«Как-то ему аплодировал весь манеж». Детский тренер Тюкавина — о форварде молодежки и особенностях академии «Динамо»

«Как-то ему аплодировал весь манеж». Детский тренер Тюкавина — о форварде молодежки и особенностях академии «Динамо»
Константин Тюкавин / Фото: © ФК «Динамо»
Сегодня у молодежки решающая игра с Данией.
  • 18-летний динамовец Тюкавин мощно ворвался во взрослый футбол: в августе 2020-го дебютировал в ПФЛ за «Динамо-2» — и за 10 матчей забил 6 голов, а спустя 4 месяца Шварц выпустил парня уже в РПЛ
  • Этой весной Тюкавин успел забить «Спартаку» в Кубке и два гола «Краснодару» в РПЛ
  • В марте форварда вызвали в молодежную сборную России для участия в групповом этапе Евро — вместо травмированного Кучаева
  • После двух туров Россия набрала три очка (победа над Исландией, поражений от Франции). Тюкавин дважды выходил на замену
  • Сегодня решающая игра с Данией

Мы подробнее расспросили о Тюкавине его детского тренера в академии «Динамо» — Вадима Гаранина.

— Когда Костя попал к вам?

— Лет в 12 — мы тогда переходили к игре на все поле. Сразу было видно, что талант. Он ведь с набора стал играть в команде на год старше — и забивал все время, становился лучшим бомбардиром Москвы, показывал неординарные вещи.

Правда, лет в 13 разница в возрасте стала сказываться — ребята 2001 года рождения быстро выросли, а Костяныч физиологически не поспевал. Поэтому было принято решение (я был одним из инициаторов) вернуть Тюкавина в команду своего возраста, 2002-го. Чтобы он больше играл. Задним умом понимаю, что могли, наверное, чуть потерпеть и он бы продолжил за старших выходить и получать удовольствие от футбола, но что сделано, то сделано.

Это было и для него тяжелое решение, и для меня. Потом, видя, что он делает и какие ходы исполняет, было грустно понимать, что в этом процессе я не участвую как тренер. Поэтому важно отметить, что к выпускному году Костю вел другой специалист — Филипп Соколинский.

— Какие у Тюкавина сильные качества?

— Чутье нападающего, помноженное на хорошую работу с мячом и на нестандартность, которой мало в нашем футболе. Мог исполнить такое, что все восхищались. До сих пор помню, как на турнире имени Численко, когда я только принял команду, была ситуация на фланге: Андрей Мазурин (тоже очень талантливый парень из академии) получил мяч, и я уже собирался по шаблону крикнуть: «Меняй». Ну, то есть сделай перевод на другую бровку. Но не успел. В итоге Мазурин исполнил сложный финт, а Тюкавин с его паса нарисовал такое действие сумасшедшее, что весь манеж просто зааплодировал и потом еще весь день этот эпизод вспоминали.

Поймал себя на мысли: «Как хорошо, что не успел крикнуть какой-то шаблон типа этого «меняй». Ну, услышали бы они меня, развернули игру через центрального защитника, затем через вратаря, и так раз 10, а тут один крутанул улитку, второй подстроился под тяжелейший мяч — типа как Костя «Спартаку» забил пяткой. Кайфанул, что эти яркие ребята у меня в команде.

Костя вот такой неординарный — он может забить любой частью тела, и это будет выглядеть не коряво, а по-футбольному, так, будто он это и задумывал. Плюс он игровик — сыграть в оттяжке для него не проблема, понимает, когда мяч попридержать, когда взорваться.

— Важное отступление: делал материал с психологом о том, что тормозит наш футбол. В частности, он говорил: детям до 11-12 лет лучше не подсказывать и тем более не указывать во время игры. Чтобы они учились сами принимать решения.

— У нас на тот момент спортивным руководителем в академии в «Динамо» был испанец — Хуан Луис Мартинес. До России он работал в академии «Эспаньола», после — был руководителем в академии мадридского «Реала». За 6 лет в «Динамо» много сделал. И вот он прям жестко требовал: «Ребят, все, что вы можете делать для детей, вы должны делать в тренировках». И даже там в игровых упражнениях он запрещал давать какие-то направления, комментировать детей. Потому что он всегда был за то, чтобы футболисты сами принимали решения. А уже потом эти решения разбирались, причем в диалоге, в общении: «Почему так сделал?», «Как еще можно было?»

Поэтому согласен с психологом полностью, нам всем в этом есть куда стремиться. Могу за себя сказать, что в той ситуации я только начинал работу в академии, были какие-то свои амбиции: «Вот я пришел, надо учить детей». Тот случай с Мазуриным и Тюкавиным стал для меня важным, стал понимать — не имею право каждое действие футболиста комментировать, это неправильно. Я должен давать им выбор, а дальше разбирать, объяснять.

Константин Тюкавин / Фото: © ФК «Динамо» 

— Другой вопрос, что это сложно. Не указывать детям во время игры, а давать им свободу, могут единицы. Есть много разных факторов. Например, во многих академиях, к сожалению, смотрят на результат. Особенно если во главе стоят нефутбольные люди. Они не вдаются в подробности, а просто спрашивают: «А почему мы не первые в чемпионате? Должны быть первые!» Хотя задача академии — не какое-то место, а 2-3 футболиста в профессионалах. И не играй команда на результат (в топчи-беги-бей), а позволяй игрокам развиваться, пробовать, придумывать лишние передачи, обыгрывать один в один с риском потери, — больше шансов воспитать таких пацанов.

Но тренеру говорят: «Если не будете в тройке, контракт с вами не продлят». Вот это нормально разве? Знаю, что подобные случаи были. Друзья мне потом говорили: «Вадим, ну о каком развитии футболистов я могу думать, когда у меня семья и мне надо во что бы то ни стало попасть в тройку?» А затем футболисты попадают в молодежку — и там тренерам абсолютно все равно, сколько раз кто становился чемпионом, им нужны качества и умения.

Наверное, поэтому у нас и много шаблонов в футболе. Хотя талантливых ребят полно, они постоянно появляются, но при переходе возникают проблемы, потому что есть акцент на результат. Вот у меня, когда работал с молодежкой «Арсенала» в Туле, был разговор с ребятами. Приехал, вижу, что они все прям по шаблону все делают: выбивают часто, лишний пас не отдают. Даже могли сказать: «А зачем нам тут пас делать, мы можем ошибиться».

Задал вопрос, часто ли им в юности/детстве говорили: «Сыграй проще, надежнее», «Что ты выдумываешь» и так далее. Ответили, что да, практически всегда, в каждой игре. Хотя пацаны-то хорошие, яркие есть, повторюсь.

Рад, что в «Динамо» Косте позволяли развиваться — благодаря и Хуану, и директору академии Александру Кузнецову, которые не акцентировали, что в первый сезон на большом поле команда 2001 года рождения была на 5-м месте. В любой другой ситуации могли сказать: «Вы чего делаете? Надо бежать, топтать, быть минимум в тройке». В «Динамо» все понимали. Думаю, такая деталь помогла ему стать неординарным, незашоренным, незапрограммированным игроком.

— Чем еще испанский тренер удивлял в академии «Динамо»?

— Помню, когда он только пришел и на собрании стал показывать, как работают нейроны в голове и что из этого происходит, какие дальнейшие моменты возникают в организме у людей, то, честно говоря, первое время этого не понимал. Думал, зачем нам это рассказывают. А потом, когда увидел, как тренировочный процесс, построенный так, чтобы футболисты привыкали думать и принимать решения, влияет на игроков, то понял, что к чему. Теперь считаю, это правильный подход.

Как пример: для нас «квадрат» — это просто разминка: зашли, посмеялись, и все. А он требовал, чтобы футболисты продумывали, в какую ногу отдать, с какой силой, как найти линию передачи и так далее. И каждое следующее упражнение также моделировало игру, вытекало из предыдущего.

Мартинес считал, что ребенок должен ощущать себя равным. В плане футбола. Не то что с ним нужно говорить: «Вася, называй меня Вадим, я твой друг». Нет. Но он должен не бояться принимать решения, ошибаться, должен кайфовать от процесса, понимать его.

— В чем Тюкавину надо прибавлять?

— Понятно, что это интенсивность, мощностные проявления. Но еще есть момент — и он знает об этом, потому что мы общаемся периодически. В детстве у него были периоды, когда, чувствуя, что он яркий футболист, Костя где-то чуть сбавлял к себе требования. Мы говорили ему: «Если ты сбавишь сейчас, потом просто не добавишь в этом, когда потребуется».

Константин Тюкавин / Фото: © ФК «Динамо» 

— Но Костя — умный парень, он слышит все с полуслова. Да и такое не только с ним происходит. У любого, кто сделал шаг в чем-то на следующий уровень, самомнение может повыситься. Задача — быстро выйти из этого состояния.

Теперь у него есть все возможности, играет в большом клубе, тренер доверяет — надо лишь работать. Рад, что Шварц дает молодым ребятам время. Причем он не искусственно их вводит, а доверяет им — это бомбически просто. Такого действительно не хватает нашему футбол, чтобы в РПЛ молодых, если они конкурентоспособны, оценивали наравне со старшими. А не так, что молодой сильнее на тренировках, но тренер думает, что лучше поставить, условно говоря, 50-летнего, потому что он надежнее.

— Отец Тюкавина — многократный чемпион мира по хоккею с мячом. Насколько активно участвовал в его карьере?

— Александр настолько понимающий в спорте человек, что ни разу не подошел и не спросил: «А почему мой сын не играет?» В академии подобное категорически запрещено, но все равно находились индивидуумы, не разбирающиеся в футболе, которые пытались искать где-то черную кошку в темной комнате.

Отец Кости был на каждой игре, когда позволяла работа. Он — как одно цело с сыном. Радовался и огорчался вместе с ним. Настоящий мужик!

Костя, дай Бог, в него. Не помню, чтобы он когда-то мандражировал или боялся. Мог мяч отнять у любого — хоть тот на три головы выше. Уверенный в себе, раскрепощенный (что важно) и твердо понимает, что футбол — это его жизнь.

— Пробовали Костю переманить в другие академии?

— Думаю, нет. Он с 5 лет в «Динамо» — и даже в сложные моменты, когда переходил в команду на год младше, ни о чем таком не было слышно. Буква «Д» там действительно в сердце, а не только на футболке.

— Чем он запомнился помимо футбола?

— Он очень веселый парень. По смеху, даже если вся команда смеется, его легко можно было отличить.

— Как вам молодежка на Евро? Тюкавин в первых двух матчах выходил только на замену.

— Понимаю Галактионова (когда вместе работали в структуре в «Динамо», близко общались) — он подпускает тех ребят, которых лучше знает. Это Шварц наблюдал за Тюкавиным на протяжении полугода, а в сборной другая специфика: у тебя есть три дня, за это время нужно определиться со структурой игры, принципами, деталями. А Чалов все-таки играл весь цикл.

Для Кости это в любом случае огромный опыт. Как и для всей команды. Встреча с французами показала, что мы можем с ними играть. Несмотря на результат, не было ощущения превосходства. Да, французы были чуть сильнее, мощнее, но и у нас очень хорошая яркая команда — и мы можем пройти дальше.

Решающий матч молодежной сборной России в группе на Евро. Прямая трансляция — в 18:55 (мск).

Молодёжный чемпионат Европы. Финальный турнир. Россия (U-21) — Дания (U-21)

Читайте также: