25 лет у нас не было олимпийских медалей в мужской командной шпаге. Но мы все равно расстроены серебром

Слова после финала с Японией.

В 1996-м году на Играх в Атланте наша команда по мужской шпаге завоевала серебро, уступив в финале Италии. После этого олимпийских финалов у наших шпажистов не было (речь именно про командный турнир), да и медалей в этом виде программы.

На Играх в Токио в 2021-м итальянцы попались нам в соперники уже на первой стадии — в четвертьфинале. И предстартовые расклады были явно не в нашу пользу: Италия занимает второе место в рейтинге, у нас — седьмое. Но фавориты в этот день слетали один за одним: в ¼ не стало первого (Франция), второго (Италия), третьего (Украина) и четвертого (Швейцария) номеров посева. А на следующей стадии (в полуфинале) из борьбы за золото выбыли пятое (Корея) и шестое (Китай) места.

В итоге в финале фехтовали команды, которых там никто не ждал: Россия с седьмым номером посева и Япония — с восьмым. Хозяева вообще начинали путь на турнире со стадии 1/8 финала, победив там сборную США. Но каким-то образом им удалось сохранить силы и, главное, эмоции, чтобы выиграть в золотой встрече, в которой они снова не стояли фаворитами — 45:36. Нашей команде нужных эмоций в финале как раз не хватило. Об этом мы поговорили с российскими шпажистами после церемонии награждения.

Павел Сухов: «Очень тяжело догонять, когда они поймали кураж и все горит»

Павел Сухов / Фото: © REUTERS / Maxim Shemetov

— 25 лет не было такого результата. Какие ощущения? Сейчас, получив эти медали, уже должна быть и радость, и эмоции.

Сергей Ходос: — Есть и радость, и положительные эмоции. Безусловно рады этому достижению. Обидно было проиграть в финале, но все-таки серебряная медаль — это все равно очень хорошее достижение. Мы очень много работали над этим и заслужили не золото, а серебро. В следующий раз, надеемся, будет золото.

— Каково фехтовать в олимпийском финале?

Сергей Бида: — Лично я старался абстрагироваться. Передо мной был человек, которого надо было выиграть. Я старался думать не о кольцах. Думал только о дорожке и сопернике. Конечно, хотелось очень золота. Но серебро — есть серебро. Оно очень много значит.

— Удивлены ли выступлением японцев?

Сергей Бида: — На самом деле нет. Тут удивляться нечему. Все равно команда очень сильная, очень прыгучая. Когда на олимпийских играх 8 команд, нет такого понятия «слабая команда».

— Если бы перед началом Олимпиады вам предложили быть с серебряными медалями. Вы бы были довольны?

Сергей Бида: — Нет. Только золото.

— Что произошло в финале с японцами?

Сергей Бида: — Пока в данный момент мы видим, что было много технического брака, пока акцент делаем на это. Но дома будем разбирать глубже эту встречу. Потому что есть некоторые моменты, в которых нас подлавливали достаточно много раз.

Павел Сухов: — Просто Олимпийские игры — это борьба нервов. Наверное, они были более настроены в начале встречи. Мы упустили начало встречи. Очень тяжело уже догонять, когда они уже поймали кураж и все горит. Может даже они где-то ошибались, но наносили свои уколы. Мощно отработали в финале.

— Несмотря на серебро вы все равно выглядите расстроенными.

Сергей Бида: — Да, подождите. Полчаса прошло. Сейчас все нормально будет.

— Вчерашние медали девушек вас как-то зарядили?

Сергей Бида: — Мотивировали. Конечно, тоже хотели взять золото.

Сергей Бида: «Мама комментировала? Не надо ей комментировать мои соревнования»

Сергей Бида / Фото: © REUTERS / Maxim Shemetov

Перед началом этого финала мы договорились с комментатором Денисом Казанским, что он придет к нам в микст-зону и задаст Сергею Биде вопросы от его мамы — Елены Гришиной, с которой Казанский работает в паре на фехтовании уже не первые соревнования.

Денис Казанский: — Мы в эфире с твоей мамой поздравляли всю команду. У нее есть несколько вопросов к тебе. Первый: есть ли у тебя совесть доводить маму до инфаркта? И у вас всех.

Сергей Бида: — Она комментировала?

Денис Казанский: — Да.

Сергей Бида: — Не надо комментировать мои соревнования. Ей же тяжелее гораздо.

Денис Казанский: — Нам показалось, что с Италией и Китаем вы были невероятно эмоционально заряжены. Но что случилось в начале финального боя?

Сергей Бида: — Мне кажется, потому что времени много прошло между полуфиналами и финалами. Может, неправильно это время распределили. Но в принципе сделали все, как по учебнику. Остыли, отдохнули, один раз размялись, второй раз размялись. Может, где-то сделали не так. Такой перерыв у нас впервые. Японцы подошли к нему более подготовленными.

Елена Гришина: «От волнения был реально спазм в горле — не могла ничего сказать»

Елена Гришина / Фото: © Instagram

После финала корреспондент сайта «Матч ТВ» связалась с мамой Сергея Биды, чтобы узнать, каково это комментировать олимпийский финал с участие сына.

— Сейчас чувствую огромное опустошение и большую радость. Опустошение, потому что немного не добрали до золота, а очень хотелось, и вроде казалось, что это все так рядом. Так хорошо шли сегодня по турниру наши ребята. И когда эта встреча с японцами не сложилась, сначала было разочарование. Но потом все равно радость. Я считаю, что любая медаль на Олимпиаде — это большое достижение. Какая бы она ни была. Конечно, хотелось бы золото. Но если учесть, что наши шпажисты сегодня попали в финал и выиграли серебро впервые за последние 25 лет, они прыгнули выше головы и показали все, на что были способны.

— С какими мыслями подходили комментировать финал, в котором фехтует сын?

— Первый раз я комментировала соревнования сына еще в 2012 году на первенстве мира юниоров в Москве. То есть у меня уже есть этот опыт страшной нервотрепки и напряжения. Еще комментировала его на чемпионате Европы в 2019 году — также была трансляция на «Матче». Но здесь была совершенно особая история.

Я сегодня начинала комментировать с четвертьфинала, и у меня от волнения и напряжения был реально спазм в горле. Я не могла ничего сказать. Хорошо, что мой многолетний партнер суперкомментатор Денис Казанский понял, что надо как-то меня поддержать, и первый четвертьфинал по большей части комментировал он, а не я. Мне даже просто смотреть было тяжело. Сердце падало все время в пятки, когда наши получали эти уколы. Финал уже был проще, потому что я знала, что точно будет медаль — золото или серебро, не важно. Поэтому более спокойно воспринимала все происходящее.

— Не возникало ощущение, как будто от волнения душа от тела отделяется и летит туда, к дорожке, через тысячи километров?

— Было такое сегодня в полуфинале. Когда Сергей фехтовал последний бой с Китаем, и от него фактически зависело, выиграем — не выиграем. Тут были ощущения непередаваемые. Я пыталась абстрагироваться, или может это мне так только казалось, конечно. Но старалась воспринимать Сергея как спортсмена, не как сына. Мне многие позвонили, сказали, что было слышно, как голос срывается. Хотя были и другие мнения — мол, все получилось профессионально, и непонятно, что в тот момент у меня внутри творится. Одно могу сказать — сегодня было очень сложно.

— Поединок Сергея в финале был девятым — последним. Это особенная психологическая нагрузка для спортсмена?

— Самая большая нагрузка, потому что от него формально зависит судьба команды. Это ответственность, которую несет именно последний человек. Отыграет отставание или уступит — на нем все. Но это не просто так, тренеры специально готовят на последние бои. Собирается команда, пробуется несколько раз, постепенно человек начинает фехтовать эти последние бои, и он к этому привыкает. Нам кажется со стороны, что это невыносимая ответственность, а спортсмен привык. Он (Сергей) знает, что делает, и у него большой опыт именно выигрыша в последних поединках.

— Сергей и в жизни такой сильный и ответственный, как в своих завершающих поединках?

— Ответственность за команду сказывается на человеке. Не могу сказать, что он ходит весь такой из себя ответственный — обычный парень 28-лет, но о его характере это в любом случае говорит многое. Он боец по своей сути. Ему в борьбе хорошо, он в нее идет и ее не боится.

Читайте также: