Футбол

«Юве», «Реал» и «Барса» засунули палку в муравейник – и это здорово». Поговорили с профессором экономики о Суперлиге

Интервью о главной теме последних дней с профессором Сергеем Алтуховым, директором Института спортивного менеджмента и права в НИУ «Высшая школа экономики».
  • В воскресенье 12 клубов объявили о создании нового турнира Суперлиги, который должен стартовать уже в августе 2021 года
  • Пока свое участие в нем подтвердили: «Арсенал», «Челси», «Ливерпуль», «Манчестер Сити», «Манчестер Юнайтед», «Тоттенхэм», «Реал», «Барселона», «Атлетико», «Ювентус», «Интер» и «Милан»
  • Финансировать Суперлигу будет американский финансовый холдинг JP Morgan Chase. Ожидается, что только на первоначальном этапе доходы от проведения турнира превысят 10 миллиардов евро
  • Клубы-основатели сразу получат от 89 до 310 млн евро в зависимости от своего статуса

Футбольная революция. Специальный репортаж 

Открыть видео

— Как появление Суперлиги повлияет на весь мировой футбол?

— Возникновение такого турнира важное событие, в том числе с научной точки зрения. Суперлига — это классический «Черный лебедь», труднопрогнозируемое событие, которое несет за собой колоссальные последствия. Автор этой теории — доктор философии Нассим Николас Талеб, который попытался объяснить, как вести управление процессами в условиях неопределенности. В футболе «Черный лебедь» прилетел в воскресенье, хотя ждали его уже давно. Пандемия ускорила многие процессы, в том числе и этот. В управлении мне нравится такой подход: «В завтрашний день нужно смотреть из послезавтра». Нужно понимать, какое мы будем иметь количество чемпионатов, лиг, международных турниров. Какие спонсоры будут у них, каково будет влияние государства и международных федераций. Какие гендерные, религиозные, континентальные аспекты нужно брать в расчет. Без этого понимания сложно заниматься управлением и строить планы.

Сергей Алтухов / Фото: © Facebook Сергея Алтухова

— Кто больше виноват в возникшей ситуации: клубы-бунтари или УЕФА?

— Не согласен с постановкой вопроса. Никто из них не виноват — все дело в факторе времени и снижающихся темпах роста мировой экономики. Когда началась глобализация, люди вообще не понимали, что происходит. Вместо местных закусочных появлялись «Макдональдсы», вместо «Буратино» и «Байкала» стали пить «Кока-колу». Все происходило настолько стремительно, что было сложно понять: хорошо это или плохо. Коммерсантов интересовали темпы роста и прибыль, мнением людей не особо интересовались.

В какой-то степени прообраз будущей Суперлиги появился, когда топ-клубы в межсезонье начали устраивать выставочные турне по Азии. В Китае, Малайзии, Индонезии и других странах интерес был колоссальный, стадионы полностью заполнялись на товарищеские матчи. В США тоже на «Челси», «Реал» или «МЮ» летом собиралось по 100 тысяч человек. Но там немного другая культура, которая начала формироваться еще в 1994-м, когда прошел чемпионат мира. Благодаря этому был создан и отрегулирован футбольный рынок в штатах.

Снижение темпов экономики из-за пандемии в разных странах Европы не могло не сказаться на футболе. Поэтому новая экономика — главный виновник возникновения Суперлиги, это неизбежное и содержательное следствие тех процессов, которые мы наблюдаем уже больше года. Глобализация — это инструмент новой экономики, который распространяет одни ценности на весь мир. Конечно, они кому-то могут не нравиться. В России или Китае фанатов «Барселоны», «Реал», «МЮ» и других топ-клубов не меньше, а то и больше, чем у местных команд. Площадка для возникновения Суперлиги была готова давно, пандемия же ускорила этот процесс. Никого перевербовывать и влюблять в себя не придется: американский, русский, китайский болельщик и так уже наизусть знает составы топовых команд и результаты их последних матчей. Они смотрят на тот же «Манчестер Юнайтед» как на своё, хотя большинство из них никогда не побывает на «Олд Траффорд».

— Президент «Реала» Флорентино Перес в ответ на обвинения в алчности говорит, что для топовых клубов Суперлига — это вопрос выживания. Так ли это на самом деле?

— Перес — рациональный человек. «Реал» за последний год, по его словам, потерял 400 млн евро и эти деньги нужно как-то возвращать. У «Барселоны» проблем еще больше: у них из-за гигантского контракта Месси выжженная земля в бюджете. Большие клубы вынуждены искать новые способы заработка, иначе возникнет угроза банкротства. У многих клубов есть большие долговые обязательства — займы надо как-то возвращать.

Флорентино Перес / Фото: © Eric Alonso / Stringer / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

JP Morgan — очень серьезная финансовая структура с активами в несколько десятков триллионов долларов. Они бы никогда не пошли в проект, не просчитав все предварительно. 3,5 миллиарда евро, которые JP Morgan вкладывает в Суперлигу, для такой структуры далеко не запредельная сумма. Интересно узнать, какую они предлагают бизнес-модель и какой профит ждут для себя. Участие такого гиганта в проекте Суперлиги говорит о многом.

Нельзя вести речь об алчности «Реала» и других клубов — им просто нужно исправлять ситуацию. Очевидно, что денег, которые поступают от УЕФА, уже недостаточно. Клубы не хотят оставаться в кабале у своих кредиторов. Им нужен был новый выход из ситуации и он был найден. Андреа Аньелли пять лет назад говорил: «Телеправа на Лигу чемпионов стоят 1,5 миллиарда долларов, на Супербоул — 7. При этом в мире 1,5 миллиарда любителей футбола, а НФЛ смотрят 150 миллионов. Надо использовать нереализованный потенциал». Вот они сейчас и начинают его реализовывать, в том числе за счет новых рынков. Не исключаю, что матчи Суперлиги будут проводиться не только на домашних стадионах команд, но, например, в той же Азии или США.

— Насколько серьезны угрозы со стороны УЕФА и могут ли они реально помешать реализации проекта Суперлиги?

— Сегодня юристы апеллируют к подписанным контрактам и другим бумагам, но бумаги пишут люди. Уже завтра появится такая «окончательная бумажка, фактическая, настоящая. Броня!» Кто может запретить «МЮ» и «Ман Сити» играть между собой? Да, УЕФА, ФИФА будут заседать сейчас и грозить пальцем, это все понятно. Клубы же видят в Суперлиге возможность спасения — их потери после пандемии в прежних условиях невосполнимы. Нужно искать другие рынки и инвесторов. УЕФА же инвестором быть не готов.

Понятно, что сейчас будут иски, суды и прочие разбирательства, но вы вспомните, как создавалась Английская премьер-лига 30 лет назад? Тогда тоже был большой скандал с Футбольной ассоциацией. Уж, какое в этой стране уважение к традициям и устоям, но в итоге АПЛ все равно появилась и теперь это самый популярный чемпионат в Европе. Все это вопрос выбора клубов, они сами могут определять свое будущее.

— Почему в числе участников Суперлиги нет немецких клубов?

— В Германии есть важное правило — никто из бизнесменов или компаний не может владеть больше, чем 49 процентами акций клуба. Не может один человек приехать и купить клуб. Поэтому им сложнее, чем «Реалу» или «Ювентусу», где Перес или Аньелли могут принимать такие глобальные решения.

— Фанаты в Европе, в том числе клубов-создателей Суперлиги уже проводят акции протеста. Их реакция может повлиять на реализацию проекта?

— Может. Это самый острый угол, который руководители клубов могли не учесть. При этом я не думаю, что карту с болельщиками будет разыгрывать президент УЕФА Чеферин и подстрекать их к чему-то. Дело не в акциях с протестными баннерами, как это было вчера на «Энфилде». 

Чтобы вывесить на забор полотно с лозунгом большого ума не надо. В истории «Ливерпуля» были разные времена, несколько раз клуб был близок к банкротству, но находились люди, которые спасали клуб. Похожая история была у «МЮ», который купили американцы Глейзеры. Когда-то «Ливерпулем» и «МЮ» владели британцы, но времена изменились.

Многие сейчас боятся, что с появлением Суперлиги остальные турниры станут никому не интересны, но наличие «Цирка дю солей» не отменяет другие цирки, которые есть во многих городах. Есть тысячи оперных театров, а есть «Большой» и «Ла скала». На мой взгляд, Суперлига не означает гибель футбола по всему миру. Может быть, наоборот, это даст новые возможности для других команд. Мне нравится, что большие команды засунули палку в муравейник и разворошили устоявшийся порядок.

— По своему закрытому формату Суперлига напоминает заокеанские турниры — НБА и НХЛ. Можно ли ждать повторения и других отличительных черт: введение потолка зарплат, отмена трансферов и переход к системе обмена игроками?

— У американцев своя история. В свое время торговля живым товаром у них привела к войне Севера и Юга. Все это аукается до сих пор. Поэтому для них трансфер в виде продажи одного человека другому — та же самая работорговля. Юристы научились это обходить этот термин новыми красивыми словами, но суть осталась той же.

Интересно, как будет построена система взаимоотношений с игроками в Суперлиге. Если вспомнить об НХЛ, то там работодателем является не конкретный клуб, а лига. В ней заверяются все контракты. Поэтому хоккеист сегодня может работать в «Колорадо», а завтра его меняют на работника из «Бостона», но переходит игрок с тем же контрактом, что у него был. Этот формат уже больше ста лет действует в НХЛ. Пока такое сложно представить в футболе: слишком много лиг.  

Еще больше о Суперлиге: