориентироваться все спортивные федерации, если столкнутся с милдронатом.

И в ВАДА, и в ITF все это очень хорошо понимают и потому не спешат с окончательным вердиктом.    


Версия вторая. ВАДА не хочет принимать решение, пока не получит результаты исследований по мельдонию.

Включая мельдоний в список запрещенных субстанций, представители ВАДА действовали строго по регламенту. Еще в начале 2015 года группа экспертов составила предварительный список «подозрительных» веществ и разослала его представителям правительств и спортивных движений стран, признающих полномочия ВАДА. В течение нескольких месяцев они могли высказать свое мнение по любому препарату из списка. Именно эти мнения и комментарии, вместе с оценками медицинского и исследовательского комитетов ВАДА, учитывались при составлении финальной версии стоп-листа. После голосования исполнительного комитета ВАДА этот список опубликовали. Это произошло 1 октября. Через три месяца – 1 января – он вступил в силу.

Так под запрет попадали сотни препаратов – список обновляется каждый год. Но в случае с милдронатом стандартной процедуры оказалось недостаточно. Попавшиеся на мельдонии российские спортсмены утверждали, что прекратили его прием еще до запрета, а допинг-пробы зафиксировали остаточные следы препарата. В итоге ВАДА пришлось пойти на уступки и обозначить минимально допустимую концентрацию мельдония – менее 1 микрограмма в допинг-пробе, сданной до 1 марта 2016 года. Это позволило реабилитировать многих спортсменов. А ВАДА, вопреки сложившейся традиции, пришлось заказать дополнительные исследования по мельдонию.

«Большинство  поступающих на рынок препаратов проходят огромный комплекс исследований. В случае с милдронатом их не было. ВАДА готово взять это на себя, – заявил президент ВАДА Крейг Риди. – Ведущий исследователь – лаборатория в Кельне. Мы надеемся получить от них результаты к середине июня. Но уже сейчас понятно, что мы не ошиблись, когда включили милдронат в список запрещенных препаратов. Он может быть очень сильным лекарством».

Когда разбирается дело спортсменки уровня Шараповой, «может быть» – не аргумент. Все нужно знать наверняка. И чтобы выглядеть максимально убедительно, представители ВАДА готовы ждать сколько угодно. А федерация, в свою очередь, не может принять решение без рекомендации антидопингового агентства.   

Версия третья. У Федерации тенниса России недостаточно влияния на международном уровне.

Интересы Шараповой в любом деле в первую очередь отстаивает ее команда. Но в вопросах, связанных со сборной, обязательно учитывается мнение федерации. История с милдронатом как раз из таких, ведь если решение окажется достаточно жестким, на Олимпиаде в Рио сборная России может лишиться претендентки на медаль.  

Национальным федерациям часто удается повлиять на своих коллег на международном уровне. Возможно, позитивное развитие ситуации с мельдонием во многом определила жесткая позиция российских чиновников от фигурного катания, конькобежного спорта и биатлона.   

А вот в федерации тенниса России, кажется, до сих пор не смогли выработать четкую позицию по делу Шараповой. Президент ФТР Шамиль Тарпищев сначала заявляет, что Мария, скорее всего, будет вынуждена завершить карьеру – настолько слаба ее позиция в разбирательстве с ВАДА. А всего через несколько дней включает ее в состав олимпийской сборной. Правда, с оговоркой, что в случае дисквалификации она будет заменена (по правилам, вносить изменения в олимпийскую заявку представители федерации могут до 18 июля – «Матч ТВ»).  Едва ли такие противоречивые высказывания помогут ускорить рассмотрение дела.


Версия четвертая. Марию Шарапову не хотят пускать на Олимпийские игры в Рио.       

На фоне допинг-скандалов последних месяцев (подробности – здесь) даже потеря Шараповой перед Олимпиадой выглядит не так страшно. Она претендует всего на одну медаль. И в ситуации, когда под вопросом участие всей сборной, проблема Маши не главная. Но только не для самой Маши.  Она еще в начале года объявила, что основная цель на сезон – олимпийская медаль.

Участников турнира в Рио определит рейтинг по состоянию на 6 июня. Теоретически, ВАДА и международная федерация тенниса еще могут ускориться, чтобы принять решение до этого момента. Оправдание Шараповой после приведет к тому, что кто-то из теннисисток лишится олимпийской путевки. А, значит, в деле появится еще как минимум один повод для скандала. И самый простой способ избежать этого – перенести итоговое слушание по делу Шараповой на более поздний срок, оставив ее без Олимпийских игр.    

Текст: Марина Крылова

Фото: globallookpress.com, РИА Новости/Павел Лисицин

 

Поделиться в соцсетях: