Леонид Вайсфельд: «Лимит на легионеров искусственно понижает уровень КХЛ»

Леонид Вайсфельд: «Лимит на легионеров искусственно понижает уровень КХЛ»

Генеральный менеджер «Салавата Юлаева» Леонид Вайсфельд в интервью «Матч ТВ» выступает экспертом по хоккейному межсезонью и рассказывает, как базовый клуб сборной может навредить игрокам, почему в разы выросла зарплата Телегина и есть ли у Уфы деньги на Радулова.



– Тяжело комплектовать команду в условиях, когда фактически появился базовый клуб сборной – СКА?

– Практика показывает: сначала комплектуются большие клубы (я имею в виду бюджет), другие выбирают из того, что осталось. Условно маленькому клубу удобно комплектоваться легионерами: их очень много, качество игроков высокое и цена пониже. Вообще хочу напомнить: КХЛ образовывалась с посылом «надо догнать НХЛ». Я тогда считал, что сделать это невозможно потому, что социальный уровень в Северной Америке и России очень разный. И мы проигрываем по ценам на билеты, по деньгам от прав на телетрансляции и так далее. А сейчас это усугубилось тем, что у нас в лиге фактически исчез потолок зарплат. Его нет! У нас везде объявляют, что потолок зарплат составляет 950 миллионов. А на самом деле можно превышать его на сколько хочешь – только плати в лигу штраф 20 процентов от превышения. И, получается, лига заинтересована в том, чтобы какая-то команда превышала потолок. На 100 миллионов превысили – 20 ушли в лигу. 

Что есть богатые клубы – это здорово. Но если большинство сильных игроков собраны в одном клубе, то в чемпионате они играют против ослабленных команд. И это приводит к тому, что их собственный уровень падает. Вот навскидку возьмем: хоккеист Кетов. Это был ведущий игрок Череповца, чемпион мира. Где сейчас Кетов? Четвертое звено СКА. И Кетов здесь не виноват. Расскажу историю. Когда я работал скаутом в «Торонто», Сергей Федоров только заиграл в «Детройте». И я услышал, как другие скауты обсуждают, насколько наличие двух очень сильных центров – Айзермана и Федорова – может быть опасным для «Детройта». Я тогда слушал и не понимал: что не так, это же здорово, когда есть два классных центра. А потом стал рассуждать и понял, почему это проблема: там же надо время между ними делить – и это не так просто, как может показаться. При игре в большинстве первая бригада получает 75 процентов времени.

– Если вернуться к примеру Кетова: человек, который привык в «Северстали» играть 20 минут за матч, в СКА получает 12-13. В этом проблема?

– Это один момент. А второй – меняется его роль. Раньше он выходил в ключевые моменты, ему доверяли решать игру, а тут он перестает быть лидером. А рассказать, как вообще работает потолок зарплат?

– Расскажите.

– В бедных клубах ты приходишь к хозяевам обсуждать бюджет на сезон. Они тебя спрашивают: «Сколько денег надо?» Ты не говоришь им про потолок, конечно. Ты говоришь: «Пол – 250 миллионов. Меньше нельзя». Они дают тебе 250 миллионов. В большом клубе тебе ставят задачу: «Мы должны выиграть Кубок Гагарина». Ты отвечаешь: «Ну, а как я вам его выиграю-то?» Они говорят: «Мы же даем тебе 950 миллионов – максимальную сумму. Иди борись». И ты идешь играть против клуба, который на зарплаты тратит 2 миллиарда.

Надо делать жесткий потолок зарплат. Пусть он будет 1 миллиард 200 миллионов. Или пусть 950 миллионов, но с возможностью вывести не больше одного игрока за этот потолок: тогда мы сможем продолжать привлекать звезд, но они, по крайней мере, не будут сконцентрированы в одном клубе.

– Пытаетесь на это влиять?

– Уже давно нет. Потому что нас никто не слушает. Могу рассказать, что я сейчас делаю: пытаюсь получить регламент, которого, как и календаря, до сих пор нет.

– Хоккейные клубы сильно переплачивают российским хоккеистам из-за лимита?

– В абсолютных величинах очень сложно сказать. Но это существенная переплата. Я просто часто разговариваю с агентами. Говорю им: «Слушайте, вы заключаете безумные контракты, эти игроки столько не стоят». Они отвечают: «Леонид, мы даже не просим столько, а нам дают. Что нам – отказываться, что ли?» И причина – искусственно созданный дефицит игроков. Условно: иностранец готов играть за 100 рублей, но их можно взять только пять человек – и я вынужден брать россиянина за 500.

– Главный тренер «Сибири» Андрей Скабелка высказался за отмену лимита.

– Я двумя руками за.

– Это понятно. Но если не так радикально: как можно реформировать лимит, если не полностью его отменять? Сделать так, чтобы можно было брать без ограничений хоккеистов из стран, где есть команда КХЛ?

– Мы же участвуем в соревновании, правильно? Если мы соревнуемся, то правила должны быть одинаковыми для меня и для тебя. Но у нас-то правила разные внутри КХЛ! «Йокерит» может комплектоваться кем угодно, а я не могу взять больше пяти иностранцев.

– А если ввести налог на превышение лимита легионеров: платить штраф 20 процентов с контракта такого легионера в лигу. Это бы работало?

– Вот на это я бы пошел. Выбор квалифицированных игроков значительно больше за рубежом.

– Есть ощущение, что лимит искусственно понижает уровень лиги?

– Сто процентов. Это даже не ощущение, а объективная реальность. Мы понижаем и уровень лиги, и уровень хоккеистов, которые в ней играют.

– Информация о контракте Радулова с «Салаватом Юлаевым» – что это было?

- Послушайте, ну что такое твиттер? Через него очень удобно вбрасывать информацию. Человек может написать туда вообще что угодно – и это его ни к чему не обязывает.

– Вы нам-то хотя бы скажите: есть у вас деньги на Радулова?

– В бюджете клуба нет. Но в «Башнефти», безусловно, есть. Если завтра хозяева скажут «Мы хотим Радулова», то не вопрос. Другое дело, что я не знаю, сколько сейчас стоит Радулов. Это, возможно, лучший игрок чемпионата – и он сам называет цену в переговорах. У нас переговоров нет, поэтому его цены я не знаю. Могу судить только по информации в интернете: будто бы он просит 7,5 миллионов долларов в НХЛ. Но как на самом деле обстоит ситуация, может ответить только Радулов.

– СКА дал контракты вашему хоккеисту Прохоркину и игроку ЦСКА Телегину. Вы не повторили предложение СКА – и Прохоркин ушел, а ЦСКА повторил – и оставил Телегина у себя. Почему так получилось?

– Я о Прохоркине ни одного плохого слова сказать не могу. Год отработали с ним – только хорошие впечатления. Мы очень хотели сохранить его в составе. Но я считаю, что это были слишком большие деньги за него. Причем это не только моя точка зрения: мы это обсуждали и с Игорем Захаркиным, и с руководством. СКА посчитал, что они дают адекватные деньги Прохоркину, – это их право. Вот и все.

Вообще в таких случаях могут взыграть клубные амбиции. Могло быть так: дали Телегину больше в СКА, а в ЦСКА захотели показать, что они ничем не хуже, – и повторили предложение. Но я не знаю истинных причин. На этот вопрос может ответить только генменеджер ЦСКА Сергей Федоров.

– Контракт Телегина увеличился в разы – чуть ли не трехкратно. Это частый случай, когда чемпионат мира так увеличивает цену игрока? В регулярном чемпионате он не наиграл на трехкратное увеличение зарплаты.

– Первое: у него закончился контракт. Второе: его цена начала расти еще по ходу плей-офф, который он отыграл очень удачно. Поэтому его и взяли на чемпионат мира. Третье: на ЧМ он сыграл еще ярче. Статус ограниченно свободного агента, хорошая игра в плей-офф, удачное выступление за сборную – три этих фактора совпали, вот и результат.

– Открылся рынок свободных агентов в НХЛ. Как будете действовать?

– У кого есть вакансии легионеров, будут там работать. Насчет российских игроков там ситуация следующая. Нам чисто теоретически нужен центральный нападающий: русских центров, которые могут отвалиться из НХЛ, нет – поэтому ждать оттуда нечего. Кому нужны защитники, тем проще: можно подумать насчет Тютина и Медведева.

Текст: Александр Лютиков 

Фото: photo.khl.ru

Поделиться в соцсетях: