Хоккей

«Я умудрился два раза переболеть коронавирусом. Но, может, это фейк?» «Матч ТВ» взял интервью у яркого форварда НХЛ

Обозреватель «Матч ТВ» поговорил с форвардом «Нью-Джерси» Егором Шаранговичем, который забил уже два гола за карьеру в НХЛ. И оба стали победными!

Три момента удивляют в карьере Егора Шаранговича:

  • число 17 ходит за ним по пятам: это игровой номер (17), под которым в «Девилз» еще играл Илья Ковальчук, а еще Егор забил 17 голов в этом сезоне КХЛ, да и это интервью мы публикуем 17 февраля;
  • он забивает в НХЛ исключительно победные голы;
  • Егор умудрился переболеть коронавирусом… два раза.

Как ему это удалось? Читайте наше интервью, в котором вы также узнаете:

Как Шарангович забил Шестеркину

Матч «Рейнджерс» — «Нью-Джерси» получился колоритным для российского болельщика. Да, Артемий Панарин не играл из-за травмы. Но у «синерубашечников» был хорош Павел Бучневич, который в конце второго периода прошел по левому флангу и нанес кистевой бросок, забив свой четвертый гол в сезоне.

Так и держался счет 2:2 до начала третьего периода, а там на 51-й минуте белорусский нападающий «Нью-Джерси» Егор Шарангович аккуратно подправил бросок Пи-Кей Суббана, и шайба влетела в сетку ворот Игоря Шестеркина.

https://twitter.com/NJDevils/status/1361864213493350401

А потом еще и Михаил Мальцев забил свой первый гол за карьеру в НХЛ, когда за 21 секунду до конца третьего периода отправил шайбу в пустые ворота.

Любопытная статистика: в истории «Нью-Джерси» только семеро новичков забили свои первые два гола в НХЛ, и они оказались победными. Кроме Шаранговича это польский тафгай Кшиштоф Олива (3), Джон Меррилл, Денис Педерсон, Брайан Ролстон, Джеррод Скалде и Брендан Шэнахэн.

«Вообще я переболел «короной» еще в июне перед сборами в Минске»

— Вы уже тренируетесь, Егор. Давно вышли с изоляции? Что с вами происходило в последние дни? — беседую с Шаранговичем за день до его возвращения в игру.

— Началось с того, что мы еще в Питтсбурге сдавали тесты. У некоторых ребят оказался положительный тест на ковид, и я был среди них.

Дальше у меня уже все тесты были отрицательными. Но я все равно по правилам был должен просидеть 10 дней на карантине в отеле.

Хорошо, что я на карантине оказался вместе с женой, и было не так скучно. Хоть не один сидел. По зуму у нас проходили собрания с тренерами. Потом еще йогой занималась вся команда по зуму.

Также была опция, что мы могли заказать в номер что нужно — еду, воду. Просто запрашиваешь клуб, и тебе все привозят. Резинки для тренировки, велотренажер — без проблем. А еще в гостинице был тренажерный зал, куда можно было сходить, если там никого нет. Там я тоже занимался.

— Вы начинали сезон в КХЛ, и там переболели все клубы в первой половине чемпионата. Я не помню, была ли пандемия в минском «Динамо»?

— Вообще я переболел «короной» еще в июне перед сборами. Можно сказать, мне повезло. А в «Динамо» у нас была ситуация, когда разом заболело человек 15 за неделю. Но у нас никакие матчи не переносили, а просто поднимали людей из белорусской экстралиги или из фарм-клубов.

В НХЛ же сразу календарь «Нью-Джерси» приостановили. И вот теперь мы только 16 февраля вернулись в матче с «Нью-Йорк Рейнджерс».

Да, получается, что я болел коронавирусом два раза. Хотя, скорее всего, сейчас у меня был просто ложноположительный тест.

«Гусев скоро вернется и будет забивать, как и раньше»

— До изоляции вы играли в «Нью-Джерси» в славянской тройке, с Мальцевым и Никитой Гусевым. У вас на льду сразу появилось взаимопонимание?

— Я удивился, что нас поставили вместе. Потому что перед матчем у нас были совсем другие сочетания звеньев. Но перед самым выходом на лед вдруг тройки поменяли.

Мы сразу же пересели друг к другу, чуть-чуть пообщались, чтобы играть нормально, кому как передачи отдавать. Вообще это здорово, когда вы на русском можете в звене говорить. А вы обратили внимание, что с нами еще и защитник Дима Куликов часто выходил? Сразу четверо русскоязычных было в пятерке! Так что в плане коммуникации было намного легче, чем с американцами.

— Успокойте всю Россию. Мы переживаем за олимпийского чемпиона Никиту Гусева, который спас наш хоккей в Пхенчхане. Теперь у него только лишь 1 (0+1) очко в девяти матчах. И вроде бы Гусев по броскам идет вторым в команде (24), но его статистика ужасна. Что происходит с Никитой?

— Я вам скажу, что с Никитой все нормально. Может быть, повлиял большой перерыв. Хоккея у «Девилз» не было восемь месяцев, потому тяжело влиться обратно.

Но все равно Гусев работает — не как обычно, а еще более усердно. Он и сам хочет исправиться, снова забивать. Думаю, у него все будет хорошо. Забьет в ближайших играх, когда вернется с карантина.

— Он еще не вернулся?

— В понедельник  Гусев пока тренировался отдельно от команды.

«Меня тут в Америке часто называют русским»

— Объясните, как ваш защитник Пи-Кей Суббан перепутал российский и белорусский флаги? Как он это перепутал?

— Да я не знаю! Просто тут в Америке меня часто называют русским. Потому что про Беларусь они еще маловато все-таки знают. Но в команде я уже вроде бы всех переучил.

Так ведь и в АХЛ было, что меня все время русским называли. Я их тоже переучил, но там часто путали. Может, Пи-Кей тоже думал, что я из России. Поэтому выставил российский флаг.

Но я ему сразу в комментариях отписал, отметил белорусский флаг, и он исправился.

— Важно в раздевалке «Нью-Джерси» быть на одной волне с Пи-Кей Суббаном? Он ведь там ди-джей? Какую музыку ставит? Что говорит молодым?

— Да, Суббан в раздевалке очень активный. Здорово помогает, всегда держит позитив. Все время что-то подсказывает ребятам. Ставит разную музыку, которую реально приятно слушать.

Я сижу в раздевалке рядом с Пи-Кеем. С ним не соскучишься! Он все время разговаривает, подкалывает, шутит над ребятами. Реально главный весельчак в команде.

«В пандемию хотели купить макароны в США, но их не было»

— Представляю, как тяжело североамериканцам выговаривать фамилии вроде «Алтыбармакян» или «Шарангович». Вас как называют?

— У каких-то ребят с этим есть проблемы, но большинство выговаривает нормально. Они больше путают не фамилию, а имя. Часто называют меня типа «Игорь». Но это неправильно, и я их все время тоже переучивал на «Егор». И один наш защитник, Дэмон Северсон, когда меня теперь видит, все время повторяет: «Егор! Егор!» А фамилию сокращают до «Шэра» или «Шэран».

— Что за проблема у вас возникла с покупкой туалетной бумаги в Америке во время пандемии?

— Это в шутку рассказал Миша Мальцев в интервью. В прошлом сезоне мы жили в Бингемтоне, где выступает фарм-клуб «Нью-Джерси». Как раз начиналась пандемия.

И понятно, что в магазинах с полок сметали всё. Я делил жилье со словаком, и у нас туалетная бумага была. Но вот с продуктами была напряженка. Мы хотели купить макароны — их в магазине не оказалось.

— Да еще и на кассе нужно объясниться.

— Я уже третий год в Америке выступаю. Теперь с английским полегче. Вот когда я приезжал в сезоне 2018-19, у меня с языком были колоссальные проблемы. Я не знал английский вообще. Было тяжело общаться, даже когда тебя просто спрашивают: «Как дела?» А теперь я знаю язык где-то на 60-70 процентов. И это очень помогает.

«Догнать Яшкина в гонке снайперов почти невозможно»

— Символично, что в этом сезоне КХЛ вы забили 17 голов. За счет чего у вас случился такой прорыв?

— Думаю, все началось с предсезонки. Мы с динамовскими тренерами очень хорошо провели летнюю подготовку. Она получилась очень тяжелой, но в сезоне я чувствовал себя здорово на льду.

Во-вторых, было тренерское доверие со стороны Крэйга Вудкрофта. Я все время играл в ведущих звеньях. А когда ты чувствуешь такую поддержку от тренера, то очень легко играть. И с каждым матчем ко мне приходило все больше уверенности. Ты уже в каждой игре стараешься забить, всегда нацелен на ворота, создаешь какие-то опасные моменты.

Да и партнеры у меня были замечательные. Я все время играл с Шейном Принсом. Мы нашли взаимопонимание, и посмотрите, что он сейчас без меня творит. Просто разрывает всех в КХЛ!

— Да, Принс — лучший бомбардир минского «Динамо», набрал 47 (24+23) очков. А вы идете до сих пор вторым среди снайперов клуба. Когда вас сделали капитаном в 22 года, это было особое чувство?

— Это очень неожиданно, я даже удивился. Сначала меня назначили ассистентом капитана, потом на свитере появилась буква «С». Все-таки в составе были более опытные и взрослые ребята, которые много подсказывают в раздевалке.

А тут меня сделали капитаном. Было нужно выходить на лед и доказывать делом, что я достоин этой нашивки. И это добавило еще больше уверенности в себе. Но я все равно не слишком разговорчивый в раздевалке. Там другие ребята больше настраивали команду.

Дмитрий Яшкин / Фото: © КХЛ

— Кстати, у вас есть прогноз, кто выиграет снайперскую гонку в КХЛ? Кто вам казался суперчеловеком?

— Там все время Дмитрий Яшкин из московского «Динамо» на первых ролях (35 голов). Забивает почти в каждом матче. И вроде бы ты к нему приближаешься, забросишь шайбу, а он в следующем матче забросит две или три. Даже смотрю обзоры — у Яшкина что ни бросок, то гол. И думаешь иногда: «А почему у меня так не залетает?»

Да и много других ребят в КХЛ, умеющих забивать. Например, Найджел Доус из «Ак Барса» (23), те же Принс (24) и Брэндон Козун (17) из минского «Динамо». Но все равно ты забрасываешь шайбы не ради себя и каких-то призов, а для команды, чтобы мы могли заработать какие-то очки и попасть в плей-офф.

«Однажды я пошел и взял автограф у Грабовского»

— С вами ведь несколько лет назад работал Владимир Буре? Это отец Павла и Валерия Буре, очень здорово прокачавший своих детей по физике.

— Получается, я с ним прошел одну предсезонку, когда Буре был тренером по физподготовке в молодежной сборной. Первые час-полтора мы просто бегали по льду, исполняли какие-то отрезки, нарезали круги. А после льда быстро переодевались и шли в зал. Но на земле мы никогда не бегали.

После той предсезонки я тоже хорошо себя чувствовал, она была реально тяжелой. Но с умом. Так что с Владимиром Буре было приятно поработать. Да и сейчас в Америке я все время общаюсь с Сергеем Брылиным, который тренирует в фарм-клубе «Нью-Джерси». Он тоже работал с Буре и отзывается о нем очень хорошо. Отличный человек и специалист.

— Что за прикол был, когда вы взяли автограф у Михаила Грабовского?

— Да мы в тот момент с Грабовским хорошо общались, все время были на связи. Когда он еще жил в Канаде и не был тренером минского «Динамо», то много мне подсказывал на старте карьеры в Северной Америке. Он все время смотрел мои игры, смены — мы часто созванивались и обсуждали мои моменты.

Потом в Минске я пришел на матч. Там «Юность» с кем-то играла. И увидел, что в коридоре проходит автограф-сессия Михаила Грабовского. Ну, я подошел и взял себе на память.

— Грабовский — самый результативный белорус в НХЛ, набрал 296 очков. Вам было бы престижно набрать 300?

— Если честно, я пока об этом не думаю. У меня сейчас последний год контракта, и нужно доказывать, что я достоин играть в этой лиге. Надо сначала полностью закрепиться в команде, потом подписать новый контракт. Очень важно хорошо отыграть этот сезон на одном уровне, уверенно, стабильно и без провалов.

«Обидно, что у Минска забрали чемпионат мира»

— Вы расстроились, что у Минска забрали чемпионат мира? И был ли он нужен местным болельщикам?

— Обидно, что так произошло. Плохо, что не было чемпионата мира в 2020 году, а теперь его перенесли. Я очень хотел сыграть дома, если бы была такая возможность и если бы меня вызвали в сборную.

Все родственники на трибунах, свои болельщики… Хотя в этом году чемпионат мира, наверное, пройдет без зрителей? Но играть дома было бы приятней, чем в другой стране.

Но ничего — если меня вызовут в сборную, я готов приехать и в Латвию. Если все сложится так в НХЛ, что буду свободен, то прилечу.

— А что за приключение было у вас, когда в 2017 году белорусскую сборную обыскивала французская полиция?

— У нас в Бордо прошел короткий лагерь, мы сыграли пару товарищеских матчей. Сели на поезд до Парижа, ехали на чемпионат мира. И когда вышли на перрон, то к нам подошла местная полиция и начала обыск. Открывала чемоданы, все смотрела. Если честно, я не понимал ничего. Ну, посмотрели и посмотрели. Никакой большой истории там не было, но в новостях все об этом написали.