Футбол

Карпину не нужны трофеи. Почему сборная — идеальная для него команда. Колонка Романа Трушечкина

Карпину не нужны трофеи. Почему сборная — идеальная для него команда. Колонка Романа Трушечкина
«Старенький стал». Всем бы такими быть в преклонные годы

Валерий Карпин, кормилец спортивной журналистики, насыпал нам полные закрома свежих цитат и под завязку набил амбары острыми репликами, а чтобы не расползлось по швам, небрежно скрепил створки крючками встречных вопросов Нобелю — от «ну и?» до «а дальше-то что?».

Там все, что душе угодно: ешь, душа, пей и веселись.

Открыть видео

Среди суждений ростовского тренера по самому широкому кругу проблем нашего футбола кажутся самыми интересными ответы о его собственном месте в профессии. О его целях и самоопределении.

Карпина ценят за независимость суждений и полную свободу самовыражения. Он кажется редким для нашего футбола человеком, который вырубает правду размашистыми движениями плеча, не заботясь о том, куда полетят щепки. Под его словами часто готовы подписываться.

Валерий Карпин / Фото: © РИА Новости / Владимир Песня

Таких сюжетов в его свежем интервью найдется множество. Но один вышел непохожим на них. Его если и поддержали, то очень сдержанно. Карпин выразил полное безразличие к трофеям. Когда гол со стандарта, наигранного на тренировках, становится важнее серебряного кубка и конфетти. Когда смысл работы — бесконечное совершенствование деталей, которые в итоге сложатся в образ команды, создающей ауру комфорта.

Кто же он, тренер Карпин? Первый экзистенциалист русского тренерского корпуса? Или второй в нашем футболе борец с трофейной зависимостью после Сергея Галицкого? Они очень похожи в том, что отрицают общепринятую систему ценностей, естественную, казалось бы, для футбола иерархию задач. В самом деле: ну, а ради чего же играть, если не стремиться побеждать? А для чего побеждать, если не стремиться к тому, чтобы из победных матчей выстроилась целая вереница, которая привела бы в итоге к первому месту, к осязаемой медали, ощутимому кубку?

Карпин и Галицкий, каждый на свой лад, отвечают на эти вопросы в том смысле, что движение важнее достижения. Достижение становится точкой покоя, то есть смерти. А движение — жизнь. На это скажут: лучше достичь пика и пойти на покорение следующего. А потом — нового. И так без остановки. Идеальная, многим понятная модель, даже в песнях воспетая, где лучше гор могут быть только горы.

Тренер-победитель обязательно со временем почувствует, что двигаться по этому пути повторяющихся восхождений становится труднее. Он будет с каждым шагом тяжелеть от собственной бронзы и в какой-то момент остановится — готовым памятником самому себе. Да, в истории сохраняются только такие. Но тренера-экзистенциалиста не волнует история и след, который он в ней оставит. Повторяющимся восхождениям он предпочитает одно, но бесконечное.

«Ростов» представляется Карпину идеальным клубом для самореализации. Удобный для жизни город, а в нем — неудобная для соперников команда, в которой всегда трудно угадать границу между потенциальной и кинетической энергией. Полная свобода творчества, безграничное самовыражение.

Но с каким смущением, с каким трудным подбором слов Карпин отвечал на вопросы о сборной. Это Карпин, самый четкий человек в нашем футболе, всегда точно знающий, чего хочет, а чего не хочет. Как будто вопрос застал его врасплох, как будто эту тему он еще не рассортировал в своем сознании, не разложил по полкам.

Заподозрил себя с иронией в том, что «старенький» стал. А у тренера по достижении зрелости обязательно должно быть такое занятие, до которого в «молодости» не доходили руки. Поэтому нужно сказать прямо: невозможно вообразить себе, что сборная России, когда ей однажды придется искать себе нового тренера, пройдет мимо такого человека, как Валерий Георгиевич Карпин.

У сборной есть формальные ориентиры на две ближайших пятилетки, но если мы будем честными с собой, сборная России — это как раз идеальная команда Карпина. Команда, которая не должна непременно выигрывать трофеи и чего-то достигать. Но при этом команда, обязанная постоянно быть интересной, живой, боевой, многообещающей, собранной, резкой, категоричной, самобытной.

Когда конечная цель или не сформулирована, или осознается недостижимой, но при этом есть и движение, и жизнь, и борьба. Когда вопрос «ну, а дальше-то что?» вечен и не предполагает последнего ответа.

Читайте также: