Чем новый допинг-скандал грозит России

Чем новый допинг-скандал грозит России

«Матч ТВ» – о том, чем обернется расследование «Нью-Йорк Таймс» для российского спорта и международной антидопинговой системы.


Перепроверка чемпионов Сочи-2014

Речь, конечно, не о конкретных допинг-пробах, которые хранятся в Лозанне и будут доступны для проверки как минимум 10 ближайших лет. В том, что с ними все в порядке, уверены даже представители ВАДА. 

«Новые заявления о допинге в росийском спорте будет трудно подтвердить. Можно, конечно, обратиться в МОК и запросить повторное тестирование спортсменов. Но мы имеем дело не с любителями. Стероиды, если они являются государственным делом, редко обнаруживаются в пробах. Уверен, ВАДА нужно не запрашивать повторные тесты, а достать Родченкова», – отреагировал глава независимой комиссии ВАДА Ричард Паунд на первые обвинения в адрес олимпийских чемпионов Сочи-2014. 

5 вопросов о допинговом расследовании CBS

Григория Родченкова, который больше 10 лет возглавлял московскую антидопинговую лабораторию, а теперь перебрался в США, нашли журналисты The New York Times. И он подтвердил предположения Паунда: искать допинг в пробах сочинских чемпионов бесполезно – их заменили на чистые. По словам Родченкова, он сам этим и занимался. Кроме того, именно Родченков придумал допинг-коктейль, который помогал российским спортсменам выигрывать. А после еще и получил Орден Дружбы. 

«Прочитал, что пишут – прям смешно». Что говорят спортсмены, которых «Нью Йорк Таймс» обвиняет в приеме допинга на Играх в Сочи

Правда, всего через год, в 2015-м, Родченков стал одним из главных антигероев в истории с допингом в российской легкой атлетике. ВАДА обвинило его в подделке допинг-проб, уничтожении анализов и вымогательстве денег у атлетов. Но после статьи в The New York Times из обвиняемого он мгновенно превратился в главного свидетеля и борца за чистоту спорта.

Сейчас все обвинения в адрес российских спортсменов держатся на его показаниях, которые приводят в своей статье американские журналисты. Они уже заявили, что свидетельства, приведенные в ней, далеко не единственные, и расследование будет продолжено. Одновременно с ними к Родченкову обратился американский документалист Брайан Фогель. Его фильм под названием «Икар» только готовится к выходу (премьера запланирована на сентябрь) и обещает раскрыть все схемы, которые использовали российские службы, чтобы помешать корректной работе офицеров из антидопингового агентства. 

Учитывая это, ВАДА, естественно, обратит свое внимание на российских спортсменов. Чтобы начать собственное расследование, прямые доказательства его представителям не нужны. Те же легкоатлеты попали под дисквалификацию не из-за того, что в их пробах обнаружили допинг, а из-за подозрительных показателей в биопаспортах, свидетельств Виталия и Юлии Степановых и видеозаписей сомнительного качества и содержания. 

Пустят ли российских легкоатлетов на Олимпиаду в Рио?

С точки зрения международного права, преступления в спорте мало чем отличаются от преступлений в обычной жизни, потому для них актуальны все те же следственные действия: допросы, очные ставки, а если потребуется, то и проверки на полиграфе. Все это очень скоро может войти в повседневную жизнь российских спортсменов.  

Продление дисквалификации для российских легкоатлетов

В своей статье журналисты The New York Times, помимо прочего, вспоминают Игры-2012.  Неслучайно. Среди олимпийских чемпионов и призеров Лондона есть те, кто попал под санкции ВАДА и ИААФ, в частности, бегуньи на средние дистанции Мария Савинова и Екатерина Поистогова. Они обвиняются в нарушении антидопинговых правил и должны быть дискалифицированы. Это одно из условий, которое международная федерация легкой атлетики выдвинула России, чтобы восстановить в правах российских атлетов, не замешанных в допинг-историях, и разрешить им выступать на международных соревнованиях. 

Дела Савиновой и Поистоговой рассматривает Спортивный арбитражный суд. В это время за всем, что происходит в российской легкой атлетике, внимательно наблюдает специально созданная комиссия во главе с независимым экспертом по антидопингу Руне Андерсеном из Норвегии. 

Если российские чиновники смогут убедить комиссию в том, что все нарушения были устранены, а все виновные – наказаны, комиссия подготовит итоговый доклад, с которым выступит на совете ИААФ 17 июня. После него станет понятно, сможет ли сборная России по легкой атлетике выступить в Рио. 

Откровения Родченкова могут серьезно повлиять на решение совета. Под подозрения теперь могут попасть все российские участники Игр-2012 – Родченков не уточнил, кому именно давал попробовать свой коктейль в Лондоне. Если не получается назначить ответственных, проще наказать всех.

Отрицательное решение по оставшимся милдронатным делам

Если бы не случился Родченков, самым громким допинговым скандалом последних лет была бы история с милдронатом. Сборная России могла лишиться своих лидеров, а вместе с ними и медалей, в фигурном катании, шорт-треке и конькобежном спорте. Большинство спасли поправки ВАДА, которое решило не наказывать спортсменов с мизерной концентрацией вещества в допинг-пробах, сданных до 1 марта. Но в режиме ожидания до сих пор остаются Мария Шарапова и Юлия Ефимова. 

И если представители Юлии утверждают, что в ее пробах концентрация соответствует установленным границам, и положительное решение по делу – вопрос времени, то в случае с Марией все сложнее. У нее допустимая норма превышена. Это значит только одно: Шарапову ждет наказание.

«Жесткое наказание выглядит спорно». Что ждет Ефимову и других спортсменов, попавшихся на мельдонии

Чтобы сократить срок дисквалификации до минимального (4 месяца с момента обнаружения допинга в пробах), Марии необходимо доказать, что милдронат она принимала по назначению врача и исключительно в терапевтических целях. 

Обычно о терапевтическом использовании того или иного препарата спортсмен предупреждает антидопинговое агентство заранее, точнее – просит у него разрешение. Этого разрешения у Марии нет. А, значит, придется доказывать все постфактум. Такая процедура тоже предусмотрена Кодексом ВАДА. Она сложнее, и многие вопросы остаются на усмотрение специалистов агентства. Стоит ли уточнять, что у российских спортсменов сейчас далеко не безупречная репутация.

По факту у милдронатных дел и расследования The New York Times нет ничего общего, кроме одного слова – «допинг». Но этого может быть достаточно, чтобы ВАДА и дальше затягивало с решением по делу Ефимовой и было предельно строгим по отношению к Шараповой. В этом случае девушки рискуют присоединиться к сборной России по легкой атлетике и остаться без билетов в Рио. 

Имиджевые потери российских спортсменов

«Когда идут такие политические игры, все методы используют – всем по фигу на честь и достоинство одного или нескольких человек, которых обвинили», – пожаловался «Матч ТВ» один из подозреваемых – олимпийский чемпион Сочи-2014 в скелетоне Александр Третьяков. 

Между тем, обвинения в употреблении допинга для любого спортсмена практически приговор. Особенно на Западе. Ни одна уважающая себя компания не захочет сотрудничать с человеком, которого подозревают в обмане. Мария Шарапова только призналась, что принимала милдронат, как большая часть спонсоров приостановила сотрудничество с ней. 

А в случае, когда под подозрение попадают целые национальные сборные, без финансовых потерь точно не обойтись.

Никогда не упускают возможности высказаться и соперники. Так, в адрес оправданного конькобежца Павла Кулижникова до сих пор звучат обвинения от коллег из Голландии.  

Реформа антидопинговой системы

Если допустить, что показания Родченкова – правда, то ВАДА и МОК должны прекратить свое существование по причине собственной неэффективности. Их никто не боится, в их идеалы никто не верит. С осени 2015-го не проходит и недели без какого-нибудь допингового скандала. В России, Великобритании, Китае, Кении, Нигерии, если верить многочисленным журналистским расследованиям, правила нарушают целыми федерациями.

При этом во всех разоблачениях ВАДА оказывается на шаг позади журналистов. И руководителю агентства Крейгу Риди только и остается повторять: «Мы исследуем новые обвинения незамедлительно. То, о чем было объявлено в программе (статье) дает реальную причину для беспокойства. Удивительно слышать эти заявления по прошествии многих месяцев после завершения нашей работы». 

Допинг на Олимпиаде в Сочи – это не просто проблема российского спорта. Это сбой в работе всей системы. Да и сам Родченков говорит, что начал помогать спортсменам еще в Лондоне.

Предположим, что в Сочи грязные пробы меняли на чистые через дырку в лабораторной стене, а руководили всем специально обученные офицеры ФСБ. А кто же помогал в Лондоне? Сотрудники UKAD (британское антидопинговое агентство), которые теперь проверяют весь российский спорт на чистоту, параллельно отбиваясь от обвинений собственной прессы?

«Это не скандал, а полускандальчик». Допинг в английском футболе

Родченков обещает ответить на все вопросы в фильме «Икар» и обращается с открытым письмом к президенту Международного олимпийского комитета Томасу Баху. 

«Тот факт, что такой обман был совершен в России, показывает, что подобное может повториться в любой стране, проводящей домашние соревнования, – говорится в послании бывшего российского чиновника. – Более того, наше расследование сделает неоспоримым тот факт, что антидопинговая система, построенная на работе ВАДА как организации, защищающей чистоту Олимпийских игр, неэффективна. Если вкратце, то это просто провал. Эта неприглядная реальность ставит под вопрос результаты всех Олимпийских игр, которые были проведены с момента основания антидопинговой программы. И всех будущих Игр, которые будут опираться на эту систему, включая предстоящие Игры в Рио-де-Жанейро. В дополнение, действия России сделали невозможным для чистых атлетов доказать свою незапятнанность, потому что грязные атлеты с положительными допинг-пробами могут заявить, что их пробы были подменены, и это будет выглядеть правдоподобно».  

На это обращение Родченкова МОК и ВАДА отреагировать еще не успели. 

Правда, с ноября 2015 года под эгидой МОК начала работать специальная группа, которая рассматривает возможность создания новой службы по борьбе с допингом. Она будет координировать работу национальных антидопинговых агентств, создаст свою базу данных по нарушениям антидопинговых правил. Национальные федерации будут обязаны передавать туда всю имеющуюся у них информацию. А решения по дисквалификации спортсменов сразу же будет выносить спортивный арбитражный суд в Лозанне, а не международные федерации, как это было раньше. 

Не исключено, что после заявлений Родченкова МОК решится и на более радикальные изменения. 

Текст: Марина Крылова

Фото: Getty Images, РИА Новости/Валерий Мельников, РИА Новости/Василий Пономарев

Поделиться в соцсетях: