«Надо было выбросить его из самолета!» О чем фанаты «Спартака» говорили с игроками

«Надо было выбросить его из самолета!» О чем фанаты «Спартака» говорили с игроками

Репортаж «Матч ТВ» с «Открытие Арены», где игроки «Спартака» провалили матч с одной из худших команд чемпионата, а потом попытались объясниться перед фанатами.

Услышав финальный свисток, игроки «Спартака» синхронно опустили головы и направились к трибуне с фанатами. Трибуне, которая дымила весь первый тайм и скандировала «Почему сезон за сезоном… Клуб не может стать чемпионом? Потому что все футболисты – кривоногие ...» .

С Дмитрием Аленичевым обращались чуть мягче, но все равно призывали к ответу. 

Смелее остальных к фанатской трибуне шли Ромуло и Александр Зуев. Почти сразу выяснилось, что снятыми футболками проблему не решить – болельщики отказывались их принимать, хотя сами же кричали: «Снимай футболки. Все!» Пытаясь выйти из глупого положения, футболисты завязывали майки на сетку, аплодировали, и опустив головы, шли в раздевалку под скандирование «Мы «Спартак», а вы …» Повисшую на ограждении форму снимали сотрудники службы безопасности.

Когда остальные ушли, на бровке появился Артем Ребров, который вступил в пару бестолковых диалогов, а потом получил от одного из лидеров спартаковского фанатского движения предложение «зайти к нам на вышку».

«Тема, я гарантирую, что ничего не будет», – пообещали Артему, который принял предложение, кажется, еще даже до того, как ему гарантировали безопасность. 

Через пару минут остальные игроки «Спартака» вернулись на поле. И направились вслед за Ребровым. Их ждал разговор, который длился дольше, чем Лоренцо Мельгарехо находился на поле. Три-четыре раза на удивление тихое общение прерывали аплодисменты. Аплодировали не футболистам (они по большей части молчали и слушали), а лидерам фанатского движения, которые, на взгляд большинства, особенно емко формулировали главные претензии. Игрокам говорили, что им бы простили провальную игру в Петербурге, если бы команда осмелилась «выбросить этого … [Артема Дзюбу] из самолета». «Хороший человек – не профессия», – добавляли фанаты. Видимо, кто-то из спартаковцев даже пытался возражать. 

Призывы расправиться с командой прямо здесь уже звучали только на крайних рядах. Среди тех, кто не слышал, о чем говорят «на вышке». 

* * *

Меньше всего претензий к игрокам «Спартака» можно было предъявить за отрезок, который растворился в черном дыму фанатской трибуны. Пиковая активность фанатов пришлась на первые минуты – на трибуне даже стала тлеть пара кресел. В это время в чужой обороне сквозил Александр Зуев, удивляя соперника на обоих флангах.

«Мордовия» пришла в себя внезапно – и сразу забила. Дмитрий Аленичев создал для соперника комфортные условия, выпустив в защите Александра Пуцко и Сергея Брызгалова, не игравших в этом сезоне в премьер-лиге. Фанатская трибуна встретила гол смехом и аплодисментами. Футболисты, которым не платили зарплату четыре месяца (и не заплатили до сих пор, по словам Евгения Луценко), нашли в себе силы не только забивать первыми, но и отыграться, когда «Спартак» почувствовал силу и вышел вперед.  

Леонид Федун после матча с «Кубанью» говорил, что пора бы уже одержать «хоть тухлую, но победу». Футболисты помнили об этом. И давили как на оборону соперника (передачами и верхом, и низом), так и на судей (во втором тайме спартаковцы падали в чужой штрафной раз семь). Помнил и Дмитрий Аленичев, который вставал с кресла за игру раза три. То есть в три раза больше, чем обычно. 

Тренер «Спартака» стойко принимал неудачу как в матче с «Кубанью», так и в матче с «Зенитом». После игры с краснодарцами он даже улыбался во флэш-интервью «Матч ТВ». Сейчас тренера напрямую спрашивали об отставке, но он называл это провокацией. Беспорядки в зале приходилось гасить пресс-атташе «Спартака». Леонид Трахтенберг действовал в рамках классичской стратегии «вопросы только по игре».

* * *

Примерно в это же время заканчивался долгий разговор футболистов с фанатами. По его итогам болельщики все-таки приняли футболки и не стали ничего кричать футболистам вслед.

За полчаса многое изменилось. 

Текст и фото: Павел Тихонов

Поделиться в соцсетях: