Футбол

«Секрет Жиркова в характере, лучший по физике — Головин». Интервью с тренером сборной Владимиром Паниковым

«Секрет Жиркова в характере, лучший по физике — Головин». Интервью с тренером сборной Владимиром Паниковым
Владимир Паников / Фото: © РФС
«Матч ТВ» расспросил специалиста о деталях подготовки к чемпионату Европы.

— Тренерский штаб национальной команды побывал на сборах наших клубов в Турции. Что можно увидеть от кромки поля?

— Главное — общение с коллегами и сравнение данных по игрокам с прошлогодними. Этой зимой пандемия почти не мешала сборам, можно было корректно сопоставить, кто в какой форме относительно самого себя. Второе — всегда интересно оценить подход к тренировкам с точки зрения требований, которые предъявляются в сборной. Насколько интенсивно игроки работают в клубах? Наблюдаешь, стоя в сторонке, делаешь выводы.

https://www.instagram.com/p/CLrmGkWB3j7/

— Украинцы, заглянувшие на тренировку «Рубина», заявили, что до «Шахтера» казанцам в плане интенсивности далеко, пешком, дескать, ходят. Вам такое бросалось в глаза?

— Некоторые клубы понравились больше, некоторые меньше. Как раз по той причине, о которой вы сказали. Понятно, играет роль характер тренировки, от восстановительной не стоит ждать высокой интенсивности. Но вопросы в ряде случаев возникали. Отметили для себя, обсудили.

— Что такое — готовить команду к 11 турам?

— Говорим на тренерских вебинарах: календарь существенно изменился. Год разбился на отдельные циклы. Конец февраля — середина марта, потом полумесячный перерыв на матчи сборной. Следующий отрезок: апрель — середина мая, финиш сезона. После паузы начало чемпионата, в сентябре, октябре и ноябре снова долгие перерывы. Получается, готовиться нужно не к футбольному году, а к нескольким периодам.

Другая особенность: ни одна команда, включая грандов, не может избежать спадов. «Бавария», «Интер», «ПСЖ», «Барселона» — периодически проседают все. Календарь рваный, но пауз для отдыха мало, футболисты либо тренируются, либо играют по два раза в неделю. Это требует осмысления и корректив в подготовке.

— В этом году обошлось без зимних предсезонных турниров вроде Antalya Cup или «Кубок Матч Премьер». Была от них польза?

— Турниры привносили изюминку в межсезонье, прежде всего психологическую. Вспоминаю, как «Спартак» играл против «Боруссии», «Галатасарая» и «Фенербахче» на старом стадионе в центре Антальи. Полные трибуны, мощные эмоции, футбол хорошего качества. Игрокам очень нравилось.

— А тренерам?

— Романцев всегда переживал, если срывались планы подготовки, дорожил каждым днем межсезонья. На одном из Antalya Cup мы вышли в финал. Футболисты, организаторы, болельщики — все хотели игры, но «Спартак» улетел в Москву, как и было запланировано. Скрупулезность подготовки к сезону Олег Иванович ставил выше.

https://www.instagram.com/p/CDUbRzQHBfh/

— Пока в календаре сборной нет контрольных матчей накануне ЧЕ-2021. Будут?

— Планируется две игры в начале июня с соперниками уровня сборных, конкретнее не скажу, дождитесь официального объявления.

— Хватит двух игр?

— Больше не получится по срокам. Да и график подготовки наработан, два контрольных матча вполне ему соответствуют.

— Помним, насколько «бегучей» была команда на ЧМ-2018. Что вы сделали с ней за месяц сборов? Готовы ли повторить?

— Главный принцип — семь раз отмерь. Каждый день сборов был расписан вплоть до конкретных упражнений более чем за месяц до начала сборов. Следили за тем, как усваивается нагрузка, обсуждали, незначительно корректировали. Если в отборочном цикле успеваешь лишь подрехтовать состояние игроков перед матчем, то длинный сбор — хорошо продуманная работа с выходом команды на пиковую готовность.

— В начале 2008 года Дик Адвокат кулуарно сказал про Гуса Хиддинка: «Не переживайте, запрет сборную на месяц и превратит ее в машину, Гус такое умеет». Как ни странно, самому Адвокату через четыре года подобное не удалось. В чем секрет?

— Нами изучен опыт и Хиддинка, и Адвоката, и Капелло, и Слуцкого. Все конспекты тренировок, рабочие расписания, нагрузки находятся в комнате, где мы с вами говорим. Разобраны под микроскопом. Кое-что было взято на вооружение. Но не все, полностью копировать чужие методики бессмысленно.

— Почему нет, если они принесли результат?

— Потому что команда совсем другая. Игроки, их возможности.

Сборная России-2008 / Фото: © РИА Новости / Антон Денисов

— Считается, что первый этап месячных сборов — приведение всех игроков к общему функциональному знаменателю. Как это происходит на практике?

— Важно понимать, что люди к нам попадают не в разобранном состоянии. После сезона получают несколько дней отдыха, но форма за это время не теряется, они готовы к тренировочной работе. В январе на возвращение кондиций требуется две недели, в мае — дня два-три, затем форма регулируется нагрузками. Следим за датчиками, определяем степень готовности, разбиваем на группы по этому параметру, даем дополнительную работу. Переводя игроков из группы в группу, выравниваем форму и добиваемся выхода на оптимальный режим. Физически им тяжело, но по-другому не бывает. При этом необходимо учитывать риск травм. Перебирать с нагрузками после долгого сезона чревато, можно лишиться футболиста накануне турнира.

— Какой показатель дает понять: команда вышла на пик формы?

— Технико-тактические действия в контрольных матчах и прямое видение тренерского штаба на тренировках. Одно дополняет другое, если оценка совпадает, значит, цель достигнута. Два года назад играли с Австрией в Инсбруке. Самый конец мая, разгар подготовки к чемпионату мира, жара. Ребят хватило на 20 минут, потом сковало мышцы. Тяжелейшая игра, уступили 0:1. Но когда сравнили данные по ТТД, фитнесу, интенсивности, увидели: показатели выше, чем год назад в матче против венгров, где мы победили 3:0.

Потом играли с Турцией в Москве. Там тяжело дались последние полчаса. Терпели, турки сравняли. А цифры оказались выше, чем против Чили перед Кубком конфедераций, где мы обкатывали методику подготовки. Стало ясно: движемся к поединку против Саудовской Аравии правильным путем.

— Читал ваше мнение: готовиться следует к двум первым матчам финального этапа, остальное по ситуации. Почему не к трем?

— Диктуется раскладами в группе из четырех команд. Особенно на ЧМ, где третье место никуда не выводит. Вспомните Германию в 2018-м: два матча упустила — отправилась домой. Тут и физика, и психология замешаны. Стартовали удачно — определенная фора, хороший настрой, нет — обстоятельства начинают давить. В этом смысле наш первый соперник на Евро не подарок. Против лидеров мирового рейтинга, бельгийцев, начинать непросто, можно получить нежелательный турнирный сценарий.

Сборная Бельгии / Фото: © Panoramic / Keystone Press Agency / Global Look Press

— Сборная Лобановского плохо стартовала в 1986-м и 1990 годах, разгоняясь к третьему матчу групповых турниров. Как не промахнуться с пиком формы?

— От всего не застрахуешься, но точно будем придерживаться выбранной методики. Учитывая то, что в этот раз подготовка на четыре дня короче.

— Есть смысл поэкспериментировать на сборах с высотой, как циклисты?

— Все уже наработано. Австрия, Нойштифт, 984 метра, нижняя граница среднегорья, этого вполне достаточно. Индивидуальные виды — другое дело, но и там эффект различных высот проверяется годами. А здесь команда, двадцать с лишним человек. И каждый организм отреагирует по-своему.

— На какой срок хватает месячной подготовки к финальному этапу? В идеале до финала. А в действительности?

— По законам физиологии сколько готовишься, на столько и хватает. Прочее зависит от массы обстоятельств. Романцев, скажем, частично жертвовал августом, добавляя нагрузку перед еврокубками. Понимал, что Европа потребует большего, чем внутренний чемпионат.

— И ведь без датчиков, без компьютеров дозировал.

— Вообще ничего не было, на интуиции работал. Редкий дар. Мог провести первый тайм двусторонки за 15 минут, второй за час, нарушив все методики. Чувствовал, силы у команды еще есть, выбирал запас. В Тарасовку приезжали тренеры, конспектировали занятия. Но не сказать, что у кого-то потом получалось так же на одних лишь конспектах, без чутья.

— Что входит в понятие «интенсивность», которое часто употребляется в качестве характеристики в современном футболе?

— Ускорения, торможения, повороты, развороты, верховая борьба, другая взрывная активность, требующая энергозатрат, близких к максимальным. Современный футболист по структуре тела ближе к спринтеру, чем к марафонцу: мощный торс, упругие мышцы. Будет как сосиска — ничего не покажет в такой борьбе, когда голову поднять не дают. Люди переходят из низшей лиги в высшую и первым делом отмечают именно это: совсем другие накал, градус, плотность, скорости.

https://www.instagram.com/p/BlAHF1rFIE9/

— Кройфу и Бебето в наши дни на поле ничего не светило бы?

— Оба мастера экстра-класса, просто их готовили по-другому. Сейчас, возможно, оба нарастили бы мышцы. У 10 игроков «ПСЖ» из 13 в свежей игре против «Барселоны» максимальная скорость превысила 30 километров в час. Очень высокий показатель. Причем речь не о гладком беге. Легкоатлеты быстрее, но они будут бестолковы в футбольном смысле. И наоборот, технарь мало что покажет, если ему не хватит физики. Нужны те, в ком сочетаются оба качества, кто способен к игровой аритмии.

Правда, еще остаются позиции, например, в испанском футболе, статистика по которым не впечатляет. Глянешь цифры, подумаешь: филонил человек. А увидишь в деле — вокруг него жизнь бурлит, центр притяжения игры, плеймейкер в высоком смысле слова. Как Титов в свое время в «Спартаке». Для того и нужен живой тренерский взгляд, чтобы корректно интерпретировать увиденное и цифры. Одной статистикой футбол не опишешь.

— На декабрьской встрече с журналистами Станислав Черчесов озвучил данные: в Английской премьер-лиге полевые игроки преодолевают на предельных скоростях в среднем в три раза большее расстояние, чем в РПЛ. Как дотянуться до такого?

— Английский, немецкий футбол — особая среда. У нас тоже бывают матчи высокой интенсивности, но там это норма. Окажись россияне в тех лигах, через время подтянулись бы к общему уровню.

— Есть шанс вывести наших на максимум в матчах сборной?

— На свой максимум — есть. Хотя чемпионат мира показал, что мы и топ-сборным способны не уступать в этом аспекте при должной подготовке.

— Что происходит с российской сборной в ноябре и марте? За последние 15 лет — отрицательный баланс очков и голов.

— Помимо очевидного «в марте еще не втянулись, в ноябре уже устали» отмечу климат и травмы.

— Почему те, кому мы проигрываем, не устают и не травмируются?

— Другая глубина ротации. Клубы могут себе позволить использовать в сезоне большее число игроков, по крайней мере в ведущих футбольных лигах.

— Ваш коллега Паулино Гранеро готовил сборную к ЧЕ-2016 и к ЧМ-2018. Вы наверняка обсуждали, почему по функциональной готовности эти команды были такими разными. Так почему же?

— Обсуждали. И договорились не выносить это на публику.

— То есть ответ на мой вопрос в принципе существует.

— Да.

https://www.instagram.com/p/BlyLqYBhnBi/

— Как в тренерском штабе сборной решаются вопросы, входящие в вашу компетенцию? Приходите к Черчесову и говорите, что нужно поменять? Или он дает указание: «Добавь-ка вот это с завтрашнего дня», а вы выполняете?

— В период сборов два раза в день, утром и вечером, собираемся всем штабом. Обсуждаем сегодня, планируем завтра. Каждый высказывается, отчитывается, предлагает. Последнее слово всегда за главным тренером. Когда ситуация не имеет мгновенного решения или вызывает сомнения, она откладывается до прояснения.

— В каких странах готовят лучших специалистов вашего профиля?

— Так вышло, что я был первым российским тренером по реабилитации. Мой выпуск РГУФКа по этой специализации тоже был первым в стране. Учился в основном по немецким методикам, испанцы и итальянцы проявились позже. Сейчас тренеров моего профиля выпускают многие российские вузы, появились современные реабилитационные центры, но фундаментом продолжаю считать немецкий опыт.

— Вы работали в «Спартаке» с бывшим спецназовцем Тони Берецки, наблюдали за Джорджо Д’Урбано. Дадите экспертную оценку?

— При Берецки и Джовани Серджио, работавшем со Скалой, а нынче помогающем в «Ахмате» Талалаеву, я занимался в команде другим делом и лишь конспектировал их работу. Почерпнул полезное, пусть даже опыт не всегда был положительным, но при этом он был опытом. Не думаю, что с моей стороны этично оценивать их работу. Что касается Д’Урбано, то если он постепенно вел людей к выбранной цели, не вижу предосудительного в характере нагрузок. Примени новшества в неготовой команде — сляжет вся, а его подход, рассчитанный на несколько лет, имел рациональное зерно. Главным мерилом в любом случае будут не экспертные оценки, а спортивный результат.

— Расшифруете для широкого круга читателей разницу между аэробной и анаэробной нагрузкой? Звучит в последнее время часто, понимают не все.

— Слышал бы вас сейчас Олег Иванович…

— Я бы сразу спрятался.

— Я тоже. Честно говоря, почти не использую эти термины. Утрированно, аэробная работа та, для выполнения которой организму хватает кислорода. Бег, допустим, даже марафон. Анаэробная — выполнить которую ты сможешь, но почувствуешь себя так, словно тебе заклеили рот. Потом придется глубоко дышать. Бытовой пример — резкий рывок за трамваем. Футбольный — забеги Холланда с мячом через все поле. После одного можно прийти в себя. Попробуй поставить такое на поток — потеряешь сознание.

— Жирков бегает не за трамваями, зато много лет. В чем его феномен?

— В характере. Дружелюбный, спокойный, а на поле в хорошем смысле злюка. Избегает стрессов, не распыляется по мелочам, в ладах с режимом. Вольно или невольно расходует отведенный ему ресурс экономно.

https://www.instagram.com/p/B68HB_pg_da/

— Кто самый уникальный в сборной по физике? Комплексно.

— Вряд ли открою секрет, назвав Головина. По действиям на скорости с мячом — топ. Чем больше таких в команде, тем лучше результат.

— Как вы познакомились с женой — известной фигуристкой Юлией Солдатовой?

— Приехала в Тарасовку лечить травму по рекомендации доктора Артема Катулина.

— Детям ближе футбол или фигурное катание?

— И сын, и дочь сейчас занимаются теннисом. Недешевый вид спорта, но стремимся к гармоничному развитию детей, а не как сумасшедшие родители — сейчас и сразу. Занимаются серьезно, время покажет, на каком они пути.