Тренер Большунова использует в подготовке упражнения конькобежцев. Мы сходили на силовую группы Бородавко

Тренер Большунова использует в подготовке упражнения конькобежцев. Мы сходили на силовую группы Бородавко
Александр Большунов / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф
Колонка Сергея Лисина.

Коньковому ходу в лыжных гонках не так много лет, как классическому, а название «коньковый» в русском языке он получил не просто так — слишком уж движения лыжника напоминают технику бега на коньках. Но если лыжники и биатлонисты озаботились созданием правильных подводящих и силовых упражнений только ближе к концу 1980-х, то конькобежцы, конечно, создавали специальные системы и тренажеры уже задолго до этого.

Именно поэтому сейчас у тренеров по биатлону, лыжным гонкам и конькобежному спорту гораздо больше общих тем, чем в условном 1972-м — их теперь объединяет не только циклическая аэробная нагрузка, но и биомеханика движений, во всяким случае частично.

Про Юрия Бородавко ходит много разных мнений. Некоторые — не самые лестные, дескать, Бородавко — это тренер, который работает по принципу «мясорубки», и вот такие, как Большунов, в ней на какое-то время задерживаются, а те, кто попроще, прокручиваются за один сезон и исчезают без следа. Мнениям этим просто так верить нельзя, потому что каждое из них может быть высказано человеком заинтересованным, обиженным, пострадавшим или просто завистливым. Это реалии нашего спорта, да и уж что греха таить — нашей жизни.

Так что пришлось сходить на тренировку группы Бородавко самому. Это была силовая. Ну, как силовая… у конькобежцев бывают силовые, когда ты после тренировки не можешь подняться по лестнице без помощи рук. Да и спуститься тоже без рук не можешь. Силовая в исполнении Бородавко оказалась намного мягче, никакого экстрима.

Начали с разминки, ничего особенного. Затем группа выполняла всякие-разное, например, запрыгивания на тумбу с одной ноги, как Алексей Червоткин на фото ниже.

Алексей Червоткин / Фото: © Сергей Лисин / Матч ТВ

Или подтягивания штанги с разделением на две фазы — руки и спина, как Наталья Непряева.

Наталья Непряева / Фото: © Сергей Лисин / Матч ТВ

Ну, и классика лыжегоночных силовых — отжимания на брусьях с отягощением. Кстати, попробуйте подсчитать, сколько килограммов у Червоткина висит на поясе.

Алексей Червоткин / Фото: © Сергей Лисин / Матч ТВ

А вот дальше уже пошло интересное. Каждая серия завершалась прыжковыми упражнениями. Выполнялись они на специальных платформах, которые стояли под углом 15 градусов относительно пола. Сделали эти платформы для Бородавко под заказ, там даже есть очень интересная надпись, описывающая, кем считают ребята, изготовившие платформы, Юрия Бородавко, но последний из природной скромности не дал ее сфотографировать.

Каждый спортсмен выполнил четыре серии, каждая серия состояла из двух типов подходов — на мощность и на быстроту. В первом случае прыжки выполнялись либо с гантелей в руках, либо с жилетом, снабженным свинцовыми утяжелителями, а во втором случае — с собственным весом.

Вот Наталья Непряева работает на мощность.

Наталья Непряева / Фото: © Сергей Лисин / Матч ТВ

А вот Александр Терентьев, на которого Бородавко возлагает большие надежды применительно к спринту, — на быстроту.

Александр Терентьев / Фото: © Сергей Лисин / Матч ТВ

Я, как конькобежец, конечно, с большим интересом смотрел на все это, потому что подобные прыжки с опоры под углом к горизонтали — стандартный метод прыжковой имитации в конькобежном спорте. Выполняются они с собственным весом и в жилетах или поясах со свинцовыми утяжелителями. Более того, в советские времена на базах, где постоянно тренировались летом конькобежцы, даже готовили специальные имитационные рвы — прокапывалась неглубокая V-образная траншея, чтобы отталкивание шло не с горизонтальной поверхности, а под углом. Это позволяло выполнять имитацию с продвижением вперед, с вымахом таза и бедра.

Были и другие решения, например имитационные доски со скользящей поверхностью, позволявшие отталкиваться и скользить. В советские времена для обеспечения скольжения использовались порошок графита и шерстяные носки, позже их заменили пластик и синтетические бахилы. Цель у всего этого была простая — обеспечить похожую на отталкивание в сторону биомеханику. Вот, например, фото из журнала «Конькобежный спорт» 1973 года, когда и в биатлоне, и в лыжах о коньковом ходе еще и слыхом не слыхивали.

Фото: © «Конькобежный спорт» 

Кстати, у Михаила Шашилова есть точно такие же платформы, как и у Бородавко, только железные, в уральском стиле, возить их на сборы — сложно и дорого. Но факт того, что оба тренера сборных подобный подход используют — показателен.

Мне сложно судить о технике выполнения — все-таки структура толчка и положения корпуса у конькобежцев и лыжников очень сильно различается. Но с точки зрения аккуратности и корректности исполнения в группе Бородавко лучше всего, на мой взгляд, это упражнение делают Денис Спицов и Александр Терентьев — их бы тренеры по конькам, наверное, даже похвалили. Кого поругали бы — пусть останется секретом.

Конечно, мы с Бородавко обсудили и различия в технике конькобежцев и лыжников, и то, что объединяет эти два вида, если говорить о коньковом ходе. Но главное тут в другом. На вопрос о том, как дозируется нагрузка, Бородавко сказал:

— Нет ни временного, ни количественного лимита, каждый спортсмен сам определяет, сколько он должен выполнить прыжков, ориентируется на свои собственные ощущения.

И вот это очень сильно разнится с мнением о том, что Бородавко «жесткий» тренер. Применительно к силовым — точно нет. Я видел и сам делал силовые, когда перед последней серией ты сидишь и смотришь «в точку», пытаясь найти силы на то, чтобы встать со скамейки. И тебе уже не до шуток, не до смеха и не до общения. В случае с группой Бородавко шутки не затихали до конца тренировки, все было достаточно мирно.

Михаил Шашилов / Фото: © РИА Новости / Александр Вильф

В тот же вечер мы сидели с Михаилом Шашиловым, и тот рассказал, что ему, молодому еще биатлонному тренеру, свой опыт передавали специалисты сборной СССР по конькобежному спорту Валерий Муратов и Борис Васильковский. Оба, кстати, легенды. И это тоже показательно — именно у Шашилова все еще жива в голове идея о том, что биатлонистки должны намного больше крутить вело (что подтверждается практиками Доротеи Вирер, кстати). Проблема пока только организационная.

Поиск чего-то нового, заимствования из смежных по биомеханике видов спорта — это то, что отличает тренеров, желающих двигаться дальше, от тех, кто просто отбывает номер. Понаблюдав вживую за подходами Бородавко и Шашилова, я точно могут сказать, что эти два совсем уже немолодых мужчины пока еще не увязли в плену своих стереотипов, а значит, они не угомонятся, пока не найдут подход. Главное в этой ситуации — им не мешать.

Читайте также: