7 фактов о Новаке Джоковиче, которые вы могли не знать

7 фактов о Новаке Джоковиче, которые вы могли не знать

Именной самолет, любовь к Чайковскому, ночевки в бомбоубежище – «Матч ТВ» находит интересные детали в биографии лучшего теннисиста мира. Сегодня он выиграл «Ролан Гаррос» и собрал «Карьерный шлем».


Любовь к музыке у Новака от первого тренера – Елены Генчич. После завершения карьеры она работала не только тренером в теннисной школе в Копаонике, где с 5 лет занимался Джокович, но и режиссером на телевидении. Генчич сняла больше 1500 фильмов об искусстве и культуре. Отец Елены мечтал стать пианистом. Следуя его примеру, она научилась играть на фортепиано и часто слушала классические произведения.

«Однажды днем, когда Новаку было лет семь, я страшно устала, возможно, была слегка подавлена и искала, какую музыку послушать, – вспоминала Генчич. – Мне нравится яркая оркестровая музыка, поэтому я включила увертюру «1812 год» (оркестровое произведение Петра Ильича Чайковского – «Матч ТВ»). А потом заметила, что Новак тоже слушает, и немного прибавила громкость. Вдруг он сказал: «Еца, у меня мурашки по коже». Так внимательно он слушал. Я сказала ему: «Так, Новак, сейчас я объясню тебе кое-что очень важное. Во время матча ты можешь оказаться в одной из двух ситуаций. Одна из них – в твою пользу, когда ты близок к победе. В такой ситуации спокойно заканчивай матч, не возбуждайся, сохраняй спокойствие. Но ты можешь оказаться и в нескольких очках от поражения, и вот тогда вспомни эту музыку и свои ощущения – ты почувствуешь прилив адреналина, и тогда вполне можешь выиграть».

Иногда они занимались визуализацией под музыку. Джокович до сих пор отлично разбирается в классике и часто обращается к ней, чтобы привести свои мысли в порядок.

Изучать иностранные языки Джоковича тоже заставила Генчич. С самого начала она верила, что Новак будет среди лучших теннисистов мира и потому считала необходимым научить его не только хорошему удару слева, но и выступлениям на публике. Нашла репетиторов и учила его быть любезным, предупредительным и дипломатичным.

Новак часто называл Елену своей «теннисной мамой». Но сама она считала, что этим ее роль не ограничивается, и присвоила себе звание «инструктора по индивидуальному развитию». Так, именно Елена объяснила Новаку, как надо вести себя за столом: «Я понимала, что он вырос в семье, которая сводила концы с концами, а в роли теннисиста высшего уровня ему придется садиться за стол, где каждому полагается не только один нож, одна вилка и один бокал».

Когда самолеты НАТО начали бомбить Белград, Джоковичу было 11 лет. Свой двенадцатый день рождения он тоже праздновал в бомбоубежище. В интервью CBS Новак вспоминал: «Из-за бомбардировок первые два с половиной месяца мы вскакивали часа в два-три ночи. Но даже эти дни я стараюсь вспоминать очень светло и позитивно. Нас не гоняли в школу, я больше играл в теннис. Это закалило нас, пробудило в нас жажду успеха».

Елена Генчич так дополняла рассказ своего ученика: «Однажды утром я позвонила Новаку и сказала, что напротив одних кортов есть военный госпиталь. Я объяснила, что госпиталь, скорее всего, бомбить не будут, тем более что вокруг уже все разбомбили. Каждую ночь для бомбардировки выбирали новый объект, так что после того, как по какому-нибудь месту отбомбились, тренироваться так можно было без опасений. Как-то я ошиблась в расчетах: разбомбили то место, где мы тренировались накануне. Мы постоянно меняли клубы. Однажды мы даже подумывали отправиться на тренировку в клуб на другом берегу Дуная, но не решились: мост могли разбомбить, и тогда мы не смогли бы вернуться. Всем нам было очень страшно, еды почти не оставалось, мы голодали, и Новак часто тренировался, даже не поев как следует».

Единственное по-настоящему откровенное интервью отец Новака Срджан Джокович дал сербскому телеканалу B92 еще в 2010 году, сразу после победы сборной в Кубке Дэвиса. Тогда он рассказал: «Люди знают, как трудно жилось нашей семье последние 17 лет. Мы снимали квартиру, нам приходилось брать деньги в долг, потому что их нам не хватало, хотя временами у нас и был приличный доход. Затраты на карьеру Новака превосходили наши финансовые возможности. Мы занимали деньги у ростовщиков-грабителей под 10, 12, 15% в месяц. И старались выплатить эти ссуды, а это было чертовски тяжело. Много раз бывало, что нам не хватало денег даже на покупку хлеба. Тогда мы с женой продавали золотые украшения и десять лет спали на диване в гостиной съемной квартиры».

Елена Генич первой заметила, что весной, с началом сезона цветения, у Новака начинается аллергический ринит.

«Я водила его к разным врачам, – вспоминала она, – и один сказал, что у него искривление носовой перегородки. Когда в Будапеште во время турнира серии Challenger ему стало очень плохо, оказалось, что он отреагировал на котовник, растущий возле корта. Меня спросили, что делать, и я сказала: «Делать промывания соленой водой из Адриатического моря».

На диету Джоковича посадил специалист по альтернативной медицине, сербский врач Игорь Четоевич. Он случайно увидел Новака в январе 2010 года, когда тот играл с Жо-Вильфридом Тсонгой во время ночной сессии на открытом чемпионате Австралии. Он провел полное обследование Джоковича, а для подтверждения результатов подключил его к «прибору биологической обратной связи», который может определить уровень стресса, токсинов из окружающей среды и регистрировать мозговые импульсы и симптомы пищевой аллергии. В итоге выяснилось, что организм Джоковича отрицательно реагирует на продукты, содержащие глютен.

«Съесть что-то вредное перед матчем – все равно что залить дешевый бензин в Ferrari, – объясняет Четоевич. – Возможно, машина все равно поедет, но плоховато. Глютен клейкий, он тормозит нас».

Джокович со значительным отрывом опережает всех представителей Сербии по популярности, в том числе и знаменитого режиссера Эмира Кустурицу, именем которого Air Serbia назвала свой второй самолет.

«Благодаря Джоковичу репутация Сербии восстанавливается, – считает бывший президент страны Борис Тадич. – Сегодня с Сербией у людей ассоциируется прежде всего Новак Джокович, а не Слободан Милошевич, как это было раньше. И это замечательно». 

Текст: Марина Крылова, по материалам книги Криса Бауэрса «Новак Джокович – герой тенниса и легенда Сербии» 

Графика: Яна Москвина 

Фото: Getty Images, globallookpress.com

Поделиться в соцсетях: