«В благополучных клубах зарплаты по 120 тысяч рублей в месяц». 5 интервью о реформах в российском хоккее

«В благополучных клубах зарплаты по 120 тысяч рублей в месяц». 5 интервью о реформах в российском хоккее

Руководство второй по силе хоккейной лиги России написало заявления об уходе, клубы Континентальной лиги рады новым возможностям взаимодействия с ВХЛ, а хоккеисты пытаются выбивать долги. Детали из жизни высшей лиги – на «Матч ТВ».


Президент ФХР Владислав Третьяк и управляющий директор ВХЛ Герман Скоропупов задолго до того, как права на проведение чемпионата высшей лиги вернулись федерации хоккея. Фото: КХЛ.

В марте в российском хоккее планировали создать еще одну лигу: ХПЛ, что расшифровывалось как «хоккейная премьер-лига». В ХПЛ должны были играть фарм-клубы команд Континентальной лиги. При этом новая структура частично дублировала бы функции, которые сейчас выполняет Высшая хоккейная лига, – и не совсем понятно, где взять столько хоккеистов, чтобы заполнить еще и ее. К началу мая созрело решение: ХПЛ не будет, а в ВХЛ проведут реформы, которые, в частности, упростят жизнь топ-клубам в вопросе вызова своих хоккеистов из фарм-клубов или команд, с которыми имеются договоры о сотрудничестве. Предполагается, что это можно будет сделать на протяжении всего чемпионата. При этом хоккеисты, которые находятся на двусторонних контрактах, и раньше могли свободно перемещаться между клубами практически до плей-офф ВХЛ – сразу вспоминается пример Алексея Сопина зимой 2013 года: 31 января в КХЛ был дедлайн по переходам, 4 февраля Сопин еще играл в ВХЛ за Балашиху, а потом был поднят в основу и 21-го забил два гола за московское «Динамо» в розыгрыше Кубка Гагарина (и в итоге выиграл с командой плей-офф).

В сезоне-2016/2017 чемпионат Высшей лиги пройдет под эгидой федерации хоккея России. Это означает, что взносы клубов станут поступать в федерацию хоккея России, которая в свою очередь будет выделять бюджет на функционирование ВХЛ. Управлять лигой, как ожидается, будет оргкомитет, в который войдут три представителя ФХР и по два представителя от КХЛ и ВХЛ. 

Почему уходит руководство ВХЛ

Управляющий директор ВХЛ Герман Скоропупов, руководивший лигой с первого сезона-2010/2011, с нынешними реформами не согласился и подал в отставку. В интервью «Матч ТВ» он объяснил причины своего ухода.

– Это не импульсивное решение, не громкий хлопок дверью, – говорит Скоропупов. – Я исполнительный директор общего собрания руководителей клубов ВХЛ, то есть подчинен интересам клубов и регионов. Когда мы составили открытое письмо (его подписали 18 клубов – «Матч ТВ»), возник вариант: если нас не услышат, мы можем пойти играть в первенство ВХЛ (не следует путать с чемпионатом ВХЛ – «Матч ТВ»), на проведение которого есть права еще на два года. Мы разослали бюллетени с вопросом: готовы ли клубы пойти на это. И 2 июня к 18:00 мы получили все ответы. К такому шагу оказалось готово меньшинство клубов.

– Сколько?

– Точное число не стану называть. Но осталось не так много клубов, готовых отстаивать свои интересы. Когда регионы и клубы приняли решение уйти под федерацию хоккея, я подал в отставку. Не было смысла куда-то срывать за собой оставшихся. Я не хотел никому вредить и не хотел создавать какую-то раздробленность. В сложившейся ситуации я не чувствую, что могу приносить пользу. И никакой личной выгодой это ощущение не перебить. Просто не могу заниматься тем, что мне непонятно.


Во время локаута-2012/2013 Александр Семин вышел сыграть за красноярский «Сокол» в ВХЛ – и только потом подписал контракт с клубом КХЛ «Торпедо». Фото: РИА Новости/Сергей Черных.

Самое главное: мы старались не терять спортивную составляющую турнира. Я не считаю полезным для роста игрока, когда он ходит между двумя командами КХЛ и ВХЛ. Считаю, что игрок вырастет только в сильных соревнованиях, пройдя с командой весь турнир. Если по-другому, то нужна другая лига с другими целями и задачами: как в проекте хоккейной премьер-лиги, когда каждый клуб КХЛ сам содержит свой фарм-клуб. А когда регионы с клубом ВХЛ должны работать на регион с клубом КХЛ и быть подчиненными подготовке игроков для другого региона – в наших условиях это просто неприемлемо. Насколько интересны такие соревнования будут болельщикам?

– Понятно, что это может быть не в интересах спонсоров и хозяев клубов. Но разве это не в интересах самих игроков? Хоккеисты ВХЛ будут мотивированы, зная, что их в любой момент могут поднять в клуб КХЛ.

– Ну и что это за беготня получится? И как вырастет здесь игрок? Вот из КХЛ спустят хоккеиста в команду ВХЛ – и куда тренеру его ставить, если у него есть наигранная пятерка?

– Так в АХЛ же справляются спокойно. И посещаемость есть.

– Там все-таки построено иначе. У них спортивная составляющая не страдает: когда можно спустить, когда нельзя. Там в голову никому не придет, чтобы у какой-то команды в плей-офф возникало преимущество в связи с этими усилениями.

– Если было обращение клубов, если клубы так переживали из-за своей самостоятельности, то почему тогда за вами никто не пошел?

– Наши клубы в основном финансируются из бюджета, то есть исполнительной властью. Так что это вопрос к руководителям регионов. Понимаете, я горжусь, что восприятие нашей работы за все это время было положительным со стороны федерации хоккея, болельщиков, игроков, специалистов. Клубы действительно ощущали себя лигой и понимали, что решения в ВХЛ принимаются в пользу всей лиги, а не какого-то одного клуба. Как это может по-другому работать, я не знаю. Тем более важно считаться с интересами клубов в сегодняшних экономических условиях.

– Потому что можно отбить интерес вкладывать деньги в хоккей?

– Ну конечно. Какой смысл губернатору вкладывать деньги из бюджета в соревнования, если они вдруг перестанут вызывать интерес у жителей региона? Моей главной задачей было выравнивание клубов по возможностям. Судя по турнирной таблице, мы этого добились: команды шли очень плотно. Посещаемость наших матчей в плей-офф зачастую ограничена только вместимостью дворцов спорта. В том же Ижевске люди не могли попасть на хоккей: не было билетов. Даже с этим ветхим хозяйством – я имею в виду старые ледовые дворцы – мы многое осуществили: навели порядок, создали максимально возможные условия для болельщиков и игроков. Плюс все наши матчи транслировались бесплатно в прямом эфире. Это было непросто, но мы первые в России, кто это сделал. И мы первые в России, кто проводил официальные матчи чемпионата на открытом льду: имея небольшие ресурсы, придумали и осуществили масштабный проект «Русская классика».


17 февраля 2012 года, Красноярск. Первая «Русская классика»: «Сокол» (Красноярск) – «Локомотив» (Ярославль). Фото: КХЛ

– Вы уходите один?

– У нас был небольшой, но очень сильный коллектив. Большинство ключевых руководителей написали заявления об уходе. Я пока уговариваю их остаться. Не хочу, чтобы они принимали решения на эмоциях, а то они считают, что предадут кого-то, если останутся.

– Для человека, который уходит в отставку, вы слишком корректны.

– Я ухожу не из-за какой-то там обиды: я с уважением отношусь к федерации хоккея России. Я ухожу просто потому, что не смогу исполнить данное решение и не чувствую в себе силы быть полезным тому проекту, который сейчас предлагается. 

Что отвечают в ФХР

Исполнительный директор ФХР Дмитрий Курбатов не стал комментировать отставку Скоропупова. В разговоре с корреспондентом «Матч ТВ» Курбатов не согласился с утверждением, что ВХЛ становится лигой фарм-клубов: «Возникают новые возможности для перемещения игроков, но ВХЛ от этого не становится лигой фарм-клубов. Соревнования будут интересными и никакого снижения произойти не должно. Некорректно говорить, будто что-то изменится настолько, что к соревнованиям понизится интерес. Сейчас изменятся правила переходов, в том числе в конце сезона, мы сможем быстрее перемещать игроков. Но больше ничего по этой части не меняется».

Чем обеспокоены клубы ВХЛ

– Мне не очень хотелось бы, чтобы ломали старую машину, которая хорошо ехала, – говорит генеральный директор ХК «Саров» Виктор Левашов. – Была хорошая система, но решили ее менять.

– Что изменится для клубов?

– Если последние шесть лет у клубов было большинство при голосовании по любому вопросу и они сами принимали решения, то сейчас такого большинства нет – и вместо клубов все будут решать функционеры. И это главное, а все остальное уже последствия. Надо сказать, что высшая лига всегда отличалась тем, что регламент у нас принимался голосованием клубов и не менялся под внешним воздействием. Сейчас клубы не участвуют в разработке регламента.

– В новом сезоне у клубов КХЛ не будет ограничений на перемещения игроков с двусторонними контрактами в ВХЛ и обратно. Как относитесь к этому пункту?

– Для понимания: клубы КХЛ и так могли двигать игроков в нашу лигу и обратно, просто было разумное ограничение: до плей-офф ВХЛ. А желание убрать это ограничение возникло из-за того, что в прошедшем сезоне один из клубов КХЛ вылетел из плей-офф и, не прочитав нашего регламента, хотел спустить в ВХЛ шесть-восемь хоккеистов с двусторонними контрактами. Руководители этого клуба КХЛ начали звонить директору высшей лиги и просить решить вопрос. Но против регламента, за который голосовали клубы ВХЛ, никто не пошел. И сразу возник скандал: «Нашим хоккеистам не дают играть!»

– А что случилось бы плохого, если бы они перевели игроков? Команда получила бы неожиданное усиление на плей-офф?

– Чемпионат должен играться по четким правилам, которые нельзя менять в последний момент. Если, условно говоря, шестнадцатая команда ВХЛ перед встречей в плей-офф с первой в обход регламента получает восемь человек из состава клуба КХЛ – по-моему, это не совсем правильно. Что касается реформ, то я за то, чтобы соблюдался баланс интересов.

– Сколько людей с двусторонними контрактами находятся в вашей команде?

– За сезон проходят около двадцати человек: из «Торпедо», из «Чайки». Одновременно играют от двух до шести, но в большинстве своем это молодые хоккеисты. А игроки КХЛ у нас бывают для одного-двух восстановительных матчей после травмы, например. Это нормальный процесс. В основном на двусторонних контрактах у нас играют молодые из «Торпедо», которые не попадают в основной состав, и самые перспективные из «Чайки». Наш клуб был создан именно под систему «Торпедо». Все по-разному: у кого-то один фарм, у кого-то два (как у СКА), у кого-то ни одного (как у новокузнецкого «Металлурга»). МХЛ – ВХЛ – КХЛ – это лифт, в котором большинство хоккеистов стараются доехать до верхнего этажа. И высшая лига всегда была встроена в эту систему, взаимодействовала и не была обособленной – и при этом управлялась клубами, которые в ней играли. В данный момент, как я уже говорил, клубы от управления лигой отодвинуты.  

– На что вы хотели бы повлиять, но уже вряд ли сможете?

– Например, в ВХЛ хотят принять эстонский клуб. Раньше мы все десять раз подумали бы, нужен этот клуб лиге или нет. Потому что это ведь клубы будут оплачивать свои поездки в Эстонию, а не лига. А теперь у клубов нет большинства голосов и решения спускаются сверху – и, как мне кажется, люди, которые принимают эти решения, не совсем хорошо знакомы с финансовым состоянием клубов ВХЛ. Сейчас больше половины команд находятся в режиме выживания. Мы же не оторваны от общей экономической ситуации.


Генменеджер «Салавата» Леонид Вайсфельд ждет возможности отправлять хоккеистов в ВХЛ круглогодично. Фото: КХЛ.

Чему радуются клубы КХЛ

– Как вы воспринимаете реформу ВХЛ? – вопрос генеральному менеджеру «Салавата Юлаева» Леониду Вайсфельду.

– Если бы я знал, какая будет реформа – я бы прокомментировал.

– А вы разве не знаете?

– Ну, я только знаю, что собираются сделать. Но у нас же революции каждый день.

– А что вы хотели бы получить в итоге?

– Я бы хотел, чтобы я мог безо всяких лимитов посылать людей вверх, вниз. Без ограничений по срокам, по количеству. А сейчас, например, я не могу отправить игрока в ВХЛ, если там идет плей-офф. Надо, чтобы весь год генменеджер клуба КХЛ мог перемещать хоккеистов из ВХЛ и обратно: и в июле, и в августе.

– Объясните, зачем это нужно?

– Тут надо определиться: для чего существует ВХЛ? Если эта лига хочет быть автономной, независимой и сама по себе, тогда да – эти переходы не нужны. Если это лига для того, чтобы готовить людей в КХЛ, тогда без этого никак. Вот, допустим, у меня идет плей-офф и есть молодой парень, который не попадает в состав. Но практика-то ему нужна – и я его спускаю вниз. Или какая-то команда не попадает в плей-офф КХЛ – и, чтобы молодые не заканчивали сезон в феврале, я их спускаю в ВХЛ. Они же должны играть, тренироваться, а так получится, что у них до следующей игры полгода. Тут же все очевидно.

– Вы удивлены реакцией руководителей ВХЛ, которые ушли в отставку?

– Не удивлен. Чему удивляться? Это борьба за власть. Просто если бы они не уперлись в свое время по этим вопросам, то все можно было решить. Там ведь не такие большие разногласия были. Но они хотели быть как бы независимыми.


На последний матч сезона-2015/2016 в Альметьевске собрались 2380 зрителей при вместимости дворца 2200. Фото: пресс-служба ВХЛ

Как это воспринимают игроки

В заявке на сезон у фарм-клубов должно находиться не более 40 хоккеистов, у остальных команд – не более 30 хоккеистов плюс до 10 с двусторонними контрактами. Предполагается, что в заявку можно будет включить не более 10 хоккеистов возрастом 29 лет и старше.

Сами хоккеисты, играющие в ВХЛ, довольны не всем. Один из них анонимно рассказал корреспонденту «Матч ТВ» о том, как обстоят дела в клубах лиги.

– Вот пишут: «Клубы КХЛ должны до 15 июня рассчитаться по долгам за прошлый сезон, иначе грозят не допустить до чемпионата». Прекрасно. А высшую лигу-то никто так не контролирует. В ВХЛ самое главное – набрать нужное количество команд. В прошлом году «Звезда-ВДВ» была для количества – ничего не заплатила ни одному игроку и снялась. В этом году всего три-четыре команды заплатили игрокам обещанные премиальные. А большинство команд не видели не то что премий – зарплат ждут. Приходится в профсоюз подавать, в инспекции, в прокуратуру. Можно что-то решить, если не допускать клубы с серьезной задолженностью. Но это повлияет на количество команд. А так – есть клубы, которые кинули кого-то и продолжают играть. Наверное, нет такого хоккеиста по высшей лиге, которого где-нибудь не кинули. Я общаюсь с ребятами за 30, которые после КХЛ в высшую лигу приходят. Они почему надолго не задерживаются: говорят, что поиграли бы сезон-два, но уже устали от этих разбирательств, от необходимости выбивать деньги, на которые ты договорился перед сезоном. Я в чем-то понимаю руководство лиги: им главное, чтобы клуб оставался, пусть даже с долгами, поэтому на какие-то нарушения могли закрывать глаза. Но у половины клубов репутация ненадежных.

Клубам ВХЛ выгодно было держать у себя в составе хоккеистов на двусторонних контрактах: зарплату ведь им платит клуб КХЛ, расходов тут никаких. А теперь их могут забирать в любой момент – конечно, можно понять недовольство. Реформа невыгодна клубам, которые всю жизнь в высшей лиге играют. Те же Орск, Ангарск, Альметьевск серьезно относятся к этому турниру, у них много народу ходит на хоккей – и они не хотят, чтобы их воспринимали как чей-то фарм-клуб.



Сейчас вроде еще сделают лимит: максимум 10 человек в команде после 27 лет (по нашей информации, после 29 лет – «Матч ТВ»). ВХЛ сейчас только на молодежь нацелена. А судьба игроков среднего возраста, такое чувство, просто уже никого не волнует.

– Сколько в среднем платят по высшей лиге?

– Если раньше игрок уровнем «около КХЛ» мог заработать в высшей лиге 250-300 тысяч рублей в месяц, то сейчас зарплаты упали. Тот же «Торос», где максимальная зарплата была 300 тысяч, говорят, опустил потолок до 200. Игрокам в возрасте в благополучных клубах дают обычно 120-130 тысяч «грязными». Есть повышенные ставки в каждой команде, но их две-три. По большому счету нигде нет нормальных зарплат, где-то вообще за 50 тысяч играют, где-то за 90. Раньше это еще премиями компенсировалось: от 10 до 20 тысяч за победу, но сейчас на всю лигу три-четыре клуба, которые полностью рассчитались по премиям за весь сезон. И когда подписываешь контракт, на премиальные лучше сразу не рассчитывать. 

В этом году премии давали вроде бы только в Орске, «Торосе» и еще где-то. «Сарыарка», парни рассказывают, снизила премиальные: говорили про одну сумму, а давали другую. В «Спутнике», например, дали премию перед плей-офф в феврале, а игрокам сказали, что долги будут возвращать в обратном порядке: то есть выдали за февраль, теперь отдадут за январь, потом декабрь, ну и так далее. Во многих клубах задержки зарплаты: где-то за апрель не заплатили, где-то еще за март долги. И все закрывают глаза, нигде это не описывается, потому что ну кому высшая лига интересна? Третьяк, что ли, будет во все это вникать и вступаться за хоккеистов? Я вот общаюсь с товарищем, который в Азиатской лиге за «Сахалин» играет, – там такого нет, платят все вовремя.

Текст: Александр Лютиков, Никита Кротов

Фото: пресс-служба ВХЛ; photo.khl.ru; РИА Новости/Сергей Черных

Поделиться в соцсетях: