Футбол

«Очень хотел бы, чтобы сын увидел меня в воротах. Такова сейчас моя мотивация». Откровенное интервью Гилерме

«Очень хотел бы, чтобы сын увидел меня в воротах. Такова сейчас моя мотивация». Откровенное интервью Гилерме
Маринато Гилерме / Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ
Легендарный вратарь «Локомотива» Маринато Гилерме — о расставании с клубом, планах продолжить карьеру, увольнении Марко Николича и самых сложных матчах.

1 июля «Локомотив» объявил об уходе Гилерме. Вратарь провел в клубе 17 лет и стал настоящей легендой. Гиля носил капитанскую повязку, стал третьим в истории клуба по количеству проведенных матчей, а главное — выиграл с командой все титулы внутри страны, выступал в еврокубках и даже защищал цвета сборной России.

Трудно поверить, что этот бразилец, который великолепно говорит по-русски, сможет играть где-то еще, кроме «Локомотива». Но руководство клуба приняло другое решение. Пути Гилерме и «Локо» расходятся. Сам голкипер в интервью «Матч ТВ» заявил, что хочет поиграть как минимум два года. Также из разговора Гили с Мурадом Латиповым вы узнаете:

  • с какими чувствами Гилерме вспоминает начало карьеры в «Локомотиве»;
  • когда и как он узнал о том, что с ним не продлевают контракт;
  • что Гилерме ответил Ольге Смородской, которая заявила, что ему надо заканчивать с футболом;
  • в каких странах он готов играть, кроме России;
  • какие матчи в карьере Гилерме считает самыми сложными;
  • что является для него главной мотивацией продолжать играть.

«Мне было стыдно, что за два года не получилось заиграть из‑за травм»

— Слова Заура Хапова: «На сборах в Австрии Юрий Павлович [Семин] говорил: «Давай его [Гилерме] попробуем, посмотрим». И поставили на игру с киевским «Динамо». Он ее очень уверенно провел. И, думаю, с того момента, он как встал в ворота, так первый номер никому не отдавал. Бывали ситуации, когда приходили другие тренеры, когда вратаря преследовали травмы, а так у Гили великолепная карьера».

— (смеется) Честно, я вообще не люблю про себя говорить. Но могу сказать, что горжусь своей карьерой! Тем, что у меня получилось играть за такой прекрасный клуб, как «Локомотив».

Маринато Гилерме / Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ

Я пришел в 2007‑м. А потом получил травму в отпуске. Все говорят, что я играл в футбол на пляже, но это неправда: я там тренировался, потому что, когда приехал в августе в «Локомотив», вообще не имел шансов играть. Сидел на лавке, иногда даже и туда не попадал. Когда я уехал в отпуск в Бразилию, я хотел тренироваться, чтобы прибыть на сборы в хорошей форме. И получилось так, что я на тренировке неудачно упал и порвал «кресты». В 2008‑м мне сделали неудачную операцию, потом я опять получил травму, затем снова операция. В 2009 году примерно в середине апреля я вернулся к тренировкам. Как только пришел Палыч, меня сразу отправили играть в дубль. Я принял участие в трех матчах. А затем уже на сборе в Австрии Семин мне дал шанс сыграть в товарищеском матче с киевским «Динамо». И после этого всё!

Очень тяжелое начало! Когда я оглядываюсь назад, то думаю, что любой мог задаться вопросом: что это за вратарь? И сам я тогда не мог представить, что у меня будет такое будущее. Я, если честно, в 2009-м хотел уйти, потому что мне уже было стыдно в плане того, что был контракт на пять лет, а за два года заиграть у меня из‑за травм не получилось.

— А куда хотел уйти?

— Обратно в Бразилию в аренду.

— В итоге сборная России, Лига чемпионов, чемпион…

— 17 лет в клубе!

— Твой контракт с «Локомотивом» был до 30 июня. Почему не продлили?

— Не знаю причину. Приняли такое решение. Может, возраст, надо освежить состав…

— Ты до последнего надеялся, что останешься в команде?

— Честно, у меня была надежда до последнего, потому что в клубе прекрасно знали, какое у меня было желание. Я хотел бы еще поиграть два года и напрямую им об этом сказал. Был очень доверительный позитивный разговор зимой на сборах в Дубае. Я открыто сказал, что хочу как можно быстрее получить ответ, потому что из‑за отсутствия игровой практики мне пора начинать искать вариант с арендой.

Игроки «Локомотива» на сборе / Фото: © ФК «Локомотив»

Самое обидное не то, что они не хотели продлевать контракт, а то, что меня, открытого и неконфликтного человека, почти за неделю до окончания сезона позвали и сказали, что не будут продлевать соглашение. Это было очень обидно и неожиданно.

— Ты не искал другие клубы?

— Нет, конечно. До конца ждал, что они мне что‑то предложат… Говорите открыто!

— Тебе должны были предложить контракт или заранее предупредить [о расставании]?

— Заранее предупредить о своих планах!

— Зимой в Дубае «Локомотив» обнадежил, что ты останешься в команде? Тебе сказали, чтобы не торопился?

— Нет, такого не было по факту. Я просто по разговору почувствовал.

«В Бразилии будет тяжело жить после 17 лет в России»

— Ты не собираешься завершать карьеру?

— Не собираюсь, я хочу еще поиграть. Считаю, что у меня есть физические кондиции. Могу еще поиграть хотя бы два года. Сейчас я посмотрю все варианты.

Я уже столько лет в России, люблю ее. Появилось несколько вариантов в Бразилии, это моя родная страна, но все равно считаю, что мне там уже будет тяжело жить после 17 лет в России. Я бы хотел остаться здесь. Получится или нет — не знаю.

— Ольга Смородская заявила, что пора тебе заканчивать с футболом.

— (смеется) Я очень уважаю этого человека, с ней связано много очень хороших моментов в клубе. Мне она тоже очень помогала.

У нее свое мнение. Она не знает сейчас, как я выгляжу, что со мной происходит сейчас. Ольга, я тебя очень сильно люблю, ты знаешь! Но я еще не собираюсь завершать (смеется)!

Ольга Смородская / Фото: © РИА Новости / Рамиль Ситдиков

— Сейчас начинаешь искать новый клуб в ускоренном темпе?

— Когда в «Локомотиве» мне объявили [о своем решении], мы начали работать.

— «Химки» — нет?

— (смеется) Во‑первых, «Химки» мной не интересовались. Я вообще ничего не исключаю. Просто хочу получать удовольствие от футбола. Последние полтора года я очень сильно мучился, потому что не привык к такому: с 2007-го я всегда играл, за исключением паузы из‑за травмы, в качестве основного вратаря. И меня очень раздражает такая ситуация. Мне очень тяжело.

Я хочу завершить свою карьеру на поле, а не на лавке, поэтому для меня сейчас не важны такие вопросы, как финансы или откуда именно клуб. Я хочу выступать в России. Это в первую очередь. Если не получится, не знаю… Может, в Бразилии или Турции. Я просто хочу играть в футбол.

«Было видно, что у немецкого руководства один принцип, а у Николича — другой»

— Ты был в команде 17 лет — плоть от плоти локомотивский… Прощальный матч должен состояться?

— Прощальный матч? Если бы я заканчивал карьеру, тогда сейчас могли бы сделать. Но из‑за того, что я не собираюсь завершать, то не знаю.

— Прощальный матч в «Локомотиве» — речь об этом. Джикия тоже не завершает карьеру, но ему «Спартак» дал поиграть и устроил прощальный коридор.

— Было бы идеально, если бы в конце сезона мне могли бы это предложить сделать в какой‑то форме. Но не получилось.

Маринато Гилерме / Фото: © Alexander Kulebyakin / Global Look Press

— На тот момент ты еще же думал, что будешь в клубе, и не планировал уходить?

— Мне объявили о решении до игры с «Факелом», предпоследней в сезоне. Тему обсудили с руководством, врать не буду. Я сказал, что команда борется за топ‑3, поэтому не знаю, стоит ли рисковать, потому что я давно не играл.

— Ты говорил с Галактионовым о сложившейся ситуации? Беседа «тренер ‑ капитан, тренер ‑ вратарь» имела место?

— На эту тему беседы не было, конечно.

— Смысла не было?

— Я считаю, что такие вещи больше связаны с руководством клуба.

— Ушли Гилерме, Худяков, Магкеев, Жемалетдинов, Щетинин, Глушенков, Дзюба, Хамулич, Антон Миранчук…

— Полкоманды, да?

— Это что такое с «Локомотивом»?

— Не знаю. Честно, у меня нет ответа. Может, какая‑то новая политика у руководства…

— Не часто ли векторы меняются?

— Я не могу это объяснить. Никто этого не понимает.

— Помнится, Миранчук, Смолов и еще некоторые парни выступали за Марко Николича, хотели его отстоять. А где ты был в это время?

— Там была такая ситуация: было видно, что у немецкого руководства один принцип, а у Николича — другой. И внутри команды было видно, что мы, футболисты, потеряны, не знали, кого слушать и что делать. Руководство одно говорит, Николич — другое. Было тяжело это все воспринимать внутри команды. Когда возникают такие ситуации, всегда нужно выбирать. Думаю, самому Николичу было очень некомфортно.

— Игроки были за него?

— Конечно! Он не только хорош как тренер, но и как человек. У него великолепный характер. И было жаль, что так получилось.

Марко Николич / Фото: © ФК «Локомотив»

«Я иногда был слишком открытым. Но самое главное, чтобы оставался таким всегда и не изменился»

— Самые счастливые минуты за 17 лет в клубе?

— Это очень легко назвать. Чемпионский сезон. Конечно, это был великий момент в моей карьере — выиграть чемпионат!

Самой‑самой была первая игра с «Томью», потому что, когда я пришел в «Локомотив», у меня столько сложностей было в первые два года, что эта игра стала для меня очень принципиальной. Я понял, что моя карьера и будущее в клубе будут зависеть от этой игры. Это был мой последний шанс, я был уверен в этом тогда! И тренер [Юрий Семин] дал мне шанс сыграть, поставил первым номером. Мы сидели на установке с Динияром Билялетдиновым, и он меня спросил: «Ну что, трясет?» Я смеялся, переживал, но с другой стороны, у меня была мотивация отплатить тренеру за то, что он в меня поверил.

Он ведь привез меня в «Локомотив», еще когда был президентом клуба. И поскольку я так много времени не играл, разочарование было у всех. Уверен, что и у него тоже. Семин вернулся в команду и, несмотря на столь тяжёлую мою травму и два года, поставил в ворота.

— А первый матч за сборную?

— Тоже тяжелая игра. Это было на стадионе «Спартак». Вспоминаю ее, как будто она была сегодня.

Когда я вышел на второй тайм, то был удивлен тому, что люди — за меня, что меня поддерживают. Боялся, все-таки впервые иностранец играет за сборную России. Я знаю, какая тут культура, насколько вы патриоты.

Маринато Гилерме / Фото: © Дмитрий Челяпин / Матч ТВ 

— Ты счастливый человек?

— Очень! Не только потому, что у меня так все сложилось в карьере, но и потому, что у меня возникла очень сильная любовь к этому клубу. После стольких лет я отношусь к «Локомотиву» совершенно по‑другому. Есть клуб, который меня воспитывал в Бразилии, я тоже о нем не забываю. Но полжизни я находился здесь, в этой команде. У меня получилось выиграть столько трофеев, получить столько друзей, отыграть столько матчей, тренеры многому меня научили! Я благодарен полученному опыту, образу жизни. Это все не только спортивные вещи! Это и шеф‑повар, люди, которые убирают номера, администратор, массажисты — много людей, которые вокруг нас. Я очень счастлив, что у меня все это время получилось находиться в одном клубе и оставлять хорошие эмоции не только на поле, но и вне его.

— Что пожелал бы себе?

— Поиграть еще минимум два года. Скажу по секрету: у меня родился сын, сейчас ему два с половиной года. Я бы очень хотел, чтобы он увидел меня в воротах. Такова сейчас моя мотивация! Почему два года? Потому что, думаю, уже в этом году он будет все понимать.

Я всегда был открытым, скромным и общительным человеком. Иногда слишком открытым (смеется). Но самое главное, чтобы оставался таким всегда и не изменился. Я доволен самим собой, своими человеческими качествами.

Больше новостей спорта – в нашем телеграм-канале.