«Они умышленно сорвали мое выступление, лишив медали не только меня, но и страну». Открытое письмо Анастасии Таталиной министру спорта

11 апреля 12:58
Звезда фристайла, чемпионка мира в биг-эйре и участница двух Олимпиад через «Матч ТВ» обращается за поддержкой к Олегу Матыцину.

Уважаемый Олег Васильевич!

Закончился очередной олимпийский цикл. Обращаюсь к Вам с обеспокоенностью сложившейся ситуацией в ньюскульных дисциплинах во фристайле у нас в стране и прошу обратить внимание на сорванную со стороны федерации и тренерского штаба сборной подготовку, в результате чего Россия осталась без двух олимпийских медалей.

***

Слоупстайл дебютировал на Олимпийских играх в Сочи, но за 8 лет у нас так и не была выстроена структура развития этого вида спорта. До сих пор отсутствует поэтапная методика подготовки. Отсюда нехватка профессиональных специалистов, низкий уровень судейства, нет качественных трасс и парков для тренировок, соответствующих мировому уровню.

Еще до Олимпиады в Корее в мире появились большие воздушные подушки, имитирующие горнолыжный склон, которые позволяют круглогодично тренироваться и безопасно нарабатывать трюки.

Нам об этом можно только мечтать. Два-три раза за сезон мы выезжаем на сборы в Европу, где они установлены практически на всех крупных курортах.

В России недавно тоже появились воздушные подушки, но они заметно меньше, и на них можно выполнять только трюки средней сложности. И есть сложность в переносе наработанных трюков на снег, на горнолыжные трассы, которых у нас в стране нет вообще.

Отсюда у меня вопрос: как в сложившейся ситуации, когда у нас закрыт выезд на горнолыжные тренировочные сборы в Европу, мне тренироваться, чтобы достойно представить Россию на ЧМ-2023?

Анастасия Таталина / Фото: © РИА Новости / Рамиль Ситдиков

Дома? У нас сезон начинается с декабря. Как правило, в Миассе. Так вот, зачастую, приезжая на запланированный горнолыжный сбор на 14 дней, мы могли неделю просто ждать, когда будут готовы склоны. И это в разгар зимнего сезона!

У нас никто не заинтересован в развитии этих дисциплин, никто не несет ответственности, и пропасть в уровне развития в России и в мире увеличивается с каждым днем.

Как можно говорить о прогрессе, если молодым спортсменам, которые мечтают попасть в сборную, банально негде тренироваться? А стабильное количество участниц чемпионата страны всего 10-12 человек.

Наглядный пример. В этом году чемпионат России проводился 16–19 марта в Миассе. Находясь в отличной форме, я планировала выступить там, показать сложную программу мирового уровня. Приехала за неделю до начала соревнований, но на трассе невозможно было тренироваться, так как она находилась в ужасном состоянии…

Как позже выяснилось, земляной каркас, который был установлен несколько лет назад, изначально выведен некорректно, угол разгона и угол приземления не соответствовали друг другу. Перед началом ЧР из-за многочисленных жалоб со стороны тренеров и спортсменов на риск получения травмы организаторы в спешном порядке постарались трассу перестроить. За два дня до начала соревнований. Тренироваться все это время было негде, а это главный внутренний старт года.

Судейство — низкого уровня. Чтобы вы понимали, расстановка судей по трассе слоупстайла была такова, что приземление после финального трамплина им… не было видно. А о чистоте приземления судьям сообщалось по рации исходя из того, было падение или нет.

Самое страшное, что спортсмены и тренеры смирились, что в России такие условия, безразличие и непрофессионализм. О чем говорить, если методики в ньюскульных дисциплинах пытается составить научный сотрудник, который не имел никакого отношения к фристайлу и не владеет базовыми принципами этого вида спорта?

Неслучайно никто из российских мужчин не сумел даже отобраться на Олимпийские игры. С чего? Для этого нет никаких предпосылок.

***

На сегодняшний день я единственная спортсменка из России, входящая в мировой топ в биг-эйре и слоупстайле. Имею практические знания и опыт, понимание перспектив развития этих дисциплин в мире, коммуницирую со спортсменами и тренерами из других стран.

Но никто и никогда у нас в стране не общался со мной на эту тему. Хуже того, отношения с тренерским штабом и руководством у нас удручающие.

Начиная с 2016 года, когда я попала в сборную, финансирование наших дисциплин идет по остаточному принципу. С 2018-го в команде нет даже врача. На все выездные мероприятия на всю команду (два парня и две девушки) выдается коробка с медикаментами, где преобладают активированный уголь и средства от диареи. А вот кинезиологических тейпов, которые нам необходимы и являются расходным материалом, не всегда хватает даже на одного спортсмена.

Выезжая в Европу, мы с сокомандницей спим в одной кровати. При этом неважно, тренировочный сбор это или даже чемпионат мира.

Были сезоны, когда оборудование, которое выдается со стороны федерации, не приходило своевременно и в достаточном количестве. Например, в предолимпийском сезоне мне выдали горнолыжную маску без сменных линз (их необходимо менять в зависимости от времени суток и погодных условий), а на юношеском ЧМ-2018 я выступала на сломанных лыжах. Он проводился в августе, а новые были заказаны только на октябрь.

В моих дисциплинах в мире развито личное спонсорство. Причем компании не только обеспечивают формой и оборудованием, но и финансируют сборы в Европе и Америке. В наших дисциплинах наличие спонсоров в лице мировых брендов — это престиж и признание уровня спортсмена. И даже имеет свое влияние на оценки в судействе.

Летом 2018-го, накануне ОИ в Корее (я на тот момент была несовершеннолетней), под угрозой недопуска в Пхенчхан мне дали подписать соглашение с федерацией, согласно которому я без письменного согласия президента фристайла Алексея Курашова не имею права заключать контракты на личное спонсорство.

Несколько компаний проявляли ко мне интерес. Но федерация ставила им условие финансировать всю сборную. При таких раскладах они отказывались. Так федерация лишила меня возможности развиваться и прогрессировать на протяжении четырех лет, срок договора закончится только в мае 2022 г.

Лишь в прошлом году после длительных переговоров и внесенных в договор изменений со стороны Курашова мне удалось начать сотрудничать с RedBull. В результате был организован дополнительный сбор для подготовки к ОИ в Пекине.

***

Если говорить об отношении ко мне со стороны руководства и старшего тренера Никиты Васильева, то оно построено на унижении, безответственности, безразличии и обесценивании моих достижений.

Причиной тому — победа на ЧМ-2021. Точнее, мой отказ в передаче 50% призовых денежных средств на нужды федерации. Также было недовольство моими словами благодарности специалистам, моим родителям, по программе которых я смогла восстановиться после сложной операции и подготовиться к ЧМ практически за год.

Так сложилось, что у меня нет личного тренера. И вне сборной я готовлюсь со специалистами, являющимися моими самыми близкими людьми — Оксаной и Александром Нижегородовыми.

У меня же была серьезная травма. Но за пять месяцев после операции никто из руководства федерации и тренерского штаба не интересовался, чем я занимаюсь, потому что не верили, что я смогу восстановиться к сезону, а тем более выступить на ЧМ. Меня практически списали.

Подготовка проходила в сложных условиях, поскольку началась пандемия. Родителями было принято решение арендовать трехкомнатную квартиру и оборудовать ее специальными тренажерами для моей подготовки. Они — специалисты-психофизиологи. Разработали программу ОСИТ, которая объединяет подготовку тела и психики в спорте.

Создана специальная поэтапная методика подготовки во фристайле в ньюскульных дисциплинах, позволяющая готовить трюки на земле, без снега. И выезжая на сбор со сборной командой, мне оставалось лишь перенести наработанное на подушку и на снег.

Благодаря этой программе я была готова не только физически, но и устойчива психологически. Несмотря на происходящее в сборной, смогла выиграть ЧМ-21 и достойно выступить на Олимпиаде в Пекине.

Анастасия Таталина / Фото: © Sean M. Haffey / Staff / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

***

Мой уровень исполнения трюков и подготовки постоянно вызывает интерес у спортсменов и тренеров из других стран, которые знают об отсутствии условий для тренировок в России.

Только в руководстве федерации отнеслись снисходительно, когда эти специалисты предложили помощь в подготовке спортсменов. А для старшего тренера Васильева это стало еще и поводом для насмешек.

Сразу после награждения на ЧМ-21 и на протяжении трех месяцев старший тренер сборной Васильев начал требовать от меня перевода денежных средств в федерацию, ссылаясь на негласное правило.

В конфликт пришлось вмешаться моим родителям, и в личном разговоре Васильев еще раз разъяснил действующее правило в федерации: выиграл — отдай 50%. И озвучил, что в его обязанности не входит тренировать и готовить меня к ОИ. И это за семь месяцев до Олимпиады.

После разговора с главным тренером по фристайлу Михаилом Носовым, который не стал разбираться со сложившейся ситуацией, мне для разрешения конфликта было рекомендовано извиниться перед тренерами и в добровольном порядке помочь нуждам федерации.

Конфликт был вынесен на уровень руководства федерации фристайла в лице президента Алексея Курашова, главного тренера Михаила Носова, тренеров сборной Никиты Васильева и Даниила Калачева, по итогам которого мне был объявлен бойкот. Как подтверждение — намеренный срыв моей предолимпийской подготовки. Со мной прекратили всякое общение, на официальном сайте федерации и в социальных сетях начиная с 2021 года обо мне нет ни одного упоминания. Даже ни одной фотографии. Как будто меня не существует. Дошло до того, что, находясь на сборе, команда фотографировалась без меня. Никакой поддержки со стороны федерации ни до, ни после Олимпиады не было и нет.

***

Знаете, как проходил мой олимпийский сезон?

На Кубке мира в Австрии я заняла 17-е место. Хотя рассчитывала на тройку. Причиной низких баллов, как оказалось, стало невыполнение трюка на обязательной фигуре. Все критерии судейства по прохождению трассы оглашаются на митинге команд перед началом соревнований, на котором присутствуют только тренеры. Но замечаний со стороны тренеров по моей программе в течение двух официальных тренировочных дней не было. Получается, зная все, они умышленно сорвали мое выступление, лишив медали не только меня, но и страну. Не неся вообще никакой ответственности. Наоборот — обвинили меня в незнании правил.

В ноябре из-за проблем с визами мы не смогли поехать на этапы Кубка мира в Америку. Нас просто отправили домой, не организовав альтернативной подготовки. А это олимпийский сезон! В декабре, в то время когда соперники тренировались в лучших парках Европы, мы провели 11 тренировочных дней в Финляндии, но погодные условия в это время (там было «-30» градусов), отсутствие трассы и воздушной подушки делало тренировочный процесс крайне неэффективным.

Наконец, последний тренировочный сбор перед Олимпиадой: было девять тренировочных дней на воздушной подушке и ни одной тренировки на снежном трамплине!

Резюмируя мою предолимпийскую подготовку в составе сборной России:

— 27 дней полноценных тренировочных дней на снежном трамплине;

— 26 дней на воздушной подушке.

Перерыв между сборами составлял от двух недель до месяца. Для сравнения, у моих соперниц было по 80 тренировочных дней на снегу и 80-90 на воздушной подушке. Подготовку они начали уже в мае, а с июля тренировались непрерывно, чередуя воздушную подушку со снежным трамплином. Я же на момент начала выступления на Олимпийских играх свою программу на снежном трамплине делала последний раз… в ноябре. За 2,5 месяца до выхода на главный старт четырехлетия.

Сорванная подготовка стала причиной неудачного падения на предстартовой тренировке в Пекине. За два дня до квалификации в биг-эйре я получила травму лица, следствием чего стала гематома, из-за которой у меня не видел один глаз. Несмотря на это, я, понимая важность для страны, не стала сниматься и даже прошла в финал. После чего была приятно удивлена огромным количеством слов поддержки и восхищения со стороны тренеров и спортсменов из других стран. Никакой реакции и слов поддержки со стороны Федерации фристайла России и тренерского штаба сборной не было. Меня только спросили: «Где медаль?»

В слоупстайле я приняла решение рискнуть и выполнить трюк, который до этого на снегу никогда не делала. Это был первый такой трюк в мире среди женщин. Получилось. Но в итоге меня поставили лишь на четвертое место.

***

Считаю, что достойно представила свою страну. Но будь у меня возможность готовиться нормально, уверена: были бы две медали самого высокого достоинства. В мировом сообществе фриски знают об отсутствии условий подготовки в России, и у всех вызывает удивление, как мне удается показывать такой высокий уровень, не имея достаточного тренировочного времени на склоне. У них неподдельный интерес к программе моей личной подготовки, у нас — бойкот и безразличие ко мне.

В связи с этим хотела спросить у Вас, как у министра спорта России: кто несет ответственность в Федерации фристайла России за сорванную подготовку? За то, что страну лишили двух потенциальных олимпийских медалей и медали Кубка мира?

Люди, которые занимают руководящие посты во фристайле, легко распоряжаются судьбами спортсменов, руководствуясь своими личными амбициями, тщеславием и жадностью. Они решают, будет ли у спортсмена будущее, позволяя себе лишать страну возможности быть лидером в мировом спорте, лишают страну и спортсмена олимпийских медалей, продолжая при этом работать и не неся никакой ответственности. А в случае неудачи всегда обвиняют спортсмена.

Я единственная чемпионка мира в России в ньюскульных дисциплинах фристайла, но меня унижают, обесценивают достижения и намеренно лишают возможностей.

За 10 лет спортивной карьеры от своего региона — Москвы — я не получила никакой поддержки, в том числе финансовой, — ни за выигранный юниорский ЧМ-2018, ни за большой ЧМ-21, ни за выход в финал на ОИ-2018, ни за четвертое место в Пекине-22. Из-за «отсутствия статьи расходов в части премирования спортсменов данных мероприятий».

После ЧМ-2021 обращалась в правительство Москвы за помощью в решении квартирного вопроса. Я из многодетной семьи, проживаю в однокомнатной квартире вместе с сестрой и родителями. Получила отказ. Обратилась после Олимпиады за поддержкой в Фонд поддержки олимпийцев, но мне даже не ответили.

Нужна ли я своей стране?

Написав это обращение к Вам, я отдаю себе отчет в том, что после этого письма моя спортивная карьера может сильно измениться, но молчать я больше не могу. Ситуация не меняется восемь лет, и нет предпосылок, что это произойдет.

Я готова встретиться с Вами, Олег Васильевич, для конструктивного разговора.

С уважением и с надеждой на понимание.

Читайте также: