«Перед стартом сказал, чтобы готовили реанимационный набор». Александр Румянцев — о цене бронзы ЧМ после COVID-19

Беседует Сергей Лисин.
  • Александр Румянцев завоевал бронзу на дистанции 10 000 метров в рамках чемпионата мира по конькобежному спорту, завершившегося 14 февраля в Нидерландах.
  • Для самого Румянцева это первая личная медаль ЧМ в карьере, к тому же его результат, 12,54,74 — новый рекорд России, который Александр забрал у своего напарника по группе Виктора Сивкова Данилы Семерикова.
  • Это все было бы позитивно и радостно, если бы не одно «но»: перед Новым годом Румянцев переболел COVID-19 с достаточно тяжелыми последствиями, и цену, которую архангельский спортсмен, отец двоих детей, заплатил за бронзу ЧМ, еще предстоит выяснить.
Открыть видео

После награждения мы с Румянцевым обсудили все, что происходило с ним в последние два с половиной месяца. В силу того что хорошо знакомы, общались на «ты».

— Я после «ковида» оглох, говори громче, — первая фраза Александра после установления нового рекорда страны.

— (Кричу.) Саша, давай тогда монолог!

— Наконец в 34 года я дождался личной медали на чемпионате мира. Все было непросто, достаточно вспомнить прошлогодний ЧМ, где я сошел на «десятке» и вообще хотел заканчивать карьеру. Скажу честно, еще вчера вечером я не знал, бегу я 10 000 или нет. Ситуация складывалась в последний месяц не совсем по моему плану из-за болезни.

— Как и когда тебя эта болезнь накрыла?

— После чемпионата России в начале ноября мы отправились в Сочи крутить велосипед, крутой сбор, я хорошо поработал и чувствовал, что набираю. После этого поехали в Питер на «Невский лед», и там 26 ноября на 5000 метров был отличный результат, 6.32,02 — новый рекорд России для открытых катков. Бежал я в удовольствие, контролировал все с первого круга. После Питера немного простыл и решил не ехать в Челябинск, запланировал спокойно пересидеть простуду, а затем подготовиться к отборочному «Призу Шавырина», и все должно было быть нормально. Прибыли в Коломну, тренировались, и как раз во время «Шавырина» мы с Русланом Захаровым где-то поймали этот вирус. Живем мы вместе, и Руслан слег первый, а я еще до дистанции 1500 метров чувствовал, что что-то не то, но на старт «полуторки» все-таки вышел. Пробежал ее 1.51,30, слабо, и с «пятерки» уже снялся. Тест, который сдал 25 декабря, дал положительный результат, ну а дальше сам понимаешь — как снежный ком, одно за другим…

Александр Румянцев на первом этапе Кубка мира / Фото: © Dean Mouhtaropoulos / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Как возвращался?

— После болезни первый раз встал на коньки вечером 7 января и до отъезда в Нидерланды 11-го числа катался, но все работы, которые я раньше делал на лактате 3-4 ммоль/мл, теперь проходили на уровне 11 ммоль/мл, и я сам понимал, в какую «яму» провалился. Тогда, в Коломне, решил, что достиг дна, но оказалось, что еще нет: когда 24 января вышел на старт 5000 метров на первом этапе Кубка мира и пробежал 6.24,75 (фото выше), став предпоследним в группе «А», то меня, скажем так, жестко «окунуло», потому что я много от себя ожидал на том старте, а ожидания эти оказались неоправданными. После этого потихонечку выгребал, выгребал и до вчерашнего дня, как уже сказал раньше, не знал, бегу я на ЧМ десять километров или нет. Вообще, был готов уезжать домой после второго этапа КМ, когда 31 января в группе «Б» показал 6.18,93. Остро на это отреагировал, и хочется извиниться перед моим тренером Виктором Сивковым за те эмоции, которые были на тренировках, когда я не мог добиться от него ответа на вопрос, для чего я в Нидерландах нахожусь, при том что официально не отобран на ЧМ.

— Ты же здесь, на ЧМ, не бежал ничего кроме «десятки», а парни вашей группы отбарабанили всю программу. Как тренировался уже в последние дни?

— Я отделился от команды, так как никуда не попал, и спокойно тренировался «в одного», катался, а за четыре-пять дней до старта понял, что кондиции, в принципе, нормальные, позволяют бежать, потому что скорость кругов на сольной работе показывала — все в порядке. Так что вчера Сивков поставил меня на 10 000, и огромное ему за это спасибо. Думаю, что я этим результатом и ему, и себе доказал, что все хорошо и мы двигаемся в правильном направлении.

— Ты уже описал функциональную яму, исходя из цифр лактата это действительно было где-то около дна, расскажи чуть подробнее, как это состояние отразилось на здоровье в целом.

— Знаешь, я еще на прошлой неделе сказал Сивкову, что безотносительно того чем завершится ЧМ, побегу ли я тут вообще, — закончу сезон сразу после, потому есть проблемы, которые вылезли, я их вижу и чувствую. Например, мой нормальный ночной пульс 35 уд/мин, а сейчас он выше на 10-15 ударов. Появились капитальные проблемы с кожей, у меня такого никогда не было. Ну и, как уже сказал, немного оглох. Сейчас как приеду в Россию, хочу спокойно обследоваться и затем уехать куда-то в санаторий, хорошо полечиться, потому что в следующем олимпийском сезоне нужно бежать быстро. Помнишь, я тебе еще года три назад говорил, что надо выходить на уровень результатов 12.40 и выше? Но мы пока не вышли, хотя Нильс ван дер Пул показал, что это возможно.

— Упомянул безответные вопросы Сивкову после второго этапа КМ, ты так сильно переживал?

— Конечно. Это большой спорт, вся наша группа — амбициозные люди, и наши места, секунды это подтверждают, а когда у тебя что-то не получается, начинаешь копаться, вникать. Но нужно в первую очередь верить тренеру и продолжать делать то, что он говорит. Я немного испугался, что это доверие ушло, но сейчас оно возродилось с большей силой. Надо спокойно отработать следующий год, думаю, что мы на верном пути.

— Я тебя очень давно не видел, и когда ты сегодня бежал, испугался — ты был весь бледный, даже чуть зеленый, возникло ощущение, что бежишь с температурой 34 градуса, слабостью или отравлением. Как себя чувствовал на дистанции?

— Знаешь — хорошо. В последние дни ожил и понимал, что на тренировках еду технически, может быть, не очень, потому что Сивков ругался, но функционально все в порядке — есть прокат, могу перебирать ногами. Я не все знаю о своем состоянии сегодня, потому что перед отъездом в Нидерланды не сдавал биохимию, чтобы лишний раз не расстраиваться. Теперь вернусь, сдам, посмотрим, в каком состоянии организм, надеюсь, что Архангельская область меня куда-нибудь отправит полечиться. Сейчас как раз есть для этого время, потому что у нас продолжается сбор, ребята уже 17 февраля уезжают в Челябинск, а затем в Иркутск на новый каток, где, насколько я понимаю, в следующем сезоне может быть организована наша подготовка к Олимпиаде, поскольку совпадают часовые пояса с Пекином. Но я все это дело пропущу, нужно подлечиться.

https://www.instagram.com/p/CLR4kfPJ5N4/

— Говоришь, что чувствовал себя хорошо, но после финиша чуть не упал, ноги уже, видимо, не держали.

— А я еще перед стартом сказал, чтобы готовили реанимационный набор, потому что буду загонять себя туда, откуда можно и не вернуться. Сказано было, конечно, больше в шутку, но ты сам бегал «десятку» и знаешь, что на эту дистанцию надо выходить со стальными яйцами и валить ее с первого круга, если чего-то хочешь. Я бегал десять тысяч в разных состояниях — и в не очень хорошем, и в очень нехорошем, — но принцип всегда един: ты выходишь и фигачишь, вот и все.

— В какой-то момент бега Сивков тебе кричал «не лезь!», имея в виду, чтобы ты раньше времени не выходил вперед Руста. Но ты вышел. Настолько был уверен в себе сегодня?

— Когда бег складывается так, как я его задумал… я всегда люблю бегать сам, ни на кого не ориентируясь. Если бег идет, то это не нужно. И сегодня я на него не ориентировался, понимая, что Патрик будет начинать быстро, правда, удивился своему второму кругу, 30,3, но затем Сивков сказал «отпустить», уйти на скорость круга по 31 секунде и вкатиться, вработаться в дистанцию. Я так и сделал, а потом понял, что готов продолжать, и знал, что догоню Руста, так как видел скорость его кругов и сознавал, что иду быстрее. Задача была в этот момент не подставить ему спину, не дать Патрику отдохнуть и включиться, а он умеет это делать и убирать соперников такими ускорениями. Так что я пытался избежать подобного сценария.

— Так он пытался включиться за тобой, делал круги из 31 секунды, но в итоге ты его ушатал до того, что Патрик начал за ноги хвататься, причем задолго до финиша, кругов за восемь.

— Возможно, он уже не настолько был свежий, потому что на этом чемпионате бежал много дистанций, и после 5000 метров его психологическое состояние оставляло желать лучшего. Когда ты выигрываешь на двух этапах Кубка мира в одни ворота, привозя всем по четыре-пять секунд, а на современных скоростях «пятерки» это много, то поражение на ЧМ может свалить тебя в психологическую яму. Это показали в его исполнении и командная гонка, и 1500 метров.

— Ты сегодня Сивкову подарок на день рождения сделал.

— Да, с днем рождения Виктора Александровича. И жене хоть что-то на 14 февраля удалось подарить, она уже давно меня не видела, звонила, сказала, что уж если я не дома, то должен с ЧМ что-то привезти. Вот везу любимой медаль.

Нильс ван де Пул / Фото: © Dean Mouhtaropoulos / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Нильс ван де Пул сегодня установил мировой рекорд на «десятке» здесь, на равнинном катке, чего уже давно не было. Насколько ты поражен прогрессу этого парня?

— Я удивился, еще когда он в октябре в Инцелле сбегал «десятку» за 12.46,91. Мне наш архангельский статист Саша Кротов сразу же скинул график того его бега, и я понял, что все очень серьезно. Затем Руслан Захаров списался с Харальдом Силовсом, а тот как раз воочию наблюдал бег шведа в Инцелле, и Харальд подтвердил, что Нильс бежал всю дистанцию один и очень сильно спрогрессировал при подготовке к этому сезону. После этого мы сразу же открыли Strava, куда многие спортсмены выкладывают свои тренировки, и посмотрели, что Ван дер Пул делал, — там какие-то пробеги сумасшедшие, по 200-300 километров. Для меня это что-то неизведанное, мы немало тренируемся, но он, видимо, дотренировался до того, что всю дистанцию бежит на ПАНО, его даже не кислит, приезжает, снимает коньки — у него ни одышки, ничего нет. Есть где поучиться, на что посмотреть, хотя, конечно, Сивков правильно говорит, что не надо ни на кого смотреть, надо реализовывать свою схемы подготовки.

— Вот как раз о твоей схеме подготовки к олимпийскому сезону. Не пора ли завязывать с этими командными гонками и узко фокусироваться на двух длинных личных дистанциях?

— С этим я определился, как раз находясь здесь, когда не попал ни на 5000, ни на командную гонку на этот ЧМ. Я еще в прошлом году понимал, что в командной гонке на быстром льду не сильно помогаю ребятам. Думаю, что мы будем обсуждать, на чем фокусироваться под Игры, но хотелось бы, конечно, знать, какой лед на олимпийском катке в Пекине, от этого многое зависит. Если он там медленный, то я могу быть полезен в командной гонке, но если быстрый, то скорость выше 26,5 сек./круг для меня слишком высока. Поэтому да, я хотел бы сосредоточиться в первую очередь на двух длинных дистанциях. Сейчас эмоции уйдут, созвонимся с Сивковым и поговорим на эту тему.

Читайте также: