«Это Розетти - «просто Роберто». А я Александр Анатольич». Почему завершил карьеру лучший российский судья

«Это Розетти - «просто Роберто». А я Александр Анатольич». Почему завершил карьеру лучший российский судья

43-летний экс-арбитр премьер-лиги Александр Егоров рассказал, как выехал на предсезонные судейские сборы действующим рефери, а прибыл туда заместителем руководителя департамента судейства и инспектирования РФС.

Текст: Петр Терещенков

Ностальгии нет

— Реакцией большинства на ваше неожиданное для общественности назначение была примерно такой: «И зачем же он на 100 килограммов худел?». Самому теперь не жалко потраченных усилий?

— Да будь ты хоть балериной – можно просто не уметь судить. Считаю, что поступил профессионально, проделав определенную работу, которая в любом случае пойдет в актив. Нужно обладать силой воли, чтобы привести себя в порядок, и сейчас парадокс в том, что в данный момент нахожусь в лучшей физической форме за всю карьеру.

— Не обидно?

— Абсолютно нет. Нормальная ситуация. Вовремя уйти тоже искусство. Хочу, чтобы меня запомнили одним из наших лучших арбитров, которому доверяли работу в топовых матчах. А раз поступило такое предложение – почему я должен от него отказываться? Не каждому руководство РФС предложит такую должность. Так что это шаг вперед в карьере и жизни.

— Со стороны футбольного сообщества наверняка была реакция. Чего было больше: поздравлений или сочувствий?

— Наверное, пятьдесят на пятьдесят. Люди, близкие к судейству, скорее поздравляли. Все-таки работа у нас расстрельная, и на пенсию с нее никто легко не ушел. Сами знаете, в каждом туре есть моменты, которые вызывают резонанс.

— А игроки что вам писали? За годы работы какая-то история взаимоотношений наверняка накапливается.

— Пока сезон не начался, ни с кем особо не общался. Все ведь на сборах.

— У вас уже был момент лирического состояния, когда с сигарой и бокалом коньяка смотрели вдаль и вспоминали карьеру? О каких матчах думали в первую очередь?

— С коньяком пока не садился. Все случилось достаточно неожиданно. Сейчас идет судейский сбор, на который я ехал сдавать нормативы, отбираться. А ностальгических настроений нет. Отношусь спокойно, надеюсь, все самое хорошее впереди. Были игры удачные, были неудачные, но за свою карьеру мне не стыдно. Работал с высоко поднятой головой, ничего не испортил.

— Насколько неожиданным было предложение от РФС?

— Почти. Но думал над ответом недолго, прекрасно понимая: побегал бы по полю еще год-два. К тому же становилось очевидно: физическая и психологическая подготовка к матчам требует все больше усилий даже с учетом оптимальной формы, которую я набрал. Новая работа – серьезный вызов, но с учетом всего сказанного посчитал, что отказываться нельзя.

Чем больше открытости, тем лучше

— Вы упомянули про стресс и скандалы в прессе почти после каждого тура. С учетом своего опыта, как рассчитываете разгрузить в психологическом плане бывших коллег, а теперь подчиненных?

— К работе прессы всегда относился с уважением и откликался на любое предложение об интервью – с разрешения руководства. Когда мы говорим о профессии футбольного арбитра, что приходит на ум? «Судью на мыло», «Судья – раз-два-три». Но никто не видит, как мы готовимся к матчам, как настраиваемся, как переживаем ошибки или радуемся успехам. А ведь судьи тоже люди. И моя позиция следующая: чем больше мы будем открыты – тем лучше. К сожалению, существует еще такая штука, как судейская конвенция ФИФА и УЕФА, которая открытость не очень приветствует. А ей надо следовать.

У меня всегда была идея, которую пока так и не осуществил. Вот футбольные клубы приглашают на базу или на матчи детей из детских домов. Возможно, получится сделать то же самое, но с арбитрами. Пусть ребята из детского дома, мечтающие оказаться в футболе, проведут день с арбитрами. Посмотрят. Как мы готовимся, приедут вместе с нами на стадион, побывают в судейской. Выйдем вместе на поле, допустим, в топовом матче при переполненных трибунах. Представляете, сколько счастья?

— При грамотном освещении в СМИ и все остальные смогут увидеть нюансы вашей работы.

— О чем и речь. Если «Матч ТВ» возьмется за такой сюжет, готов оказать всяческое содействие – от организационного до финансового. И если ребенок выйдет со мной на поле за руку, как с футболистами…

— С вами?!

— В смысле, с главным арбитром. Представляете, какая радость! И ситуация вокруг судейства в медийном плане явно улучшится. Как руководитель, всерьез задумываюсь над этим.

Иностранным судьям – нет

— Как относитесь к постоянно всплывающей теме привлечения иностранных арбитров?

— Если мы это сделаем, это будет не один шаг назад, а несколько. Приглашение иностранцев отразится на наших ребятах. В футбольном сообществе железно пойдут разговоры: «Если они у себя не могут справиться, какой смысл продвигать их в европейской иерархии?». А смысл есть, что и показал прошедший Кубок конфедераций. Наши арбитры с помощниками не хуже, а на две головы лучше увиденного на турнире. Поэтому я категорически против этой идеи. Тот же Влад Безбородов своей работой на последнем на данный момент дерби ЦСКА – «Спартак» доказал: наши арбитры одни из лучших в мире.

— Но можно возразить, что ФИФА и УЕФА особо в них не верят.

— И это будет заблуждением. У нас есть реальный кандидат на участие в чемпионате мира – Сергей Карасев. Уверен, что со своей бригадой он будет там работать. Сейчас в Тбилиси проходит чемпионат Европы для 19-летних, и Сережа Лапочкин отсудил матч открытия, потом еще игру, имеет все шансы поработать на финальном матче. Игорь Демешко не так давно судил в финале для 21-летних. К сожалению, до общественности эта информация практически не доходит.

— Что делать?

— Наша задача показать, что судья не только идет на мыло. Что он нормальный человек, который проделывает определенную работу, чтобы получать назначения на серьезные матчи. Так что ошибочно говорить, что наших арбитров нигде нет. Просто по международным правилам до элитной группы надо проделать большой путь. Попасть в список судей, которые работают на решающих матча Лиги Европы или Лиги чемпионов, очень сложно. Но уже есть Карасев, Безбородов, другие ребята растут. Все получится.

— Но на те же чемпионаты мира и Европы из России давно никого не привлекали.

— Так вышло, что Иванов с Баскаковым закончили карьеру, а талантливая молодежь подрастала. Вот и получился промежуток.

— Внутри страны у вас была хорошая репутация. Почему на международный уровень не вышли?

— Достаточно поздно попал в премьер-лигу, поэтому не было даже смысла пытаться. По возрасту все равно не успел бы добраться до элиты, а занимать чужое место – бессмысленно. Кстати, только вчера подобный вопрос мне задавал Равшан Ирматов.

— Который судил матч-открытия чемпионата мира-2010?

— Да. Я не был с ним знаком раньше, а сейчас сидели рядом на матче открытия Кубка конфедераций в Санкт-Петербурге. Он меня тоже знал только заочно. Позже списались, обсуждали в том числе и эту тему. Считаю, Ирматов – отличный пример человека, который сам себя создал. Надеюсь, увидеть его на чемпионате мира. Будет одним из претендентов на финал.

— То есть в комментариях по поводу вашего назначения руководителя департамента судейства и инспектирования РФС Будогосского, сказавшего, что вам не давали судить, двойное дно искать не надо?

— Думаю, его не совсем правильно поняли. Андрей Дмитриевич вводил меня в судьи премьер-лиги, но произошло это достаточно поздно по возрасту. А раньше был другой руководитель у судей, который, возможно, меня не видел в высшем дивизионе. Все мне давали. Когда работал в ФНЛ, Будогосский говорил, каким арбитром я должен стать. Старался внимать, прогрессировать, и как только появился шанс – воспользовался им.

«Серега, патентуй методику. Будем продавать»

— Вы сменили на должности заместителя департамента Алексея Николаева, который сделал выбор в пользу продолжения судейской карьеры. Уверены, что желание побегать в поле не вернется к вам в какой-то момент?

— Я сделал выбор в пользу работы чиновником. Каждодневные тренировки с ней не совместимы. Судить больше не буду, так как совмещать не получится.

— Но теперь вам придется оценивать своих друзей, бывших коллег. Видите сложность?

— Я как раз и должен сделать так, чтобы объяснить своим друзьям-товарищам, коллегам, что моя судьба зависит от их работы, а их карьера – от моих решений или подсказок. Вот такой симбиоз. А в остальном мало что поменялось. В последнее время ко мне уже мало кто обращался: «Эй, Санек, привет». В основном, уважительно, все-таки разница в возрасте. Николаева называют Алексей Валерьич, меня Александр Анатольевич. Конечно, в бане я Александр, Саша, но в плане работы все всё понимают. В этом плане было проще только с Роберто Роззетти. Когда он приехал, сразу сказал: «Так, стоп. Никакой я не мистер Роззетти, а просто Роберто». Но европейцы – это европейцы. А у нас ребята прекрасно понимают: я теперь руководитель.

— Но манера руководства бывает разной.

— До всех довел, что своих всегда буду защищать, но мнение о чьих-то ошибках при себе держать не стану. Правда, уже на внутренней кухне.

— Сейчас вас представляли в новой должности на судейском сборе. Как все прошло?

— Буднично. Андрей Дмитриевич посадил меня в президиум, а я сразу попросил у него о разрешения пройти тест на «физику».

-?

— Мой персональный тренер придумал программу, по который мы занимались. Хотелось посмотреть на результаты. Сейчас тест для судей новый, очень трудный, я его сдал достаточно легко. Тренеру потом позвонил и сказал: «Серега, патентуй методику. Будем продавать».

— Будогосский не схватился за голову? Мол, поспешил, если вы один из лучших по итогам теста.

— Сказал с улыбкой: «Сейчас ты всех обгонишь, и что станем делать? Придется продолжать». Посмеялись. Но решение принято.

Фото: РИА Новости/Андрей Варенков, РИА Новости/Алексей Филиппов, РИА Новости/Владимир Песня, РИА Новости/Александр Вильф, РИА Новости/Виталий Тимкив

Поделиться в соцсетях: