live
17:15 Все на Матч!.
17:15
Все на Матч!.
18:15
Новости.
18:25
Хоккей. КХЛ. Прямая трансляция. "Йокерит" (Хельсинки) - "Металлург" (Магнитогорск)
20:55
Новости.
21:00
Все на футбол!.
21:50
Футбол. Лига чемпионов. Прямая трансляция. "Виктория" (Чехия) - ЦСКА (Россия)
23:55
Все на Матч!.
00:30
Футбол. Лига чемпионов. "Аякс" (Нидерланды) - АЕК (Греция) [0+]
02:30
Обзор Лиги чемпионов. [12+]
03:00
Человек внутри. [16+]
04:45
Бобби. [16+]
06:30
Заклятые соперники. [12+]
07:00
Новости.
07:05
Все на Матч!.
08:55
Новости.
09:00
Футбол. Лига чемпионов. "Валенсия" (Испания) - "Ювентус" (Италия) [0+]
11:00
Новости.
11:05
Все на Матч!.
11:35
Футбол. Лига чемпионов. "Манчестер Сити" (Англия) - "Лион" (Франция) [0+]
13:35
Новости.
13:40
Смешанные единоборства. UFC. Трансляция из США. Джастин Гейтжи - Джеймса Вика [16+]
15:00
Новости.
15:05
Все на Матч!.
15:45
Два Кубка. Две истории. [12+]
16:15
Все на Матч!.
16:45
Футбол. Лига чемпионов. "Реал" (Испания) - "Рома" (Италия) [0+]

Мартиньш Дукурс: «Допускаю, что русские могли не знать о допинге в их организмах»

12 февраля 09:24
Мартиньш Дукурс: «Допускаю, что русские могли не знать о допинге в их организмах»
После тренировочных заездов на санной трассе Пхенчхана латвийский скелетонист, один из главных претендентов на победу, ответил на вопросы корреспондента «Матч ТВ».

Правда, первым кратко пообщался с российской прессой брат Мартиньша Томас.

– Что вы подумали, когда узнали о неучастии Александра Третьякова в этой Олимпиаде?

– Что он не будет в ней участвовать. Это не было моим решением, как вы знаете.

– Но для вас это хорошо?

– Мне так или иначе предстояло бы состязаться со всеми, кто приехал в Корею. Не только с Третьяковым.

– Считаете его победу в Сочи честной?

– Я не был судьей и не видел доказательств. Всего лишь читал прессу.

– Пожмете ему руку при встрече?

– Если увидимся, без проблем. По крайней мере с моей стороны. Как он на это посмотрит, не знаю.

– Кого считаете главным конкурентом здесь?

– Традиционно – корейца, русских, брата, немцев. Всех, кто сможет хорошо проехать.

Закончивший тренировку чуть позже Мартиньш был более обстоятелен в общении.

– Для вас это не первая Олимпиада. Каковы особенности Пхенчхана?

– Стало больше опыта. Мы глубже планировали подготовку, сделали выводы из предыдущих Олтимпиад, исправили какие-то ошибки. Провели больше тестов в сезоне, потому стремились к главной цели – выступлению здесь.

– То есть Кубком мира почти пожертвовали?

– В какой-то мере. Сделали акцент на чемпионат Европы и на корейские Игры.

– Вас и корейца называют главными фаворитами. Психологически давит?

– Нет, ведь у меня это уже четвертая Олимпиада. Я и в Ванкувере считался фаворитом, и в Сочи. Сейчас это уже не беспокоит.

– Вы несколько раз могли, но так и не стали олимпийским чемпионом. Пока. Это тоже не заставляет нервничать?

– Хотеть – одно, выиграть – другое. В данный момент просто не думаю об этом и никакого напряжения не чувствую. Готовлюсь к соревнованиям.

– Вы сказали, что когда пришло известие о лишении Третьякова олимпийской медали Сочи, вы зашли в комнату к отцу и обняли его. Во-первых, где это было? Неужели до сих пор живете с родителями? Во-вторых, какой была ваша первая реакция, когда узнали, что CAS вернул медаль Третьякову?

– Известие пришло, когда мы были на Кубке мира, поэтому жили все вместе, с братом и отцом. Особо не ждали ничего, но потом вдруг стал постоянно звонить телефон. Я зашел в интернет, прочитал и все понял. Первой реакцией было удивление, мы уже и не верили, что такое возможно, думали, история заглохла. А когда CAS вернул медаль Третьякову, я был уже весь в мыслях об Олимпиаде. Прочитал, что кого-то оправдали, кого-то нет. Но это уже другая тема.

– Считаете Третьякова виновным?

– Мне очень трудно судить, это его надо спрашивать. Видимо, что-то там было, что-то такое произошло. Часть попалась, часть нет. Но рассуждать со стороны очень нелегко.

– Допускаете, что обвиненные и даже попавшиеся спортсмены могли ничего не знать о допинге в их организмах?

– Допускаю, да.

– Третьяков – один из главных ваших соперников. Неужели вам не хотелось бы, чтобы он сейчас был Пхенчхане и конкурировал с вами?

– Мне эта тема непонятна. Если его оправдали, почему его нет здесь? Виновен – до свидания, хоть пожизненно. Невиновен – обязаны допустить. Почему не так?! Не могу взять в толк.

– Общались после всех этих решений?

– Нет, мы вообще как-то не особенно общаемся. С остальными нам проще, а с ним не складывается. Может, он думает, что мы затеяли всю эту тему с его наказанием. Или потому что говорим по-русски, и это бросает на нас какую-то тень, как на источник российских проблем… Но тем, кто обижается, надо попробовать влезть в нашу шкуру. И посмотреть, как это выглядит со стороны. Не очень красиво все, согласитесь.

– Быть может, дело в переводе? Ваши слова в России трактуются чаще всего так: «Третьяков мошенник, мы рады, что нам вернули честную медаль». Естественно, его это обижает.

– Скажу откровенно: я верил тому, что было написано. Точно верил. В российский допинг и в это все… В скандал. И я сказал, что против такой системы. Если докажут – значит, виноваты. Но если не доказали, это совсем другое дело.

– Вас снимал в своем фильме Хайо Зеппельт. Как думаете, немец искренен в борьбе с допингом или снимает сливки с горячей темы?

– Мне все равно. Он пригласил, я дал интервью. Высказал свое мнение. Но то, что я ему сказал, кстати, в России неправильно перевели. И это у вас привычное дело.

– Что именно перевели не так?

– Посмотрите оригинал, я говорил на английском. И сравните с русским переводом. Все поймете. При этом у меня нет никаких отрицательных чувств к русским спортсменам. Мы чуть ли не 15 лет тренировались вместе в Латвии с тем же Третьяковым и другими русскими. Выступали тоже. С этим никаких проблем.

– Надеетесь, что вам все-таки присудят золотую медаль?

– Это от меня не зависит. Я ничего уже не потеряю во всей этой ситуации.

– А приобрести можете? Латвия, допустим, денег даст.

– Пусть дает, я не против (смеется).

– В российских санях проблемы с полозьями. Делят, делят – не поделят. У вас с братом есть лучшие и худшие коньки? Кому какие достаются?

– У нас абсолютно разные стили. И полозья, соответственно – по форме, по изгибу. Он мои в принципе не сможет использовать. А я - его. По комплекции мы тоже разные. За год изготавливаем и тестируем очень много полозьев, до сорока пар каждый. Стараемся что-то найти.

– На олимпийской трассе вы прошли все четыре попытки на разных полозьях?

– Да. 

– Выбрали что-то?

– Нет (смеется).

– А когда же?

– Очень надеюсь, во вторник.  

Фото: globallookpress.com, РИА Новости/Нина Зотина