Футбол

Карьера Ивицы Олича — памятник упорству и вере в себя

Карьера Ивицы Олича — памятник упорству и вере в себя
Томас Мюллер и Ивица Олич / Фото: © imago sportfotodienst / imago-images.de / Global Look Press
27 апреля 2010-го Ивица стал вторым игроком в истории Лиги чемпионов, сделавшим хет-трик в полуфинале.
  • Три его гола в 2010-м обеспечили победу над «Лионом», хотя девятью месяцами ранее Ивица был не нужен тренеру «Баварии» ван Галу
  • В 2005-м он выиграл с ЦСКА Кубок УЕФА, хотя годом ранее сидел на лавке, проигрывая конкуренцию Кириченко
  • В 34 года он спровоцировал первый гол ЧМ-2014, а в следующем матче забил порезанной ногой, хотя еще недавно его не признавали даже хорватские журналисты

Глава 1. «Можешь уходить хоть сейчас»

Отработав контракт с «Гамбургом» и забив за два с половиной года сорок восемь мячей, Олич как свободный агент пришел в «Баварию». О трансфере он договорился еще в декабре 2008-го, при Юргене Клинсмане, за полгода до переезда в Мюнхен и назначения тренером ван Гала. При знакомстве Луи сообщил Ивице: «У меня достаточно нападающих, так что можешь уходить хоть сейчас». Конкурентами были лучший немецкий форвард Клозе, лучший снайпер «Баварии» в предыдущем сезоне Тони и самый дорогой игрок в истории бундеслиги Гомес, но Ивица ответил ван Галу: «Я только что приехал и буду бороться за свой шанс. Если что, следующим летом вернусь в «Гамбург».

Потом ван Гал снова удивил Олича: «Если команда не тренировалась так, как он хотел, если кто-то чуть-чуть расслаблялся, он настолько расстраивался, что не мог кушать, — признался мне Ивица спустя пять лет. — Луи хотел, чтобы мы тренировались с максимальной отдачей». Олича такие требования устроили, и после трех недель сборов он услышал от тренера: «Если продолжишь в том же духе, заиграешь в основе». Летом «Бавария» работала в голландском стиле, с упражнениями на улучшение комбинационной игры и ни разу не тренировалась без мяча. Ван Гал требовал предельно быстро двигать мяч и активнее задействовать фланги — игроки три-четыре месяца осваивали новую систему, из-за чего проиграли «Майнцу», «Гамбургу» и дважды «Бордо» в Лиге чемпионов.

Именно Ивица забил первый мяч «Баварии» в чемпионате, выйдя против «Хоффенхайма» в паре с Гомесом. Размещался глубже Марио, но, когда весной сформировался его дуэт с Мюллером, функции изменились: Ивица действовал в центре атаки, а Томас — в оттяжке. Из-за травмы колена Олич пропустил матчи с «Бордо», без него «Бавария» дважды проиграла, и для выхода в плей-офф Лиги чемпионов требовалось побеждать «Маккаби» с «Юве». Израильтянам Ивица забил победный мяч, а при счете 0:1 в Турине заработал первый пенальти «Баварии» в том сезоне, внезапно исполненный вратарем Буттом. Через двадцать минут Олич забил победный гол, добив мяч после удара ван Бюйтена.

В первом матче плей-офф с «Фиорентиной» Ивица заменил Мюллера при счете 1:1 и на предпоследнем моменте храбро попер головой на мяч, который Варгас с Фелипе пытались выбить ногами. Получился голевой пас на Клозе — и победа. Через полтора месяца — похожая ситуация в первой серии четвертьфинала с «МЮ». Последние минуты — и 1:1 дома: «Гомес несся к штрафной и упал. Эвра хотел спокойно подобрать мяч, но не заметил, как я выскочил из-за его спины, — вспоминал Олич в интервью клубному журналу «Баварии». — Я бросился вперед и перед ударом, мало что соображая, еще и исполнил финт (понял это, увидев повтор). Когда мяч влетел в сетку, «Альянц Арена» взорвалась от радости». На трибунах сидело пятьдесят друзей Олича, приехавших в Мюнхен из Хорватии.

«Я тогда спросил ван Гала, почему он не заменил меня, как часто делал. Он ответил: «Тренер всегда прав. Я чувствовал, что ты забьешь». Забавно, что раньше на вопрос, почему он заменил меня, тренер говорил: «Я чувствовал, что ты не забьешь». Сам Луи сказал после игры: «Ивица Олич очень проницательный игрок, всегда выкладывается по полной, и для тренера это очень хорошо. Я знаю, что всегда могу на него рассчитывать, и думаю, что поступил умно, позволив ему [после выхода на замену Гомеса и Клозе] сыграть на правом фланге, так что он смог войти в штрафную и забить с левой».

Ивица Олич / Фото: © Ian Hodgson / ZUMA Press / Global Look Press

Ответный матч с «МЮ» складывался ужасно: «Мы будто спали в первом тайме — за пять минут до перерыва проигрывали 0:3, и уже ни один букмекер не принял бы ставку на победу «МЮ», слишком очевидной она казалась, — вспоминал в автобиографии Филип Лам. — А потом Ивица Олич, один из самых страстных наших игроков, организовал гол из ниоткуда, и у нас вдруг появилась надежда».

В полуфинале же Олич сделал образцовый хет-трик, забив правой ногой, левой и головой. Правда, ван Галу больше понравилось другое: «Сегодня Ивица прессинговал по всему полю, что очень важно для нашей системы. Он сделал хет-трик, но только потому, что ближе всех находился к воротам. Извините, но я так думаю. Игроки теперь знают, что значит провести десять месяцев с ван Галом, они понимают, что это нелегко, но сейчас они довольны — как и я».

Олич признал, что выдал в тридцать лет лучший сезон в карьере только благодаря ван Галу, вынуждавшему каждый день тренироваться как в последний раз: «Возможно, тренер немного недооценивал меня, но после победы над «МЮ» все изменилось и сложилось удачно для нас», — сказал Ивица в интервью ESPN накануне финала Лиги чемпионов, проигранного «Интеру».

Глава 2. «Мяч забил Ович Илица»

Ивица прилетел в ЦСКА хмурым летом 2003-го — между двумя эпизодами кошмарной дилогии с «Вардаром», на которую его не успели заявить. Матчи российской премьер-лиги тогда еще показывали выборочно, даже по «НТВ-Плюс», поэтому первый российский гол Ивицы я увидел лишь в лаконичном обзоре матча с «Шинником». Получив мяч от Евсикова, Олич — после единственной тренировки с ЦСКА — убежал от Фузайлова и пробил Сафонову в ближний угол, а ярославский диктор объявил: «Мяч забил Ович Илица».

«Олич сразу попросил большую квартиру, чтобы сделать там тренажерный зал, — сообщил мне помощник Газзаева в ЦСКА Александр Кузнецов. — Еще он привез с собой личного физиотерапевта [Игора Юкича] и много занимался индивидуально. Это бросилось в глаза, потому что у нас такого не было. Наших футболистов нужно уговаривать восстанавливаться и дополнительно заниматься».

Первого мая 2004-го я впервые увидел Олича с трибуны — на Центральном стадионе Волгограда. Заменив Жиркова при счете 0:1, Ивица за полчаса сделал хет-трик, а после игры, когда все ушли в раздевалку, терпеливо фотографировался с волгоградскими пацанами, выбежавшими на поле. Почти через десять лет, двадцать шестого марта 2014-го, я приехал к Ивице в Вольфсбург — на поезде из Берлина, где «Бавария» накануне добыла двадцать четвертый чемпионский титул.

Ивица Олич и Рио Мавуба / Фото: © Panoramic / ZUMA Press / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

Олич тоже мог праздновать, а не ограничиваться поздравлением Манджукичу, но в 2012-м не продлил контракт с «Баварией», чтобы чаще играть в «Вольфсбурге»: «О переходе я договаривался с Магатом, но тогда еще не знал, как он тренирует: «На сборах я видел где-то мячи, но ничего с ними сделать не мог, потому что ноги были мертвые. Мы много бегали. Очень много. Я всегда любил тренироваться, но Магат давал нечеловеческие нагрузки. Представь, мы бегали без остановки 70-80 минут в одном темпе. И еще по ступенькам столько же. Сто процентов — это самые тяжелые тренировки в моей жизни».

До пятнадцати лет Олич вообще не тренировался профессионально — в его деревне Давор не было футбольной школы. В четыре года Ивица потерял одного из братьев, семилетнего Дубравко, утонувшего в реке. «Потом началась война. Было тяжело. Не было особой возможности заработать деньги. Мы жили в маленьком местечке — на небольшие деньги, которые добывал старший брат. Отец потерял работу. В десяти километрах налево и направо была война. Но нам повезло. Мы жили на границе с местом, где были сербы, но не враждовали с ними».

Ивица играл в хорватских любительских турнирах, пробился в «Марсонию», а в семнадцать лет съездил на двухнедельный просмотр в «Интер — в игре со сборной Ирана заменил Роналдо и получил сто пятьдесят тысяч марок, на которые его отец построил в Даворе новый дом.

«В юности я, кроме Роналдо, обожал Давора Шукера — он тоже, как и я, играл левой ногой. И когда мне было двадцать два года, а Шукеру — как мне сейчас, тридцать четыре, мы сыграли с ним в паре. Перед чемпионатом мира в Японии проводили товарищеский матч с Боснией, и Шукер, мой любимый игрок, отдал мне пас, с которого я забил первый гол за сборную. Для меня это великий момент».

На чемпионате мира-2002 Олич выиграл конкуренцию у Бошко Балабана из «Астон Виллы» и экс-форварда «Валенсии» Горана Влаовича. «Я был молодой игрок и радовался уже тому, что меня вообще взяли в сборную. Первый матч мы проиграли Мексике, потом встретились с Италией. Я не думал, что выйду, но тренер сказал: «Ивица, давай». Я забил Италии, и мы выиграли 2:1. Месяцем раньше у меня родился первый сын, тот гол я посвятил ему — у меня была майка с его фото. В том году у Nike была странная форма — с отдельной подкладкой внутри, и, когда я снял от радости игровую майку, не смог сам ее потом надеть. Массажисту пришлось отрезать эту подкладку. После того случая игрокам стали показывать желтые карточки за раздевание».

Через полгода после гола Буффону Олич полетел в Турин на переговоры с «Ювентусом», но загребское «Динамо» в последний момент повысило цену с двенадцати миллионов марок до пятнадцати, и трансфер сорвался. Ивица впал в депрессию, выбраться из которой помог личный тренер Юкич.

«Я на тот момент два года подряд становился лучшим бомбардиром чемпионата Хорватии и два года подряд выигрывал чемпионат, — говорил мне Олич. — Очень хотел поменять клуб, но в Европе были проблемы с финансами — мало у кого были деньги на трансферы. При этом «Динамо» хотело меня продать, чтобы заработать — через год у меня заканчивался контракт. Когда агент впервые сказал про ЦСКА, я честно ответил, что из России знаю только «Спартак».

Ивица посоветовался с Срной и Плетикосой, тем же летом переехавшими в Донецк, и отцом, который раньше работал в Украине (перевозил нефть на танкере), но решающими стали слова жены — сербки из Берлина, с которой Олич познакомился во время 15-месячной командировки в «Герту».

«Натали сказала: «Поедем в Москву, присмотримся. Все равно эта лига сильнее, чем Хорватия, а тебе надо переходить на новый уровень». Мы чуть-чуть боялись Москвы. Нам говорили, что там нелегко, небезопасно. Но я приехал, поговорил с президентом Гинером и понял, что для меня все будет хорошо. Я забил в первой игре, в двенадцати матчах забил девять мячей, мы стали чемпионами. Я тогда хорошо вписался. Через три года, когда мы уезжали из Москвы, вся моя семья плакала». 

Ивица Олич в игре за ЦСКА / Фото: © РИА Новости / Владимир Федоренко

Всего через семь месяцев после переезда в Москву Олич оказался на лавке ЦСКА. Весной 2004-го новый тренер Артур Жорже ставил в нападение Кириченко, а Ивицу выпускал во вторых таймах (ну или в конце первого — как в Волгограде). Тогда-то его позвал «Спартак»:

«Червиченко очень хотел меня купить. Мы встречались с ним — он сделал конкретное предложение: давал самый большой контракт в лиге, в два раза больше, чем я получал в у Гинера. ЦСКА покупал Вагнера, поэтому казалось, что переход в «Спартак» не так уж и невозможен. Но у ЦСКА со «Спартаком» большое соперничество. Я был самый любимый игрок болельщиков. Сказал агенту: «Я не могу перейти в «Спартак». Если ЦСКА скажет, что я им больше не нужен, тогда ОК, но если они хотят, чтобы я остался, я останусь».

Хет-трик в игре с «Ротором» вернул Олича в стартовый состав, а потом вернулся Газзаев, благодаря которому Ивица так быстро освоился в Москве: «Он в первый же день, когда я пришел, сказал Рахимичу: «Ты с Ивицей будешь говорить только по-русски!». Элвер удивился: «Как я буду с ним по-русски говорить, если он только пришел?» — «Нет, он должен быстро выучить». Сначала я был расстроен. Думал — чего же он от меня хочет. Но потом, когда увидел, как быстро стал понимать и говорить по-русски, сказал Газзаеву спасибо за то, что он поставил такое условие». 

В двух первых матчах после отставки Жорже Ивица забил победные мячи — сначала лидировавшему в чемпионате «Торпедо», а потом «Рубину». Гол казанцам вернул ЦСКА на первое место — в том матче Газзаев пораньше заменил Олича, чтобы тот успел на самолет в Берлин, к жене, рожавшей второго сына.

Через год — вскоре после победы в Кубке УЕФА — Ивица порвал кресты в товарищеском матче с Бразилией, а когда вернулся, в атаке уже спелись Вагнер и Жо. Отыграв в 2006-м без замен лишь шесть матчей, Ивица забил аж четырнадцать мячей, но к концу года отношения с клубом испортились. Олич не полетел на последний тур во Владивостоке, за что был оштрафован на месячную зарплату, а Карвальо возмутился тем, что «болельщики скандируют «Олич! Олич!» — вместо того, чтоб помочь команде в трудный период. За полгода до конца контракта 27-летний Ивица ушел в «Гамбург» со словами: «Нужно думать о будущем. Мне осталось два-три года игры на высшем уровне».

Кто бы тогда подумал, что на высшем уровне Олич проведет еще десять лет.

Глава 3. «Чувствую себя боксером, которого побили братья Кличко»

Через два с половиной месяца после встречи в Вольфсбурге я снова увидел Олича — на «Арене Коринтианс» в Сан-Паулу. Уже на седьмой минуте матча открытия ЧМ-2014 он опасно пробил головой, превзойдя Дани Алвеса, а через три минуты прострелил с левого фланга, склонив Марсело к автоголу. На том же отрезке следующего матча он забежал в штрафную камерунцев, выскочил из-за спины Стефана Мбиа и открыл счет. А после игры признался мимоходом: утром порезал ногу в душе, наложили швы, и бегать после этого больше часа было не так уж удобно.

Обозреватель The Guardian Маркус Кристенсон после того гола назвал Олича «анти-Роналду»: «Есть что-то на удивление привлекательное в старомодном стиле 34-летнего хорвата. Во многом именно его забеги по левому флангу в матче с Бразилией задали тон этому чемпионату мира. Ивица забил свой второй мяч на ЧМ через двенадцать лет после первого, но остался таким же грозным и завораживающим, как в 2002-м. В каком-то смысле даже стал лучше.

В тридцать четыре года он железный игрок стартового состава сборной Хорватии, хотя даже на родине его ценили не всегда. Шутили: «Что делает защитник, когда Олич бежит с мячом? — «Вежливо ждет, когда он закончит, и забирает мяч». Теперь же им только восхищаются».

Тьягу Силва и Ивица Олич / Фото: © Jorge Martinez / ZUMA Press / Global Look Press

Когда Олич через три года завершил карьеру игрока, журналист газеты Večernji list Игор Флак признался: «Думаю, я попаду в ад за то, что много лет сомневался в таланте Ивицы. Я считал его прекрасным бегуном, который технически ограничен и никогда не заиграет в футбол на топ-уровне. Меня не переубеждали ни гол Италии, ни трофеи с загребским «Динамо» и ЦСКА. Но я признал неправоту, когда в «Баварии» ван Гала он показал лучший футбол своей жизни».

Коллега Флака Предраг Юришич добавил: «Ему дважды оперировали левое колено, дважды ломали нос, были проблемы с мышцами. Он говорил: «Чувствую себя боксером, которого побили братья Кличко». Но он никогда не сдавался, снова и снова возвращаясь на поле». 

Такой помощник, как Олич, был необходим Златко Даличу, который не играл за сборную Хорватии, но возглавил ее осенью 2017-го. Далич познакомился с Оличем, когда звал его играть за «Аль-Аин». Тогда не сложилось, но общение продолжилось, и за восемь месяцев до ЧМ-2018, узнав, что Ивица учится на тренера, Златко предложил попрактиковаться. Вскоре именно Олич посоветовал Даличу вызвать из «Айнтрахта» Анте Ребича, и на ЧМ тот открыл счет в матче второго тура с Аргентиной. 

Ивица Олич / Фото: © Christian Charisius / dpa / Global Look Press

«Мне очень помог опыт Ивицы. Я не мог выбрать помощника лучше, — сообщил Далич в книге «Россия нашей мечты». — Например, перед заменами он объяснял выходящему футболисту, где располагаться при обороне и при атаке. После победы над Англией мы провели тренировочный матч для ребят, не наигравшихся в полуфинале или вообще не вышедших на поле. В одну команду вошли Чорлука, Ковачич, Пьяца, Крамарич и Брозович. В другую — четыре игрока, не подписавших контракты на будущий сезон: Чалета-Цар, Брадарич, Бадель и Пиварич. Для уравнивания составов за свободных агентов сыграл Олич — и обеспечил своей команде победу».

Чуть ранее, на открытой тренировке хорватов в Рощино Ленинградской области, снова раздалось: «Олич! Олич!». 

«Я горжусь этим, потому что мне кричали и дети, которые, наверно, родились после моего ухода из ЦСКА, — признался Олич в книге «Россия моей мечты». — Когда я играл за ЦСКА, на трибунах висело пять-шесть хорватских флагов, поэтому я не удивился, что нашу сборную встретили как братьев (я заново открыл для себя Россию, и особенно меня впечатлила историческая часть Нижнего Новгорода). 

Матч с Россией в четвертьфинале — особенный для меня. Я уже не мог смотреть серии пенальти, поэтому поднялся на трибуну и то опускал голову, то ходил с места на место — лишь бы время пролетело быстрее. Говорил: «Если сейчас мое сердце выдержит, я никогда не умру от сердечного приступа». Выдержало. 

Я давно понял, что Россия — счастливая для меня страна».

Читайте также: