Игорь Ларионов: «У сборной России на Играх будут хорошие шансы, но легко не будет»

Игорь Ларионов: «У сборной России на Играх будут хорошие шансы, но легко не будет»

Игорь Ларионов - один из немногих хоккеистов в мире, у кого в списке наград - три Кубка Стэнли, два золота Олимпийских Игр и четыре - с чемпионатов мира, да еще Кубок Канады. Ларионов - знаковая фигура для болельщиков ЦСКА и «Детройта» - он был центрфорвардом знаменитой «Русской пятерки». Благодаря Вячеславу Фетисову, Сергею Федорову, Владимиру Константинову и Вячеславу Козлову «Красные Крылья» установили рекорд НХЛ по количеству побед в сезоне. 13 лет назад Ларионов завершил профессиональную карьеру. Сегодня он известен как винодел и хоккейный агент, в списке клиентов которого - Наиль Якупов, Андрей Локтионов, Николай Голдобин, Алекс Гальченюк, Тайлер Сегин. 

Большую часть времени Игорь Ларионов проводит за океаном, но теперь будет часто приезжать в Москву: в столице открылся его первый бар. Мы сидим в новом заведении, где сверкают лампочки, показывают спорт, а в меню есть вина знаменитого хоккеиста, коктейль Detroit Sour и фирменное блюдо «Пятерка Ларионова». Перед хоккеистом лежит олдскульный кнопочный телефон, который за время короткого интервью звонит раз пять. После беседы спрашиваю: «Куда вам прислать текст на визирование?». «Да не нужно, я полагаюсь на вашу совесть» – «То есть, не нужно визировать?» – «Я вам верю».

– У вас плотный график. Ресторан добавил хлопот?

– Я в Москве только второй день и сразу окунулся в водоворот событий. Вечером будет кульминация – торжественное открытие. Я не спал уже где-то 24 часа. Мой багаж не пришел – ждал звонка от авиакомпании, поэтому вместо отдыха пришлось поехать в аэропорт. Так что, пошел, наверное, 36-й час рабочего времени. Разговор о ресторане мы начали три года назад с моим партнером Аделом. Сейчас хочется понять объем работы, перспективы. Это серьезный бизнес, да еще кризис. Все требует тонкого подхода и понимания на что мы могли рассчитывать в плане места, посещаемости, успеха. После я дал согласие: бар построили за 2,5 месяца. Планировали сделать открытие в конце августа, но я не смог освободиться раньше сентября. Вот во вторник тренировал Наиля Якупова и Андрея Локтионова, а в четверг уже был в Москве.

– Вы – хоккеист, агент, винодел, теперь еще и ресторатор. Какую из профессий считаете главной?

– Деликатный вопрос, потому что многие вещи зависят от команды и партнеров – насколько они пропитаны азартом или видением успеха проекта. Масса разных дел пугает: ты не можешь сфокусироваться на всем сразу – усидеть на всех стульях тяжело. Важно уметь расставлять приоритеты. Хоккеист во мне отходит в сторону – я уже бывший хоккеист. Агент. Винодел? У меня хорошие партнеры, с кем я веду дела много лет, этот бизнес поставлен на поток, поэтому за качество вина мне не стыдно. Сейчас в приоритете ресторан: нужно потратить время на его успешный старт. В свободные минуты, конечно, вырвусь на хоккей.

– Если что-то схожее в ведение агентских дел и ресторанном бизнесе?

– Это разные вещи. Моя работа с игроками отличается от работы обычного агента: провожу много времени с ребятами на льду и подсказываю вещи, которые можно отшлифовать. Я не тот человек, который раз позвонил и исчез. Для меня важно понимать, насколько мои клиенты готовы к сезону. Работаю с ними летом, смотрю игры, контролирую что-то, подсказываю.

Ресторанный бизнес для меня пока – новая сфера. Один из моих близких товарищей – владелец сети кофеен, знаю некоторые вещи от него. Стараюсь пользоваться советами тех, кто знает, как сделать дело успешным, как правильно его вести и поддерживать. Вечером будут гости, которые не первый год в ресторанном бизнесе и любой их совет, пожелания будут учтены. Для меня важно быть в диалоге и контакте, чтобы не допустить ошибок.

– В Москве нет ни одного хоккейного бара…

– А этот бар работает 24 часа: здесь можно будет спокойно посмотреть КХЛ, НХЛ – большое преимущество для тех, кто любит хоккей и хочет следить за играми в прямом эфире. Когда я приезжаю в Россию, часто могу задержаться до утра, чтобы посмотреть игры НХЛ моих клиентов.

– Сколько хоккея вы смотрите, когда сезон в разгаре?

– Очень много – порой шесть раз в день. Начинаю в 9 утра с детского U16 – в выходные в Детройте обязательно какой-нибудь турнир. В час идет дневная игра по NBC, в четыре – USHL, в семь – вечерняя игра, например, Лос-Анджелес, а в 10, из-за разницы во времени, – «Ванкувер». С тех пор, как я приобрел американское мобильное приложение для игр, наблюдаю еще утром-днем КХЛ. Получается, что 24 часа можно смотреть хоккей. Усталость накапливается, но стараюсь держать руку на пульсе, видеть ребят, понимать спад у них или подъем. Например, недавно смотрел игру «Сочи» и Уфы – это кошмар. Хотел пообщаться с Павлом Падакиным, узнать, что происходит.

– Вы сказали, что во вторник еще занимались на льду. Как дела у Наиля Якупова и Андрея Локтионова?

– Неплохо. Доволен, что они приехали на пару недель. С Наилем мы поработали над теми элементами, которые нужно было отполировать. И он, и Ангдрей готовы и нацелены на хороший сезон. Этот год не будет простым для них: у Андрея – пробный контракт, а у Наиля – годовой, то есть он начинает с чистого листа. «Колорадо» – команда, которая перестраивается и у него будет шанс найти свое место, стать полезным игроком и войти в Топ-6. Работа была детальной – ожидаю от него продуктивного сезона. Я уже много раз говорил про Наиля: у него была масса тренеров, большое давление. Самое главное, чтобы он наслаждался игрой. Для него важно получать кайф от этого и не старался сделать больше, чем нужно. У него большое количество энергии, которая льется через край и мешает на льду. Сейчас он повзрослел: ожидаю, что в этом году он покажет свою игру.

– О возвращении в Россию речи не идет?

– Ты не можешь начинать сезон и думать о возвращении – у тебя работа и контракт. И ты должен сделать так, чтобы тебя ничего не отвлекало.

– Вы удивлены количеством игроков, которые в этом году вернулись из НХЛ?

– Не удивлен. «Вернулись» – не то слово. Их не захотели. «Вернулся» – это если бы приехал Евгений Малкин или Александр Овечкин. Андрей Марков не смог договориться с «Монреалем». Про всех остальных – у них не было вариантов, они оказались не востребованы в НХЛ.

– Вместе с этим, из КХЛ уехали покорять Америку средние игроки…

- Всегда есть мечта попробовать. Чем раньше, тем лучше. В 27 – 30 сложнее адаптироваться: это другой хоккей, другая лига. 23 – 24 – зрелый возраст, когда ты можешь попробовать и посмотреть, понять, насколько в тебе твердый характер и есть ли стержень, который поможет терпеть.

– Получится ли у Даниса Зарипова?

– Сложно сказать. Для меня это – загадка. Мало тренеров, которые готовы видеть 36-летнего хоккеиста и давать ему место в первых звеньях, когда есть молодые талантливые игроки из системы.

– В одном из интервью вы говорили, что допинг убивает веру в спорт. О чем подумали, когда узнали, что человек с такой репутацией, как Зарипов, попался на допинге?

– Допинг – серьезная тема, которая была связана с Магнитогорском. Об этом еще писал Дэйв Кинг в своей книге. Не могу это комментировать. К сожалению, такие вещи происходят. Они дошли и до хоккея. Я всегда был противником допинга в спорте. Сам его никогда не употреблял. Это не совсем честный способ борьбы. Если ты находишься на высоком уровне и под фокусом внимания, то ты должен понимать, что у тебя есть люди, которые за этим смотрят. Есть витамины, которые внесены в список – пользуйся ими. Сложно судить и оправдывать: люди идут на это, заранее зная, что происходит. Когда пьет ребенок, который не понимает – это одно. Но взрослые люди.

– Год назад в КХЛ вступил китайский клуб. У них есть команды ВХЛ и МХЛ, Майк Кинэн в качестве главного тренера. Можно ли сказать, что это – будущий соперник, которого мы вырастили сами?

– Через четыре года Олимпиада в Пекине, поэтому, для Китая это – важный проект. Для них большой плюс иметь команду в Лиге, которая будет играть на хорошем уровне. Но сколько они смогут получить реальных игроков? Им нужно с кем-то играть, получать опыт – у «Куньлуня» нет такого давления, как выиграть Кубок Гагарина. Возможно, они пойдут по пути Белоруссии и Казахстана – с натурализованными игроками.

– Если брать более долгую перспективу в 8-10 лет?

– Это сработает. Так работает американский соккер: они сделали программу, вложили деньги в детский футбол, стадионы, рекламу и т. д. MLS – очень сильная лига. Не думаю, что она уступает российской лиге. Они привлекли звезд: Дэвида Бекхэма, Джеррарда, Андреа Пирло – это дает возможность на этих ребятах взрастить новое поколение. Соккер очень популярен и серьезно развивается. Если китайцы будут действовать также, у них все получится. Они трудолюбивые. У них есть хорошие хоккейные соседи в лице России. Бояться не стоит, но следить за ними нужно. Так, как китайцы проявили себя проявили в плавании, легкой атлетике и в других видах спорта- это поразительно.

– С учетом всех тех событий, которые произошли, какие шансы у сборной России на этой Олимпиаде?

– Хорошие: на Играх не будет игроков из сильнейшей лиги. На том пространстве, где играется хоккей, КХЛ имеет преимущество. Но легко не будет. Олимпиада – драма одной игры, которую может изменить травма или неправильное удаление. На бумаге шансы хорошие, на деле – нервный турнир. Сегодня все играют в хоккей, все умеют обороняться. Те же швейцарцы довольно успешно играют с нашей командой – будет интересно посмотреть. Но хоккея высокого уровня не жду.

– Недавно видела интервью одной юной гимнастки, которая сказала, что их настраивают так, что любое место, кроме первого – проигрыш для России. Такое давление есть и в хоккее.

– Для чего вообще спорт существует? Вторые места не помнят – запоминают чемпионов. Наше поколение, поколение до нас приучили, что есть одна медаль – золотая. Ехать на ОИ и ЧМ с мыслью «Как здорово быть призерами» – это тоже хорошо, медаль есть медаль. Но быть чемпионами гораздо почетнее. Мы все соскучились по большим победам: они приходят периодически: раз-два на ЧМ, но на Играх мы не побеждали с 92-го года. Давление есть. Без него никак – оно есть у всех – у шведов, финнов, американцев с молодой командой, канадцев, которые приедут с игроками из КХЛ и Европы. Да, Канада – конкуренты, но там нет Кросби.

– Читала, что вам периодически предлагают работать. Предложений из России в этом году не было?

– Нет.

– А что отпугивает лично вас?

– Мне не хочется говорить на эту тему. Один раз давал большое интервью – оно не вышло. Говорить какие-то вещи «давали-не давали работать» смысла нет… Это глубокая тема, в которой мне не хочется копаться. Есть много мыслей, но они не будут услышаны.

– У вас обычный кнопочный телефон… Неожиданный гаджет для трёхкратного обладателя Кубка Стэнли.

– У меня есть американский айфон, а в России я пользуюсь этим телефоном. Купил его шесть лет назад. Кнопка есть, слышно хорошо – устраивает пока. Хотя после айфона, где вся информация на ладони, непривычно. Но ничего. Неделю без интернета – вполне могу. 

Текст: Екатерина Гаранина

Фото: пресс-служба Larionov Grill Bar 

Поделиться в соцсетях: