«Это катастрофа – считать, что у твоих игроков ноги растут не из нужного места». Почему объяснения Слуцкого разочаровывают

«Это катастрофа – считать, что у твоих игроков ноги растут не из нужного места». Почему объяснения Слуцкого разочаровывают

Реплика комментатора «Матч ТВ» Роман Трушечкина – о том, какие выводы бывший главный тренер сборной сделал после провала на Евро-2016.

Спасибо бывшему главному тренеру национальной команды за попытку исповеди в интервью Sports.ru. Это редкое событие, беспрецедентная открытость и ценный порыв нам, не все понимающим, навстречу. Это очень правильное движение – от проступка к покаянию как неизбежной ступени вверх. Ведь мы оказались в самом низу. Там, где не летают даже мухи.

Но тут главное – не перестараться.

«Мы все в один голос произнесли фразу: «Мы говно». Эту данность надо принять, потому что это важная точка отсчета. Как у алкоголиков. (…) К сожалению, не у всех игроков сборной случилось такое признание».

А я думаю, – к счастью, что не у всех. Нельзя ронять в себе высшего образа, мешая его с экскрементами. Это вредно обычному человеку, вдвойне вредно – спортсмену в футболке национальной сборной. Говно – не мы, а продукт нашей работы на Евро-2016. Эту грань переступать не стоит.

ВИДЕО: Черданцев против Широкова в прямом эфире «Матч ТВ»

«Первая ошибка – мы не до конца освоили тактику. Второе – мы не имели глобального преимущества функциональной готовности. (…) За первые две ошибки мне не стыдно – это ошибки, но не повод для стыда. (…) У нас возникли проблемы с характером, мотивацией и самоотдачей в самом важном матче жизни для ребят как для футболистов, а для меня как тренера – вот за это, собственно говоря, и стыдно».

Интересный пример выборочной совестливости. Хотя мне вообще хотелось бы избежать разбора игры команды в категориях стыда, потому что спрашивать человека, стыдно ли ему, в этой ситуации – как выкручивать руки, заглядывать в глаза и интересоваться: «Больно? А если вот так еще нажму – больнее?»

ВИДЕО: Как сборную России встречали после возвращения с Евро-2016

* * *

Но категория уже задана разговором. Итак, Слуцкому стыдно, что команда в матче с Уэльсом была лишена воли и дезорганизована. Но не стыдно, что в тактическом и атлетическом компоненте он сборную подготовить не сумел. Слуцкий придумал, что Кокорин, Смолов, Головин и Шатов обеспечат высокий уровень динамики и вылетание в быстрые атаки – а они не обеспечили. Причем не обеспечивали уже в контрольных матчах перед стартом турнира с чехами и сербами, но, судя по словам тренера, «знаменитое КоСмоДзю» родилось уже после тренировочной работы и контрольных матчей, что несколько запутывает картину. Слуцкий спрогнозировал, что люди спокойно выдержат пятидневный период с условно тяжелым уровнем интенсивности, а они не выдержали, поплыли.

Я совсем не смыслю в тренерском деле, но до этого интервью я полагал, что внятно разжевать игрокам свою тактику и обеспечить переваривание ими «физики» – это и есть суть работы. Воля к победе – это тоже кит, но – третий. И почему тренеру не стыдно за двух «поплывших» китов, а стыдно только за третьего – я понять не могу.

Но стыд за безвольную игру с Уэльсом, как выясняется дальше, – тоже условный. На выручку тренеру, задавшемуся вопросом, почему же так вышло, услужливо подставился центральный козел отпущения русского футбола. Лимит.

Он, в частности, оказался виноват в ситуации, которая сложилась на 20-й минуте матча с Уэльсом в показательную картинку: семеро несмелых наших сгрудились перед штрафной безвольными картофелинами, а валлиец получает мяч на свободном фланге. То есть это лимит, а не просчет в тактике.

ВИДЕО: Мутко отвечает на вопросы о провале на Евро, лимите и своей отставке

Лимитные русские не умеют «копать картошку» – проявлять характер. У них картошки полный погреб (с маленькой буквы) с самого рождения. Этот образный тезис почему-то иллюстрируется примером Дзюбы, который вообще-то сражался на Евро, как лев, вступил, о чем сам Слуцкий говорит, в 48 единоборств с англичанами и стал таким игроком именно в этом году, когда не боролся с Рондоном за место в составе, а регулярно в этом составе выходил и забитыми мячами, как калеными гвоздями, сколачивал в себе прочную конструкцию, сбивал воедино доски характера, мастерства и регулярной практики.

Ян Дюрица: «Дзюба – очень неплохой нападающий. Пригодился бы даже сборной Словакии»

Далее следует пример еще более странный: Бесчастных в 2002-м. Его, мол, спрашивали, почему он не забил японцам с трех метров, а он начал рассуждать о детском футболе. Тогда я тоже спрошу: почему Вайсс, играющий в убогом чемпионате Катара, убирает Василия и Смольникова на замахе, а вы мне толкуете про лимит? Почему в последний месяц розыгрыша «слабого» чемпионата тренер ЦСКА и сборной практически не спит, ведь конкуренция такова, что в последние шесть туров он не имеет права оступиться ни в одной игре?

Вот еще хорошая цитата, громящая наш лимит, избалованность русских и их нежелание уезжать за рубеж: «Вспомните Джеррарда и Лэмпарда – блестяще играя за топовые клубы в Лиге чемпионов и чемпионате Англии, в сборной на крупных турнирах они проявить себя не могли».

Та же картошка, вид сбоку.

* * *

Дальше Слуцкий приводит два наших печальных примера – не сыгравших в свою силу Смолова и Шатова. Им пришлось выходить на чужих позициях, мучить себя и зрителей, но их комфорт не имеет значения. Для Дешама, который по ходу турнира переместил Гризманна с фланга атаки на позицию оттянутого форварда, – имеет, а наши должны играть там, куда Слуцкий их поместил в своей идеальной модели. Неважно, что она не выдержала проверку реальностью. Красота замысла прежде всего.

«Я надеялся: свежие игроки в атаку, Уэльс будет обороняться. У них пять защитников, у нас – Комбаров вместо Щенникова, он будет подавать и подавать, у нас – тройка нападающих, под ними – креативная тройка полузащитников…»

Это Гоголь. Это птица-тройка, это колесо, которое так и не доехало до Казани, это прожект в стиле Манилова. Потому что в суровой реальности Уэльс и не думает обороняться, никто не садится на фланге Комбарова, подавленный его проходами и кроссами, тройка нападающих не тянула до этого и не потянет теперь, а скачущая ей вслед креативная тройка полузащитников – это уже какая-то свадьба с бубенцами, а не план на главный матч жизни.

Слуцкий этим и другими примерами ясно показывает: он прожил турнир в мире своих представлений. Крепко держался за принципы, это плюс. Но с принципами не угадал, и это минус.

Очень интересен пассаж о выборе состава на этот третий матч. Оказывается, пойти на масштабные перемены нужно было ради того, чтобы не уронить авторитета в глазах игроков, не прослыть трусом. Но ведь вариант состава на первые два матча Слуцкий до сих пор считает оптимальным. Это косвенное признание в трусливом начале турнира? Или просто внезапный переход от игнорирования мнения игроков (Смолов, Шатов) – к его уважению?

Мы узнали, что тренировочные штаны – зона комфорта не только Габора Кирая. И что тренер имеет право не выходить из этой зоны в стрессовой ситуации, а вот игрокам в ней не место. Но, впрочем, Лагербеку спортивный костюм не помешал дойти с Исландией до четвертьфинала. С командой, половина которой играет в топовом, высококонкурентном чемпионате Швеции, а Сигурдссон – в лимитной РФПЛ.

«Про «Сандерленд» и «Суонси» я молчу», – как выразился Слуцкий в таком контексте, как будто эти славные клубы выше «Ливерпуля» с «Тоттенхэмом». Наверное, я просто не улавливаю шутку.

Профайл главного тренера сборной Исландии Ларса Лагербека, который все объясняет

* * *

Мы узнали, что бывают такие боевые корабли, капитаны которых сидят в трюме. Атмосфера. Раздевалка. Формат. Утонули. Наверное, не оценили остроумного хода: полный вперед-назад.

А в Голландии – топовые стадионы, полно молодежи, мало легионеров, и мы в нее превратимся, отменив лимит. Правда, тоже не выйдем на какой-нибудь Евро.

Я не хотел бы мелочно цепляться к Леониду Викторовичу. К его искренним словам. Но напоследок я скажу о двух вещах, которые меня по-настоящему удручают.

Сначала – история о журналисте, который превратил в публикацию приватный разговор. «Король коммуникаций», как назвал себя выше по тексту Слуцкий, сначала дает ему характеристику: «журналист уважаемый, который много лет в профессии», а десятью строчками ниже заключает: «Моя профессия такова, что мне с незнакомыми и малознакомыми людьми вообще нельзя разговаривать».

Это какое-то странное раздвоение взгляда. И печальнейший вывод, сделанный человеком, которого все мы ценим за открытость и готовность увлекать своей работой как раз незнакомых, малознакомых, сомневающихся, ленивых, не знающих тонкостей. Я боюсь того, что Слуцкий теперь до последнего предела ограничит круг своих контактов и бросит свои талантливые усилия вовлекать в футбол новых людей.

И, наконец, самое грустное. До крови красная нить всего интервью – неверие Слуцкого в силы и способности своих игроков. «Нойштедтер и Головин – не короли во владении мячом под высочайшим уровнем давления». «Если на правом фланге мяч получит Марсьяль, он один в один обыграет любого». «Лингард тоже гарантированно обыграет один в один». «Я убежден: даже если все получилось бы так, как мы планировали, даже если бы не было травм, максимум, на который мы могли рассчитывать, это быть Словакией. Вышли бы с третьего места и проиграли бы Германии».

И этот посыл про возможную победу на Евро: тренер говорит в телевизоре «да», потому что игроки смотрят, готовятся. Но на деле он делает пальцами такие кавычки в воздухе, потому что ни в какую победу, конечно, не верит.

Это катастрофа – не считать, что твои игроки – для тебя лучшие игроки на Земле, что у них те же две умелых ноги растут из нужного места, вводить их в заблуждение «посылами» и везти, как на убой, ради выхода с третьего места под Германию. Катастрофа для главного тренера национальной сборной России.

Кого позвать в сборную России? Роман Трушечкин о том, что делать дальше

Текст: Роман Трушечкин

Фото: Getty Images

Поделиться в соцсетях: