«Болеть за чужестранцев в футболках сборной России неинтересно». Георгий Черданцев – об особенностях натурализации

«Болеть за чужестранцев в футболках сборной России неинтересно». Георгий Черданцев – об особенностях натурализации

Ситуация с мини-футбольной сборной России – хороший повод поговорить о том, как глобально относиться к натурализации. Мнение комментатора «Матч ТВ» Георгия Черданцева.

 

Команду своей страны надо поддерживать, но что касается мини-футбольной сборной, болеть за чужестранцев в футболках сборной России мне, например, неинтересно. Я совершенно не понимаю, какое отношение к России, к нашему спорту и мини-футболу имеют бразильцы. И ситуация с мини-футбольной сборной – хороший повод поговорить о натурализации.

На мой взгляд, национальная сборная в любом виде спорта – квинтэссенция работы детско-юношеских школ. У спортсменов в тех или иных дисциплинах должно быть поступательное движение – от детского спорта в юношеский, от юношеского в молодежной, из молодежного – в национальную сборную.

Если такой системы нет, конечно, проще подписать кого-то из другой страны, где данный вид спорта развит, и количество профессионалов в нем значительно. В Рио можно выйти на пляжи Копакабаны и за час набрать сборную для любой страны. Странно, что это не пришло в голову руководителям команды по пляжному футболу, а ведь оказалось, что добиваться успехов в относительно новом для России и не развитом виде спорта (в пляжном футболе то есть) можно и без бразильцев. В мини-футболе посчитали иначе.

***

Без натурализации зачастую сложно обойтись в новых, еще не развитых в России видах спорта. Пляжный футбол здесь скорее исключение. Такую натурализацию можно только приветствовать, ведь натурализованные спортсмены дают толчок развитию своей дисциплины в России.

Яркий пример – Виктор Ан, чистокровный кореец, не имевший к России вообще никакого отношения. Однако на Олимпиаде в Сочи никто из нашей сборной не выиграл больше золотых медалей. Федерация конькобежного спорта России сделала огромное дело, договорившись с Виктором и пригласив его в нашу команду. Ан выступает в виде спорта, который в России, по сути, находится в зачаточном состоянии. Достаточно посчитать, сколько человек было в нашей команде по шорт-треку. Такого рода единичные «трансферы» можно только приветствовать: пользы от него гораздо больше, чем вреда. Я знаю, какой сейчас интерес к шорт-треку в городах, где есть катки. Дети, которые увидели триумф Ана на Олимпиаде, просятся в секции.

То же самое касается Вика Уайлда и сноуборда – я еще молчу, что он женат на россиянке Алене Заварзиной. Нет у нас никаких традиций сноуборда, да и откуда им взяться? Даже кататься толком негде было, какие-то трассы стали появляться только в последние годы. Нет у нас и своих сноубордистов такого высокого класса, как Вик. Теперь, можно надеяться, их будет больше: благодаря успеху Уайлда сноуборд стал пользоваться у россиян огромной популярностью. Например, дети моих знакомых хотят встать не на горные лыжи, а на сноуборд.

Раз уж речь зашла о традициях – в мини-футболе, извините, у нас была «Дина». В 90-е годы она выигрывала Кубок чемпионов, и в ее составе до поры не было ни единого бразильца! Играли наши: Еременко, Ткачук, Горин, Верижников и другие. И славно играли. Мини-футбол – не новый для России вид спорта, не в 2016 году он возник. Значит, те, кто отвечают за развитие мини-футбола, плохо работают над подготовкой спортсменов-россиян.

Это очень странно. Я довольно часто бываю на коммерческих турнирах по мини-футболу (а раньше часто в них и играл). Сейчас кризис, но лет пять назад практически у каждого банка или другого крупного предприятия, были свои мини-футбольные команды. И не только в Москве, но и в регионах. Да, там выступали в основном уже закончившие карьеру мини-футболисты, либо те, кто не подошел основному составу профессиональных клубов. Но уровень все равно был очень и очень приличный. При каждой команде был тренер – не бразилец, естественно.

В мини-футбол у нас играют по всей стране, это один из немногих по-настоящему народных видов спорта – а в национальную сборную мы массово зовем бразильцев. На мой взгляд, это абсурд. Конечно, то, что не запрещено, разрешено, но с достижениями нашего мини-футбола на детско-юношеском уровне это не имеет ничего общего. Набрать варягов, добиваться с ними результатов и отчитаться за них перед чиновниками – отличный ход, что уж тут. Ну повесишь ты свои медали на стенку, но стал ли твой спорт более популярным?

***

В моих рассуждениях нет ни капли ксенофобии или, тем более, расизма. Мне совершенно все равно, какого у кого цвета кожа. Вспоминаю, как на мероприятии на Красной площади, приуроченном к тысяче дней до старта чемпионата мира-2018, я комментировал турнир 16-летних сборных. И у нашей команды основным вратарем был темнокожий мальчик Дэвид Сангаре. Он настоящий россиянин, родился в России, воспитанник академии «Ротора», русский – его родной язык. Дэвид – продукт системы воспитания юных футболистов под эгидой нашей футбольной федерации, он вполне может стать будущим сборной России. И мне совершенно не важно, какого цвета у него кожа, и откуда родом его родители, потому что это наш парень.

Точно так же и в случае с Романом Нойштедтером из «Шальке» нельзя говорить о натурализации. Семья Романа – российская, сам родился в СССР, но по воле обстоятельств оказавшийся заграницей. Такой игрок по определению должен быть кандидатом в сборную России. Если, конечно, его мастерство соответствует требованиям.

«Он не забывает ни русский язык, ни русскую еду». История Романа Нойштедтера

К натурализации футболистов без российских корней, скажем так, футболистов из дальнего зарубежья, не имеющего вообще никакого отношения к России ни исторически, ни культурно, нужно подходить очень осторожно. С юридической точки зрения Гильерме, Ари, Марио Фернандес и другие футболисты (заметьте, тоже все бразильцы) имеют право приглашаться в сборную России. Если ты пять лет прожил в стране – можешь претендовать на паспорт, не заигран за первую сборную своей родной страны – можешь играть за нашу, все государственные законы и правила УЕФА соблюдены.

Однако по-настоящему классный игрок в первую очередь нужен сборной той страны, где его корни. Есть много примеров, когда федерации (в основном африканских стран) уговаривают сыновей эмигрантов, уже получивших при этом уже паспорт ЕС, играть на своей исторической родине. А дальше, скажем, выросший в Испании воспитанник «Барселоны», а ныне выступающий за «Лацио» сенегалец Кейта будет решать, стоять ли ему в очереди в сборную Испании или выступать за Сенегал. Это очень сложный вопрос, но таков мир в начале XXI века. Мы тоже должны адаптироваться к новой реальности и понять (не на уровне федерации футбола, а на уровне общества), как относиться к подобным вещам.

Если взглянуть на натурализацию с точки зрения клубов РФПЛ, то они идут по этому пути вовсе не из своего необъятного интернационализма. Это всего лишь способ вписаться в лимит на легионеров, который в ближайшие годы может быть даже ужесточен. На такие шаги нельзя идти в приказном порядке – в этом случае мы видим мощное противодействие. Клубы всем своим видом показывают: лимит – не лучшее решение. Ну нет у нас российских игроков, которые могли бы решать серьезные задачи в чемпионате и особенно в еврокубках.

***

Надо иметь в виду, что при натурализации мы можем рассчитывать на футболистов хорошего, но все-таки среднего уровня. Как минимум они не проходят по каким-то причинам в национальную сборную страны рождения. Неймар за Россию по понятным причинам играть не будет. А ведь ЧМ-2014 показал, что в Бразилии сегодня нет талантов уровня Ромарио, Роналдо, Роналдиньо. За редким исключением, конечно – но Неймар за нас играть не будет. Стремящиеся в сборную России бразильцы не проходят даже в расширенный состав нынешней, не хватающей звезд с неба сборной Бразилии. Хотя, на мой взгляд, у того же Марио Фернандеса есть потенциал, чтобы развивать свой талант и рассчитывать на приглашение в сборную Бразилии – и для него это должно быть стимулом. Надо ставить перед собой все-таки более сложные задачи, чем попадание в 32-ю сборную по рейтингу ФИФА – при всем уважении к этой сборной.

Хорошо, допустим, Марио Фернандес – в сборной России. Но у нас есть Смольников, Кузьмин, Анюков, Козлов, Набабкин… Кто сегодня сильнее, Смольников или Фернандес – это еще большой вопрос. Я думаю, что Смольников. Болельщики ЦСКА могут спорить, а нейтральный точно согласится с тем, что бразилец никак не сильнее россиянина, уж точно не на порядок.

Получается, иностранец приглашается в сборную для длины скамейки, для усиления конкуренции – но не как однозначный игрок основы. Те же Марио или Ари займут в сборной России место, например, Кузьмина или Ерохина – заявка ведь ограничена!

Об этом, наверное, мало кто знает, но детский тренер, подготовивший игрока для национальной сборной, получает от РФС некоторую премию. При копеечных зарплатах наших детских тренеров это, во-первых, хорошая прибавка к заработку, а, во-вторых, признание заслуг. В такой творческой профессии, как тренер, это всегда очень важно. А приглашение натурализованного иностранца на место россиянина примерно такого же класса лишает российского тренера заслуженной премии! Сейчас эту проблему предпочитают не замечать, а ведь в этом в том числе заключается поддержка нашего детско-юношеского футбола. Какой смысл тренироваться, если, рано или поздно будучи в шаге от сборной, твое место займет приглашенный иностранец, который не лучше тебя на порядок? Об этом перед приглашением в сборную натурализованного игрока тоже стоит задуматься – ведь мы на пороге прецедента.

Текст: Георгий Черданцев

Фото: РИА Новости/Александар Джокович, РИА Новости/Владимир Песня, РИА Новости/Владимир Родионов,  globallookpress.com, РФС

Поделиться в соцсетях: