Футбол

«Аналогия с играющим тренером уместна». Данила Козловский дал интервью «Матч ТВ» о «Челси», кино и подводных съемках

13 апреля 16:04
«Аналогия с играющим тренером уместна». Данила Козловский дал интервью «Матч ТВ» о «Челси», кино и подводных съемках
Денис Казанский пообщался со звездным болельщиком «Челси».
  • Козловский сыграл роль Валерия Харламова в фильме «Легенда № 17», а также экс-футболиста и тренера Юрия Столешникова в картине «Тренер»
  • 15 апреля в прокат выходит фильм 35-летнего актера и режиссера — «Чернобыль»

— Что вам, как болельщику «Челси», важнее: Лига чемпионов или Кубок Англии?

— Не думал, что окажусь сегодня на месте футбольного специалиста. Я в этом смысле живу сегодняшним днем, поэтому, конечно, «Челси» — «Порту». Несмотря на уверенную победу в первом матче… Все равно Лига чемпионов для меня сегодня в приоритете. Но если говорить про общую стратегию, даже не знаю.

— Как сложилась ваша химия с «Челси»?

— Началось все с детства. Я помню, что в моем окружении все ходили с футболками «Барселоны», и на тот момент отжигали «Милан», «Ювентус», «Аякс». А у меня был товарищ, который произнес название «Челси». Я не очень понимал, что это значит, но футболка синего цвета отличалась от всего остального ассортимента вьетнамского рынка, где мы все эти футболки доставали. И как-то мне это очень сильно на словесном уровне понравилось. А дальше я стал симпатизировать этому клубу. И все легендарные истории, которые происходили в «Челси» и были связаны с разными игроками, для меня, как артиста и режиссера, были кинематографичны и невероятно эмоциональны. 

— Правильно понимаю, что если бы ваше музыкальное ухо зацепил Ливерпуль с его «Битлз», то в фильме «Тренер» фигурировал бы «Энфилд», а не «Стэмфорд Бридж»?

— Да, конечно. Но что касается «Тренера», когда мы поняли, что мы должны подать это как некую вселенную, стало ясно, что это обязательно должен быть клуб «Челси». Потому что это мое признание ему в любви. Я благодарен всем и Роману Абрамовичу, что все получилось, нас туда впустили, и мы там снимали. 

Открыть видео

— В «Челси» произошла смена тренера — пришел Томас Тухель. Вы расстроились?

— Повторюсь, я не футбольный специалист, поэтому будут обсуждать как болельщик. Всегда, когда приходит новый тренер в «Челси», от меня он получает кредит доверия. Во-первых, я не подвергаю сомнению действия руководства, понимаю, что раз оно так делает, значит это в определенный момент надо. В этом смысле к Тухелю у меня ровно такие же настроения и ощущения. Если он пришел, значит так нужно. Хотя, конечно, я был фанатом Лэмпарда, когда он играл. Это действительно легендарная личность для клуба, символ, и он на самом деле был очень крутым тренером. Не только по результатам, но и по тому, как он общался с игроками. 

— Что вы знали о Тухеле до его прихода в «Челси»?

— Знал, что он работал моделью… Ну, помимо того, что он работал в «ПСЖ», «Штутгарте» и дортмундской «Боруссии», он, оказывается, в молодые годы подрабатывал моделью. Это все, что я знал помимо футбольной информации. Но все-таки он человек, который успешно руководил крупными клубами Европы.

— Уместна ли здесь параллель с кинематографом? Очень редко, но бывает, когда снимают фильм — меняется режиссер. Здесь идет сезон, и происходит смена тренера. Это одно и то же?

— Если мы говорим о кино, то нет, это совершенно не одно и то же. Если меняют режиссера, значит случается чрезвычайное происшествие на площадки или вокруг нее. Если мы говорим о сериале, где много сезонов, например, «Игра престолов», то мы видим, что часто пилотную серию снимает один режиссер, а потом в течение всего сезона снимают другие. Следующий сезон — еще новая команда режиссеров. Если сравнивать сериал и команду — это уместное сравнение.

— Давайте о вас. У вас второй фильм в качестве режиссера и исполнителя главной роли. Это то же самое, что играющий тренер, или нет?

— Аналогия с играющим тренером здесь уместна, да. Это забирает больше времени: несколько сложнее находиться на площадке и за кадром и принимать более объективные решения, с одной стороны. Но с другой — если ты хорошо подготовился, приходишь на площадку реализовывать намеченное, те задачи, которые были поставлены в период подготовки, условно говоря, в межсезонье. Тогда ты уже не будешь тратить время на сомнения и на шатания. Это знает и твоя команда, а режиссер —  никто и ничто без своей команды. Когда у тебя крутая команда специалистов, а у меня и в «Тренере», и в «Чернобыле» была невероятная съемочная группа, то ты спокойно реализовываешь поставленные задачи. 

Самое сложное, наверное, было режиссировать под водой. У нас есть много сцен, события которых происходят под водой. Мы их снимали в Будапеште, потому что там лучшие специалисты по водным сценам. Нам построили гигантские декорации, затопили их водой, а мы нырнули туда с камерами и снимали там кино. И вот руководить площадкой под водой, понимая, что оператор у тебя залетает куда-то не в ту сторону… Ты ему ногой подсказываешь или рукой втихаря, отвернувшись от камеры. В этом смысле, может быть, была легкая сложность. Но и она в последствии разрешилась. 

— Если на момент съемок попадает матч «Челси», как вы смотрите игру?

— Это преступление — то, что я делаю. Потому что, если это совсем уж серьезные сцены, а я, как режиссер, не люблю мобильные на съемочной площадке, то я потом уже смотрю лучшие моменты и репортажи. Но если я понимаю, что есть возможность где-то немного подхалтурить, то я… Еще у меня есть друг из Лондона, который постоянно мне телеграфирует опасные моменты.

— Как он написал вам про 2:5 от «Вест Бромвича»?

— Я не могу произносить эти слова в эфире. 

— Это первое поражение за огромное количество матчей на своем поле.

— 15 матчей всего и десять в АПЛ… Мы же все знаем, что после феерических серий всегда происходит какое-то отступление. 

— Здесь какое-то сравнение с кино возможно?

— У меня был съемочный день, когда я пришел на площадку, а вместо солнца был дождь. А у меня все в драматургии и, условно говоря, фраза в сценарии: «Какая сегодня замечательная погода». Потом, был исторический транспорт, он, естественно, не заработал, сломался на второй дубль. Был артист, который заболел и мы ждали его несколько часов, потому что он обследовался. В этот же день я упал, но, слава богу, без перелома. Так что у меня был такой день. С этим надо просто смириться. Ты просто ждешь его окончания. 

— 16 апреля на нашем канале и платформе PREMIER стартует шоу «Ростов-на-кону» — реалити-шоу о команде «Ростов». Правильно понимаю, что у этого сериала будет трудная задача — выдержать конкуренцию с культовыми проектами?

— Нашей сильной стороной здесь является колорит отечественного футбола. У нас в футболе и в околофутбольной жизни происходит большое количество подробностей, юмора, совершенно нестандартных ситуаций. Мне кажется, это очень кинематографично. Я впервые узнал об этом проекте и не являюсь его пиарщиком, но могу сказать, что очень симпатизирую [ведущему шоу] Нобелю Арустамяну, он мой хороший товарищ. То же самое могу сказать о команде «Ростов» и ее главном тренере Валерии Карпине. Мне искренне интересно, я буду смотреть. 

— А 15 апреля уже выходит ваш фильм «Чернобыль». Я большой фанат сериала «Чернобыль» от HBO. Вы чувствуете конкуренцию?

— Нет, я думаю, что здесь вообще говорить о конкуренции странно. Потому что это довольно сильное, мощное, трагическое событие, которое является частью нашей истории. Замечательно, что американские кинематографисты, не являясь частью истории нашей страны, смогли сделать очень сильный сериал. Но в этом смысле мы рассказываем принципиально по другому пути. Если там это сериал, попытка охватить общее понятие «Чернобыль», некая историческая реконструкция, то у нас — художественный фильм. История про очень конкретных людей, про то, как катастрофа врывается в их семьи, и про то, как они дальше с этим справляются. Это история о самопожертвовании и любви на фоне глобальной катастрофы.

Мы уже ездили по городам, показывали фильм в городах-атомщиках. После мы устраивали обсуждения, и ни у кого вообще не возникало желания даже сравнивать. Все отмечали, что это два абсолютно разных произведения.

— Когда появился трейлер, вам наверняка писали: «К чему это? Уже все снято».

— Безусловно, в тот момент первая реакция была — обида. Сразу захотелось вступать в спор и говорить, что на самом деле картина не делается за 2 месяца. Перед тем, как запуститься в первый съемочный день, обычно этому предшествует 2-х или 3-летняя подготовка. Если говорить датами, то первая серия от HBO вышла на американском телевидении 5 мая, а 17 мая, спустя 12 дней, мы уже запустили съемочный процесс. За 12 дней невозможно написать сценарий, договориться с объектами, найти артистов, финансирование, построить декорации. Мы этим занимались несколько лет. Просто так совпало, что проект HBO вышел первым.

Запись интервью:

Открыть видео

Читайте также: