«Соперники нас боятся: мы выигрываем слишком много». Паралимпийцы — об отстранении от Рио

Владимир Лукин, Андрей Рябинский и российские спортсмены в эфире «Матч ТВ» рассказали о допинг-скандале, шансах поехать на Паралимпиаду-2016 и об альтернативных соревнованиях в Подмосковье.

Владимир Лукин, президент Паралимпийского комитета России

— Не знаю, почему Международные олимпийский и паралимпийский комитеты приняли такие разные решения, но, скорее всего, повлияла роль личности. Президент МПК Филип Крэйвен занял кардинальную позицию. Он сам признавал, что нам дадут либо все, либо ничего. Причем Крэйвен является членом МОК, и когда решалась судьба российской олимпийской сборной, он проголосовал за допуск спортсменов на Олимпиаду. Спустя пару недель он принял диаметрально противоположное решение [по паралимпийцам]. Как говорили в советское время, это диалектика.

Когда что-то пошло не так? Когда пошла атака на олимпийскую команду России. Накануне оглашения решения говорили, что решение МОК отрицательное, но что-то поменялось. Президент МОК и его коллеги проголосовали за другое решение, более-менее рациональное и разумное. Значит, надо было хоть как-то уесть и унизить сборную России. Вижу в этом сильные симптомы заказа.

Паралимпийский комитет России сделал все, что мог: мы проводили все то, что делали все национальные комитеты. И вдруг нас исключают — на том основании, что, кажется, существует государственная программа поддержки допинга. Безусловно, это должно быть расследовано. У нас была создана комиссия во главе со Смирновым, 8-го числа она должна начать работу. Мы сами хотим узнать, что произошло, но причем тут мы? И при чем тут чистые спортсмены?

Шаги для восстановления ПКР в правах предпринимаются каждый день. Мы уже написали призыв в Международный паралимпийский комитет, чтобы нам предоставили программу восстановления. Пока нам так и не дали ответа о необходимых критериях. А нам нужен ответ, причем сегодня.

Андрей Рябинский, глава компании «Мир бокса», взявший на себя расходы по судебному процессу ПКР

— Часть попыток изменить решение уже не сработала, но есть еще кое-какие шансы поехать на Паралимпиаду. Сейчас мы отстранены, дисквалифицированы от всех спортивных соревнований. Это вопрос даже не этой и не следующей Паралимпиады — проблема гораздо шире. Но почему-то никто раньше не смотрел на нее с этой стороны.

Даже если мы пропускаем эту Паралимпиаду, все равно нужно судиться. Необходимо восстановить свое честное имя. У меня нет никаких сомнений, что юридически мы правы.

Алексей Котлов, двукратный призер чемпионатов мира по легкой атлетике

— На эти Игры я надеялся еще больше, чем на Лондон-2012, и целенаправленно готовился четыре года. Сдавал допинг-пробы каждый год по пять-семь раз. Все они были отрицательными. Грустно, что ты чистый спортсмен, но не можешь принять участие в Играх.

Почему нас не пустили на Игры? Может, они боятся того, что мы выигрываем слишком много медалей. Мы всегда находимся в числе лидеров в медальных зачетах. Может, нас как-то побаиваются?

Абдула Курмагомедов, чемпион мира по дзюдо

— Мы продолжаем тренироваться. У нас точка невозврата — 6 сентября. До этого момента мы будем надеяться, что сможем вылететь на Паралимпиаду. Мы до последнего момента думали, что отстранение не коснется паралимпийцев.

Федор Триколич, легкоатлет, двукратный чемпион Паралимпийских игр-2012

— Никаких фамилий конкретных паралимпийцев [в докладе Макларена] нет. И даже 35 указанных там проб не все наши, наших только 20. Очень много наших спортсменов стоят в пуле международного тестирования в системе Адамс. Конкретно я — два с половиной года. Допинг-офицеры приезжают домой, на соревнования, на тренировки. Мы под тотальным контролем. Какие могут быть претензии? Говорить о том, что у нас государственная поддержка допинга, — голословные обвинения, ничем не подкрепленные.

Владимир Балынец, пауэрлифтер, серебряный призер Паралимпийских игр-2012

— Я слышал слова поддержки только от своих спортсменов. Полностью исключил себя от СМИ, интернета и телевидения. Я готовлюсь и тренируюсь. Есть четырехлетний цикл. Он полностью расписан. Поэтому не считаю, что нам нужно думать о том, что политика вмешивается в спорт. Мы настроены показать лучший результат, как бы ни сложилась ситуация с допуском на Паралимпиаду.

Петр Буйлов, тренер паралимпийской сборной России по легкой атлетике

— Учитывая обстановку, сложившуюся во время Олимпийских игр в Рио, мы были морально готовы к такому решению по паралимпийцам. Спокойно восприняли наш недопуск. К нам приходили спортсмены, тренеры, психологи, моральная поддержка была высока.

Вчера прошло большое совещание: результаты будут учитываться не только по альтернативным соревнованиям, которые могут пройти 8-9 сентября, а за весь период подготовки к Паралимпиаде, на чемпионатах Европы и мира. Президент страны сказал: спортсмены-паралимпийцы не будут обижены, и при подведении итогов будут все результаты будут учтены.

Соперники боятся, что наши стали всех обыгрывать. Я участник всех семи Паралимпийских игр. В 1988 году только 32 человека поехало в российской делегации, то сегодня уже 267 спортсменов по 19 видам спорта. Соперники нас очень боятся, особенно англичане. Были предприняты все меры, чтобы нас не допустить. Но все придет на круги своя.

Иван Потехин, футболист паралимпийской сборной России

— До сих пор есть надежда, что попадем в Рио. Мы понимаем, что нас хотят лишить мечты поучаствовать в Паралимпиаде и выиграть. Но нас не могут лишить любви к нашему виду спорта.

Фото: РИА Новости/Александр Натрускин, РИА Новости/Кирилл Каллиников, РИА Новости/Илья Питалев, РИА Новости/Антон Денисов

Поделиться в соцсетях: