«Шутки Дзюбы понимаю всегда». Лидер «Зенита», который стал русским

В фильме «Матч ТВ» Данни признается в любви к снегу и в нелюбви к селедке, вспоминает переезд в Россию и борьбу с травмами и жонглирует мячом в лаптях.

Появились ли у меня русские привычки? Да не просто привычки. Я уже 12 лет живу в России и в какой-то степени чувствую себя русским. Для меня Россия — абсолютно европейская страна. Не вижу большой разницы между Россией и Европой.

Я был совсем молодым, когда переходил в «Динамо». Жена, двое маленьких детей, которым тогда было всего по 11 месяцев... Все было непривычно и сложно: климат, условия. Когда я собирался сюда переезжать в Россию, мне все говорили: «Не делай этого». Кто-то вообще сказал, что там война идет. В общем, все отговаривали меня от переезда.

Снег — это очень красиво. На самом деле, холод я не люблю, но снег мне нравится. Да, мы любим играть в снежки, кататься на коньках. Я сам не катаюсь, но жена, дети — могут.

В России много сильных команд, которые дают игрокам развиваться, играть в Лиге чемпионов и Лиге Европы. Здесь очень много хороших футболистов. Считаю российский чемпионат весьма престижным.

Когда я за рулем, иногда хочется посигналить, чтобы люди вели себе на дороге приличнее. Когда кто-то нарушает правила, я еду за ним и страшно ругаюсь. Правда, быстро успокиваюсь. Вообще для меня Россия — страна открытая. Многие говорят по-испански, по-португальски. Русские анекдоты понимаю, но не всегда. А вот шутки Дзюбы понимаю все, абсолютно!

Первые впечатления моей жены от России были ужасными. Мы стояли очереди на паспортный контроль с двумя маленькими детьми — и стояли там целую вечность. При этом в аэропорту было очень много полицейских. Это нас даже шокировало. Это сейчас Петре все нравится, она давно чувствует себя в России как дома, а тогда… Как только мы прошли контроль в аэропорту, она сказала: «Все, возвращаюсь домой».

Холод произвел на меня при переезде в Россию мощное впечатление. Как-то в марте в Томске мы играли при минус 25. Все болело: глаза, нос, рот, уши. Пальцы на ногах отваливались.

Что мне не нравится в русских — они очень быстро выходят из себя. Впечатление, будто не могут тебя дослушать и сразу начинают отвечать. И отвечают с таким напором, будто готовы ударить.

Такая рыба, очень соленая, селедка, — очень странная. Раньше я вообще не мог есть борщ. Сейчас иногда ем. Но не могу сказать, что у меня есть какое-то любимое русское блюдо.

Много времени приходится тратить на восстановление от травм. Иногда семь, восемь, девять месяцев. Боль больше находится в голове — психологическая. От того, что не можешь играть.

Когда я получил травму [в 2016 году в матче со «Спартаком»], было страшно. Но я знал, что могу бороться и восстановиться полностью. И я старался, старался изо всех сил.

Россия дала мне все, что у меня есть. Все годы в России не прошли для меня бесследно. Как человека, как мужчину меня полностью воспитала Россия.

«Надеюсь, мои сыновья настигнут Роналду». Мигель Данни — в программе «Детский вопрос»

Дзюба опять делает «Спартаку» больно

«Помешать «Спартаку» стать чемпионом может только атака пришельцев». Погорелов о поражении «Зенита»

Матч, который можно пересматривать бесконечно

Поделиться в соцсетях: