Питер Одемвингие: «Спартак» в сердце с детства, но болеть буду за «Локо»

Питер Одемвингие: «Спартак» в сердце с детства, но болеть буду за «Локо»

Воспитанник ЦСКА, бывший нападающий «Локомотива» после шести лет в Англии перебрался в Индонезию. Перед дерби железнодорожников со «Спартаком» в интервью «Матч ТВ» он вспомнил о российском этапе своей карьеры и поделился планами на будущее.

«Готов перейти в «Арарат»

— Дела неплохо, — начал уроженец Татарстана. — Идем в тройке лидеров, победим в следующей игре – станем первыми. Когда сюда ехал, то не знал, что ожидать, но в целом всем доволен. Конечно, в плане инфраструктуры есть, куда стремиться, хотя жаловаться не буду. Дни проходят радостно, играем в хороший футбол, забиваю почти в каждой игре, и это чувство для меня самое важное. Ведь именно по нему я буду скучать после окончания карьеры.

— С озвученной публично мечтой сыграть на чемпионате мира в России еще не расстались?

— Я еще в игре. В ноябре закончится сезон в Индонезии. Надеюсь, вернуться в Европу и доиграть до лета в какой-нибудь европейской команде. Тогда маленькие шансы попасть в сборную останутся. Не сильно верится, но шансы есть. Сейчас большинство кандидатов в сборную играют в Азии, в Китае. Может, и я здесь какое-то внимание тренеров на себя обращаю. Буду стараться.

— На Россию ваше желание поиграть после Индонезии распространяется? Слышали про такой проект как «Арарат»?

— Да буквально на днях столкнулся с таким названием в одном из приложений на телефоне. Но дальше названия ничего не слышал.

— Клуб играет во второй лиге, и такие игроки как Павлюченко или Измайлов присоединились к команде, потому что она базируется в Москве, что дает возможность чаще быть с семьей. У вас тоже здесь мама.

— Я бы рассмотрел такой вариант тоже. С удовольствием бы поиграл в Москве, с мамой бы пожил. Но такой вариант никто не предлагал. Да и в принципе мои двери ни для какой страны не закрыты, тем более для России.

«Спросили про баннер с бананом. Должен был сказать, что это не расизм?»

— А вы уверены, что вас здесь правильно примут? После интервью про расизм, которые вы давали в Англии, многие болельщики к вам настроены негативно.

— Я вообще не понимаю, почему эти вопросы пресса задавала мне. Я уехал из «Локомотива» в Англию, и на прощанье получил тот самый баннер с бананом. Объясняться должны были те болельщики, которые его изготовили, а не я. Мир понял эту акцию как расистскую, но лично у меня обид нет. Эта группа была на трибунах и пока я играл за «Локомотив», но это minority – небольшая группка, которая не олицетворяет фан-движение команды. А расизм есть в каждой стране, думаю, все и так видят. В той же Англии. Но мне задавали конкретные вопросы про тот баннер. Что я должен был сказать? Так и сказал честно, что проявления расизма были, но это не проблема, раз в российскую лигу едут столько игроков со всего мира. А говорить, что расизма нет в России или в Англии, значит, врать людям в глаза.

— То есть ваши слова газетчики просто подали под нужным соусом?

— Думаю, да. Баннер-то все видели. Что я мог еще сказать? Банан – это не расизм? Тем более, все помнят историю с Роберто Карлосом. Но какие-то непонятные люди, которые бывают на трибунах в каждом клубе, не испортят мои впечатления и воспоминания о «Локомотиве», и о России. Это – на секундочку – моя родная страна. Здесь живет моя мама, родственники. Мои дети будут говорить по-русски и получат российский паспорт. А дураки есть везде.

— В общем, те, кто думают, что вы обижены на наш чемпионат, так как он не оправдал ваших ожиданий, ошибаются?

— Мне не на что жаловаться. Я хотел уходить из «Лилля», и было только два варианта – «Спартак» и «Локомотив». Если бы были другие варианты в Англии или Италии, то можно было бы еще рассуждать о том, ошибка или нет. А так с удовольствием поехал в Москву и с большим удовольствием вспоминаю это время. Как футболист получал удовольствие в «Локомотиве», но у меня были планы поиграть в Англии, где я в итоге провел шесть лет. Поэтому сразу был честен и не стал говорить: «Вот я приехал в лучший клуб мире, «Локомотив» — forever». Говорил, что думал – может, от этого всегда и страдал.

 Тем более отыграли три сезона.

— Вот именно. В не самые лучшие моменты в «Локо» у меня были предложения из Франции и Германии, но я не ушел при первой же возможности. Уехал в Англию за полгода до истечения контракта, что было выгодно для клуба, а не только для меня. Расстались с уважением и без обид со всем руководством, и новым президентом Смородской, которая на момент моего ухода проработала два дня.

— То есть не ждали вслед такого баннера?

— Считаю, играл неплохо, забивал. Но наша команда была не настолько сильной, чтобы выиграть чемпионат. Наверное, в этом заключалось главное недовольство болельщиков, но мой уход, как видим, клубу особо не помог.

«Поиграть в Казани было мечтой»

— Вернуться в Россию с тех пор не звали? Вроде бы про «Рубин» какие-то слухи возникали.

— Конечно, разговоры шли. К маме обращались, о чем она мне рассказывала. Даже по приезду в Москву на медосмотр в «Локомотив» казанцы предлагали свои варианты, но я уже договорился, поэтому пришлось забыть про сантименты, о желании поиграть на глазах у родственников, и выбрать то, что считал правильным для карьеры. Но, конечно, я слежу за «Рубином». У меня татарская кровь, поэтому желаю клубу успеха.

— Мама же у вас врач, а не агент. Как на нее выходили футбольные клубы?

— В Казани много знакомых, в том числе и работников «Рубина», так все и получается. Знал, что Курбан Бердыев рассматривал возможность моего приобретения и, когда я играл в «Вест Бромвиче» и до «Локомотива», но так реальностью и не стало.

— Сейчас вы говорите, что физически чувствуете себя как в 29, а Бердыев звал в «Рубин» ветеранов Милошевича и Реброва. Красиво бы было получить предложение под занавес?

— Супер! Мне осталось играть пару лет, почему нет. Сейчас нахожусь в отличной форме, по 90 минут ношусь по жаре. И могу быть еще лучше, так как меня мотивирует давление от задач, а здесь оно особо не ощущается.

— Что за затмение на вас нашло в последнем английском клубе «Ротерхэм», когда вы локтем ударили в лицо защитника «Лидса»?

— Никакого срыва не было. Полнейшая случайность. Видел, что на замедленном повторе кажется, будто я примеряюсь к удару, но просто думал, что защитник как это часто бывает выставит локоть, как это бывает в верховой борьбе. Смысл мне был психовать? Счет 0:0, по ногам меня никто не бил. В тот же уикэнд Ибрагимович абсолютно так же влетел в игрока «Вест Бромвича», но получил только желтую карточку, хотя со стороны выглядело даже страшнее. С того момента стал пристальнее следить за такими эпизодами и за сезон насчитал 25 похожих случаев. Мало кто из фигурантов был наказан даже желтой карточкой. Не знаю, почему со мной решили обойтись вот так.

— Может, вас наказали как рецидивиста?

— За 15 лет карьеры это был единственный удар локтем в лицо в моем исполнении. Да, мог кого-то пнуть, когда меня доводили, но такого не было. Я же даже никогда не умел играть вверху и особо не боролся за такие мячи. Так выпрыгивал для понта (смеется).

«Я не говорил, что сильнее Вагнера»

— За российским футболом следите?

— Чуть-чуть. Очень много внимания уделяю детям, семье, поэтому полностью за последнее время посмотрел только матча «Арсенал» — «Лестер».

— Но от чемпионства «Спартака» какие-то эмоции испытали? Все-таки вы воспитанник ЦСКА, много принципиальных матчей против красно-белых провели и за «Локомотив»?

— Скажу, как на духу, без притворств. Мой друг детства Рома прислал мне сообщение о том, что «Спартак» взял золото, и я порадовался за клуб. Еще детьми в Ташкенте болели за «Спартак», а Цымбаларь, уже не раз говорил, был моим кумиром. Потом Роберт Евдокимов перешел в «Спартак» из КАМАЗа, за юношескую команду которого я тогда играл. Стал переживать и следить еще сильнее. Болел, знал всех игроков. Поэтому никогда не считал «Спартак» врагом, хотя в составе «Локо» всегда выходил на такие матчи с интересом и с удовольствием забивал. И своих мыслей никогда не скрывал, что, может, и негативно сказывалось на карьере, так как те же болельщики не всегда понимают: в современных реалиях клясться в вечной любви к одному клубу глупо, ведь, скорее всего, ты вскоре уйдешь. Главное — быть в порядке в игре. Считаю, у меня получалось.

— Говорили, что «Локомотив» дал вам больше денег, значит, вы выбрали его, а не детскую мечту по финансовым причинам?

— Ромб на сердце у меня был с детства, но выбора-то у меня не было. «Локомотив» был активен, приезжали в Лилль, а про «Спартак» шли только разговоры. И цифры назывались одинаковые, но ждать я не мог: в «Лилле» у меня испортились отношения с главным тренером Клодом Пюэлем, и я не хотел задерживаться в клубе.

— Российской лиге не так давно исполнилось четверть века, и большинство сходится во мнение, что лучшим легионером в истории был Вагнер. А вам принадлежит фраза, что вы лучше Вагнера. 

— Начнем с того, что я не легионер. Это раз. А, во-вторых, то интервью было сомнительное. Вопросы, которые мне задавали, не соответствовали тем, что появились в печати. Мне сказали, что Гуренко заявил, что я лучше Вагнера. Я усмехнулся и дипломатично сказал: «У каждого есть свои хорошие качества». А получились какие-то выдумки. Я вообще считаю: сравнивать игроков бессмысленно. Кто лучше Месси и Роналду? Сравнивать можно результативность. Вот забьет Кокорин 20 голов за сезон, а кто-то 25. Но по своему мастерству Кокорин просто суперталант. И что здесь сравнивать?

«В Кокорине еще в юношестве видел суперталант»

— А почему вдруг упомянули Кокорина? Знаете, что два года его ругали, а сейчас вроде возвращается на высокий уровень?

— Нельзя быть на вершине в течение всей карьеры. У каждого есть пик. Дрогба играл во второй лиге до 27 лет, и после одного удачного сезона в «Марселе» переехал в «Челси», где стал легендой. В 30 лет! Кокорин взрослеет. А то, что у него суперталант, я видел еще когда они с Полозом мальчиками бегали за «Локо». Кокорин, правда, быстро ушел. Но все должны понимать, к таким игрокам нужен подход. Уметь разговаривать, мотивировать, готовить психологически, причем не только тренерам, но и партнерам. Талантливые люди немножко аутисты. Нужно находить правильный подход. Может, однажды стану тренером и понимание процессов, которые я приобрел за карьеру, мне поможет.

— Про Кокорина и не только часто говорят, что надо было уезжать. Вот к вам, пока играли в Англии, кто-нибудь хоть раз подходил и спрашивал мнение про любого российского игрока, мол, потянет ли? 

— Такого не вспомню. Да и вряд ли так уже много игроков из России могли подписаться в Англии. Один раз вроде бы было, но даже не вспомню, о ком шла речь. Но когда заходили разговоры о сборной России или игроках того же ЦСКА, всегда защищал их и говорил, что это уровень сильных европейских клубов.

— Где такие разговоры происходили?

— В раздевалках, с партнерами по команде.

— Ваш партнер по сборной Нигерии Ахмед Муса был звездой ЦСКА и премьер-лиги, и тот в «Лестере» потерялся. Знаете почему?

— Да мы вместе играли в сборной, но друзьями не являемся. Сложно судить, говорит ли это о том, что чемпионат России не годится. Все-таки в ЦСКА и в «Лестере» ему давали разные роли. В России был на острие, а в Англии поставили на фланг. Но уровень у него очень высокий, скорость сумасшедшая. Думаю, он еще адаптируется.

— Сегодня матч любимой и бывшей команды. Повод снова окунуться в российский чемпионат?

— А вот сегодня намереваюсь, наконец-то, посмотреть, если смогу найти трансляцию. Я очень рад, что в России появились новые стадионы, рад за болельщиков. Смотрел матчи Кубка конфедераций и получал большое удовольствие. Надеюсь, стадионы будут полными и на матчах лиги. Это же совсем другие эмоции. Свой главный матч в России, когда я забил два «Спартаку», и «Локомотив» победил 4:3, помню не из-за дубля, а именно по атмосфере. Переполненный стадион, невероятный драйв, баннер с Халком – это был топ. Мне кажется, что так в Черкизове за три года болели еще только раз, когда мы играли с «Зенитом».

— «Спартак» — детская любовь, «Локомотив» — этап карьеры. На чьей стороне будете, за ничью?

— Нет. Буду болеть за «Локо». 

Смотрите также:

«Спартак» - «Локомотив»: 33 несчастья

Как это будет: прогнозы Генича на главные матчи чемпионата России

18 миллионов в пустоту. Ньянг отказался ехать в «Спартак», и это здорово

Кого все-таки купит «Спартак» и когда остановится «Зенит»? Отвечает Нобель Арустамян

«Сейчас не самое подходящее время для командных фото». Каррера отрицает конфликт с руководством «Спартака»

Поделиться в соцсетях: