«Не беспокойся, мама. Я в порядке». Через что прошла главная звезда «Тоттенхэма»

«Не беспокойся, мама. Я в порядке». Через что прошла главная звезда «Тоттенхэма»

История 20-летнего полузащитника «Тоттенхэма» Деле Алли, который жил в чужой семье, чтобы стать профессиональным футболистом и попасть в сборную Англии. ЦСКА – «Тоттенхэм» – сегодня в 21:30 на «Матч ТВ».

Деле Алли было всего шестнадцать, он ни разу не играл на профессиональном уровне и готовился выйти на замену: его клуб «Милтон Кинс Донс» встречался в кубке Англии с командой «Кэмбридж Сити». На бровке мальчик слушал установку: «Главное, действуй надежно. Ничего не придумывай и не стесняйся играть просто». Алли кивнул, выбежал на поле вместо Джона О’Ши и сразу отдал экстремальный пас пяткой. Даже не глядя на партнера.

– Я был готов его придушить! – рассказывал в интервью BBC главный тренер «МК Донс» Карл Робинсон. – Не помню, что я ему тогда крикнул, но это было что-то из серии: «Что ты творишь, маленький нахал!»

Тот матч закончился нулевой ничьей. 32-летний тренер Робинсон психовал, но в переигровке выпустил Алли в основном составе. На своем поле «МК Донс» разнесли «Кэмбридж» со счетом 6:1, один из мячей забил Деле. «Он попал с 35 ярдов, и я понял, что в этом мальчишке что-то есть», – вспоминал тренер. Прошло ровно три года, как те же самые мысли пришли в голову Рою Ходжсону. В дебютном матче за сборную Англии Алли тоже забил красивейший гол ударом из-за штрафной.

Деле Алли родился в самом специфичном месте в Англии – в Милтон Кинсе, в 70 километрах от Лондона. Это новый город, который искусственно создали в 1967 году, чтобы разгрузить столицу. Милтон Кинс лишен типичной британской атмосферы и бесконечных пабов: только офисные здания, торговые центры и зеленые парки. Местные жители робко рассказывают, что мигрантов в Милтон Кинсе тоже почти нет. Отец Деле – нигерийский бизнесмен по имени Кенни – отсюда сбежал. Он женился на британке Дениз еще до рождения мальчика, но через неделю после свадьбы бросил ее и улетел жить в Техас. Деле и еще троих детей (все четыре ребенка – от разных мужчин) Дениз воспитывала одна, а жили они в коммунальном доме. Ситуацию усложняла страсть женщины к крепким напиткам.

– У меня были серьезные проблемы с алкоголем, связанные с трудным детством, – признавалась мама Деле Алли в откровенном интервью The Sun. – Я несколько лет была во власти водки, пива и другой выпивки.

Соседи видели это и были убеждены, что Дениз не справляется с воспитанием. Они часто писали жалобы, а социальные службы постоянно приезжали проведать обстановку. Если верить Дениз, детей у нее никогда не забирали. Но чем старше становился Деле, тем больше возникало проблем в школе. Однажды его мать вызвали на совет и отчитали за поведение сына. Тогда Дениз задумалась о том, что не контролирует ситуацию. С 11 лет Деле тренировался в «Милтон Кинс Донс» и параллельно играл на улице, где было не лучшее окружение. Мать видела, как ребята из их неблагополучного района Брэдвелл курили, дрались и занимались мелкими разбоями.

Дениз испугалась, что ее сын пойдет за ними и вскоре окажется в тюрьме. Так в 13 лет Деле оказался в другой семье: мать безуспешно боролась с алкогольной зависимостью и согласилась, чтобы ее сын переехал к другу-футболисту Харри Хикфорду. Он с родителями (папа – глава строительной компании) жил в более богатом районе Косгроув – в шести милях от старого дома Алли. Дениз близко не дружила с Никфордами, но знала, что там хорошая семья и что с новым окружением у сына появится шанс стать профессиональным футболистом. Больше вариантов не было: со школой не складывалось, а институт – совсем мимо.

– Это было мое решение, никакие социальные службы у меня не забирали Деле, – тяжело вспоминала мать. – Он всегда хотел стать футболистом и мечтал играть за «Барселону», а это был единственный шанс. Когда он ушел, не было слез – просто чувство облегчения. Он сказал мне: «Не беспокойся, мама. Я в порядке». Да, это звучит жестко, но мы оба были счастливы. Я благодарна тому, как все сложилось.

https://www.instagram.com/p/_t6yRXO8Lb/

О «Барселоне» Деле Алли мечтал в детстве, но потом чуть изменил цели. Играя за «МК Донс» в третьей английской лиге, он осознал, что хочет быть вторым Джеррардом. Причем «Ливерпуль» им даже интересовался: просматривать игрока приезжал скаут в клубной форме, но нормального предложения так и не поступило.

– Я видел этого разведчика в куртке «Ливерпуля», – рассказывает Matchtv.ru главный восточно-европейский болельщик «МК Донс» Максим Герасимов. – Я ему говорю: «Берите Алли, не пожалеете. Посмотрите, как у мальчика голова работает, как он двигается, как тренера внимательно слушает. Реально второй Джеррард». Чувак покивал и поулыбался, но ничего конкретного не ответил.

Максим болеет за «МК Донс» с 1988 года – с тех пор, как команда называлась «Уимблдон» и побеждала в финале Кубка Англии. Рассказывая про раннего Алли, он вспоминает несколько жизненных историй. Например, как однажды приехал на сборы команды в Ирландии и никак не мог пересечься с Деле и другим молодым парнем: их автографов ему не хватало для полного набора. Алли об этом узнал, подошел к болельщику в отеле и аккуратно спросил: «Извините, вам нужны наши автографы?» Еще Деле учил Максима африканским приветствиям: в 5-летнем возрасте он ездил к биологическому отцу в Нигерию, но через полгода вернулся обратно.

– Сборы они проводили даже не в Дублине, а на побережье – я на пароме плыл, потом еще на автобусе ехал, – вспоминает болельщик. – Жил с командой, принимал участие в двусторонках. Во время игры наш капитан врезал мне по ноге! Я его, главное, лучше всех знаю, а он такое делает. Думаю: «Ну вас, все ноги сломаете». Так вот, после этого подката Деле сделал рывок на 30 метров, чтобы спросить, что я и как я. И вообще он был чуть ли не единственным, кто бежал под меня открываться, чтобы мне проще было. Я не могу сказать, что мы с ним много общались, но бывало. Он рассказывал мне, что как-то ездил с юношеской сборной в Германию, где их поселили в отеле с тараканами. А кто-то из команды этих тараканов даже ел.

Деле Алли волновал многие клубы (включая «МЮ» и «Баварию»), но самое смачное предложение сделал «Тоттенхэм»: 5 млн фунтов сразу и еще 2 – потом. Это годовой бюджет «МК Донс», который в этом сезоне выбрался в Чемпионшип. Чтобы клуб выручил больше, Алли дважды переподписывал контракт. Правда, все деньги от его трансфера пойдут на инфраструктуру клуба – «МК Донс» наконец-то построят тренировочную базу.

– Я по-прежнему близка к Деле, – говорит его родная мать Дениз. – Он всячески помогает мне и сестрам, в том числе и финансово. За последний год он перечислил нам около 4 тысяч фунтов. Я получила 600 фунтов на Рождество, трое детей – по 500.  В прошлом году, когда Деле еще играл в «МК Донс», он дал мне 200 фунтов, девочкам – по 80, а брату купил телевизор с «икс-боксом». Это его инициатива, мы не просим его. Мы никогда не обсуждали с ним его зарплату. Насколько мне известно, он получает 25 тысяч фунтов в неделю (на самом деле, уже 50 – Matchtv.ru), ему хорошо.

Карл Робинсон – тот самый тренер, который когда-то хотел придушить Алли, поражался скромности полузащитника в обычной жизни. Коуч «МК Донс» относит себя к старой школе. Он уверен, что молодые игроки должны чистить бутсы старшим и выполнять просьбы тренеров: например, приносить кофе.

– Это было ужасно, Алли не отличал черный кофе от капучино! Но все равно он отличный мальчик и мы гордимся им. Деле так любит футбол, что не может оставаться без него. Однажды мы отдыхали в компании, а он не мог в это время поиграть в футбол. Помню его лицо: он выглядел, как ребенок, у которого забрали игрушки из коляски. Если Алли спросить, какие у него планы на будущее, он ответит: «Мое будущее – это игра в субботу». Футбол – это единственное, о чем Алли хочет говорить.

Текст: Глеб Чернявский

Фото: Getty Images, globallookpress.com

Прямая трансляция матча ЦСКА – «Тоттенхэм» — сегодня в 21:30 на «Матч ТВ»

Поделиться в соцсетях: