«Олимпиада — мой шанс. Не знаю, будут ли в карьере еще одни Игры». У Анжелики Сидоровой серебро Токио – и слезы обиды на глазах

«Олимпиада — мой шанс. Не знаю, будут ли в карьере еще одни Игры». У Анжелики Сидоровой серебро Токио – и слезы обиды на глазах
Анжелика Сидорова / Фото: © РИА Новости / Григорий Сысоев
С вице-чемпионкой беседовал Сергей Лисин.

В женском шесте был день слез. Сначала в интервью украинским СМИ плакала Марина Килипко — ФЛАУ что-то там набедокурила с шестами и спортсменка из-за этого не смогла нормально выступить, завершила борьбу на начальной высоте 4,50.

Затем плакала Катерина Стефаниди, рассказывая греческим журналистам, что у нее начало прихватывать дельтовидные мышцы и из-за этого не пошли прыжки.

Ну, а затем были главные для нас слезы — Анжелики Сидоровой. Она безупречно начала финал — ни одной ошибки на первых четырех высотах. Причем все прыжки были с приличным запасом от планки, казалось, что уж 4,95 она взять сможет, может не с первой попытки, но сможет. Внушало опасения только психологическое состояние Анжелики, которая даже на ЧР (!) — старте для себя совершенно тренировочном, ревела от того, что мат в секторе лежал неправильно, создавал «козырек» над ящиком, куда ставят шест и не давал нормально прыгать. А тут Олимпиада, первая в жизни. Анжелика волновалась, и, те, кто наблюдает за спортсменкой давно и внимательно, это понимали.

Открыть видео

Первая осечка у Сидоровой произошла на 4,90 — она даже не дошла до планки, не смогла согнуть шест. Вторая тоже не сложилась, но прыжок в принципе состоялся, планка только вот упала. Ситуация была — не пожелаешь никому. Сами посудите — одна попытка, Олимпиада, на кону золото. К этому моменту любой спортсмен готовится всю жизнь, лишает себя очень многого ради того, чтобы просто оказаться в числе участников, выйти на старт Игр. Но когда ситуация складывается подобным образом — тут предсказать что-то невозможно. Тут уже никто не даст никаких гарантий.

Открыть видео

Анжелика перенесла третью на 4,95. Смысла прыгать 4,90 не было — американка Кэти Нейджотт взяла 4,90 со второй и таким образом, даже возьми эту же высоту Сидорова — она бы так и осталась на втором месте. И вот снова задача. Нужно с первой, без права на ошибку, брать 4,95.

Анжелика не взяла. Минуты полторы она сдерживалась. Потом, на пути к своему тренеру, Светлане Абрамовой, разрыдалась. В итоге плакали обе, завернувшись во флаг с логотипом ОКР.

Открыть видео

Да, у Сидоровой серебро Игр. Первая наша медаль в легкой атлетике на этой Олимпиаде. Но, черт побери, как обидно. Это не то поражение, когда можно сказать, что Нейджотт была сильнее, стабильнее, увереннее. Просто что-то сломалось у нашей девушки, где-то произошел сбой и вот цена. О том, что же происходило в секторе мы и поговорили с Анжеликой.

— Уже не плачете?

— Уже нет, хотя все еще возможно.

— По лицу, начиная с еще высоты 4,50, было ощущение, что прыгаете на грани нервного срыва.

— Правда? Господи! Конечно, очень волновалась. Старалась держать себя в руках и надеялась, что волнение никто не заметит.

— После 4,50, пока там девушки брали эту высоту, вы сидели в своем уголке закрыв глаза и что-то говорили сама себе. Что?

— Да я постоянно что-то себе повторяю (смеется). Что нужно сделать в следующем прыжке, как успокоиться, о чем думать. Вслух немного проще прогнать лишние мысли.

Открыть видео

— Все брали с первой до 4,90. Там в первой попытке возникло ощущение что или взяли жесткий шест или допустили ошибку на разбеге. Что произошло?

— По ощущениям, на первую попытку я зачем-то слишком сильно завелась, а этого не нужно было делать, и побежала шире, чем требовалось. Из-за этого встала близко по разбегу к яме. Я почувствовала это по время бега, но было уже поздно что-то менять.

— Была еще вторая попытка.

— На нее я разбег скорректировала, но уже появилась маленькая неуверенность и в таком состоянии я, видимо, уже не могла справиться.

— Решение о переносе третьей с 4,90 на 4,95 принимали сами или по совету тренера?

— В целом это было коллегиально. И Светлана Абрамова мне показала и я думала, что это логично, использовать последний шанс.

— И вот последний шанс. Прыжок жизни. Как себя на него настраивали?

Анжелика Сидорова / Фото: © REUTERS / Andrew Boyers

— Хотела прыгнуть, это самое главное. Прыжок жизни в этот раз не получился, к сожалению. Расстроилась.

— Сегодня не только вы расстроились. Очень многие закончили борьбу на высоте 4,50, не самой сложной высоте. Есть объяснение этим срывам?

— Думаю, что это волнение, во-первых. А во-вторых — подъем высот, с 4,50 на 4,70 был «жестковат» для многих. Квалификация прошла с результатом 4,55 и в финал прошло много спортсменок, которые в принципе прыгают в диапазоне 4,50-4,60. И 4,70 для них это высоко. Для меня нормально.

— Еще один парадокс сегодняшнего финала, победительница, американка Нажотт и бронзовый призер, британка Брэдшоу, на начальных высотах допускали ошибки, а затем распрыгались.

— Вошли во вкус. Когда прыгаешь серьезную высоту с первой попытки, то это дает прилив уверенности, ты заводишься, все объяснимо. Думаю, если они смогли все исправить — это было волнение.

— Ваши слезы, которые все видели… неужели так обидно?

— Очень обидно. И в первые минуты и сейчас, когда начинаю об этом думать, очень обидно, что я справилась со всем, но чуть-чуть не хватило (начинает плакать). Чуть я отпустила какой-то момент, раньше, чем было нужно.

— Что сказала Светлана Абрамова, когда вы в слезах пришли к ней на трибуну?

— Что гордится мной, что я сделала все что могла.

— Анжелика, но вы действительно сделали все что могли. Серебро, в такой борьбе, с такими нервами, это достойный результат. А если вспомнить об ожидании нейтрального статуса, формировании «олимпийской десятки», странном секторе на ЧР в Чебоксарах, когда вы тоже плакали…

— Да. Да, сейчас в голове куча эмоций. С одной стороны очень обидно что не хватило какой-то мелочи, а с другой — я горжусь, что у меня получилось уверенно провести финал до момента на 4,90. Что смогла справится, потому что действительно очень волновалась.

— Волнения добавило то, что нашу легкоатлетическую сборную преследует какая-то череда травм и несчастий — у Дарьи Клишиной и Сергея Шубенкова травмы, у Ильи Шкуренева тоже, Василия Мизинова сегодня дисквалифицировали в ходьбе на 20 км.

— Про Мизинова не знала. Конечно, очень жалко. И это добавляло давления, но я старалась об этом не думать, потому что это Олимпиада, мой шанс и я не знаю, будет ли в карьере еще одни Игры. Ты это все чувствуешь, словно это главный день твоей жизни, ты должен собраться, а это очень сложно сделать.

— Анжелика, бога ради, до Парижа всего три года, не пугайте людей!

— Сейчас не буду ничего на эту тему говорить (смеется).

Открыть видео

Олимпийские игры-2020. Токио (Япония)

Лёгкая атлетика. Женщины. Шест.

1. Кэти Нэйджотт (США) — 4,90

2. Анжелика Сидорова (Россия) — 4,85

3. Холли Брэдшоу (Великобритания) — 4,85.

Больше слов из Токио: