«Это невероятное горе и шок для всех нас». Казанский — о Гимаеве

Сегодня не стало самого яркого хоккейного эксперта страны Сергея Гимаева. Колонка комментатора «Матч ТВ» Дениса Казанского. 

Это невероятное горе и шок для всех нас. Не могу назвать Гимаева человеком идеального здоровья, но он производил впечатление очень крепкого мужика. Разумеется, сам на здоровье никогда не жаловался. Бывает, что люди болеют, и ты морально готовишься, что рано или поздно они уйдут. А здесь — ничего подобного. Знаю, куда ему надо было лететь в понедельник и среду, во вторник мы должны были вместе выйти в эфир. Ни намека, что планы сорвутся.

Меня Гимаев всегда звал «дружище». Не могу назвать себя большим другом Наильича, все-таки между нами несколько поколений. Но отношения с ним были близкими, приятельскими и очень теплыми. Если возможна дружба между людьми с такой разницей в возрасте, то это была именно она. Мне будет не хватать Наильича всю оставшуюся жизнь.

На хоккейном телевидении Гимаев появился яркой вспышкой. Если искать в нашем медиа-пространстве кого-то сопоставимого с ним уровня, никого не найдешь. Феномен Гимаева в том, что он говорил на ясном, понятном абсолютно всем языке. С одной стороны, его понимали профессионалы — Гимаев говорил мудрые, точные вещи, недаром он заслуженный тренер России. А главное, Гимаева понимали болельщики. Он делал хоккей гораздо ближе к публике, чем хоккеисты, которые находились в это время на льду.

Гимаева знали все. Соглашались с его мнением или нет, но всегда ценили. Многие резкой критикой Наильича были недовольны. Еще бы: никому спуску Гимаев не давал. И несмотря ни на что, равнодушным Наильич не оставлял ни кого. Эфиры и программы с Гимаевым всегда вызывали эмоции и отклик. Несомненно, это самый авторитетный хоккейный эксперт России, известный еще и за рубежом.

Это отличный тренер, который воспитал многих отличных хоккеистов. Он был тренером ЦСКА, руководил там хоккейной школой. Гимаев прекрасно знал, как настраивать команду, как поощрять. Я сам играл и с Гимаевым, и против него. Недели две назад мы вместе вернулись из последней поездки в Башкирию. На лавке и в перерыве было опасно появляться, если у нашей команды что-то шло не так — Гимаев устраивал абсолютно дикий разгром, не жалея ни себя, ни игроков, высказывал все, что думает. Это невероятно бодрило, и после перерыва мы показывали совсем другой хоккей.

Гимаев следил за всеми видами спорта, за всем, что движется. Прекрасно разбирался в футболе, в том числе американском, следил за теннисом, за чем угодно — и везде у него было свое мнение. В прошлом году мы ездили в Лондон. У нас было всего два билета на футбол, на Кубок Англии — а приехала-то нас целая команда. Очень долго выбирали, кто пойдет. И все добровольно стали отказываться от своего билета в пользу Наильича. Он был невероятно счастлив, что попал на «Уэмбли».

Последний раз мы виделись на «Динамо» — СКА. Вместе вели студию, сделали программу «Гимаев говорит». Когда матч закончился, обсуждали с ним ближайшие планы. По работе-то планы были понятные — еще «Гимаев говорит», студии перед полуфиналами и финалом. Мы еще и поиграть вместе хотели. Ведь помимо команды легенд Гимаев выступал за журналистскую команду. Наильич рассказывал, что на выходных поедет в Тулу к близким товарищам, но и после у него все плотно расписано. Пытались понять, когда нам выкроить время и выехать на два турнира.

В прошлом году мы с Гимаевым были в городе Туймазы, откуда родом его отец. Там провели турнир, а летом этого года собирались на еще один турнир — имени Сергея Гимаева. «Это мой именно турнир, ехать надо обязательно, — говорил мне Наильич. — Для меня это невероятно важно, сам понимаешь». Я ответил: «Конечно, понимаю. Обязательно поедем».

Уверен, этот турнир по-прежнему состоится. Но будет уже совсем другим.

Текст: Денис Казанский

Фото: Андрей Голованов и Сергей Киврин

«Своими эмоциями он делал наш хоккей лучше». Не стало Сергея Гимаева

  • sportbox.ru
Присоединяйтесь к нам в социальных сетях