Футбол

«Стоило уехать в 19 лет в Европу, чтобы сейчас перейти в «Зенит». Караваев — о ЦСКА, Слуцком и РПЛ

«Стоило уехать в 19 лет в Европу, чтобы сейчас перейти в «Зенит». Караваев — о ЦСКА, Слуцком и РПЛ
Вячеслав Караваев / Фото: © ФК «Зенит»
Вячеслав Караваев дал первое большое интервью после перехода в «Зенит».
  • Как уехал в Чехию вопреки желанию родителей
  • Из-за чего наотрез отказался от ФНЛ
  • По каким вопросам Слуцкий звонил Караваеву перед подписанием контракта с «Витессом»
  • Слуцкий говорил с ним только на английском. Почему?
  • Что Караваеву не понравилось в Голландии (спойлер: запах в Амстердаме и вывоз мусора)
  • Первые эмоции от работы с Семаком, Петербурга и многое другое. 

«В Европу хотелось, в ФНЛ — принципиально нет»

— Когда вы 19-летним уезжали из России в Европу, думали, что когда-нибудь вернетесь, или мечтали играть там до конца карьеры?

— Конечно, уезжал, чтобы прогрессировать. Но о таких вещах тогда даже не думал. Кстати, все это время о России не забывал. И держал в голове, что однажды вернусь. Ведь родился и вырос я здесь. Так что в любом случае это произошло бы.

— Но уезжали из российского футбола — значит, не все здесь устраивало?

— Хотелось развиваться в Европе. С учетом перехода в «Зенит» все, значит, здорово на данный момент в итоге сложилось. А что будет дальше — только время покажет.

— В Чехию вы уехали после сезона-2013/14, в котором вместе с ЦСКА стали чемпионом России. Однако игрового времени в армейском клубе все равно не получали.

— В 19 лет в ЦСКА его тяжело было получать. Конкуренция очень высокая. Поэтому ушел в аренду в «Дуклу», потом в «Яблонец», а позже подписал контракт с пражской «Спартой».

Вячеслав Караваев / Фото: © РИА Новости / Евгений Одиноков

— Читал, что вы со своим агентом сразу поставили условие — в ФНЛ не пойдем.

— Этого действительно не хотелось. Не было желания.

— Почему?

— Неизвестно, как там все сложится. Плюс долгие перелеты. Тогда же и подумал — почему бы не попробовать уехать, скажем, в Чехию или Польшу — какой-нибудь такой чемпионат? Олег Яровинский, тогдашний спортивный директор ЦСКА, сам в этом помог. Тем более «Дукла» базируется в Праге. Считал, что в столичном европейском городе освоиться будет проще. В итоге уехал, не задав вообще ни одного вопроса.

— А если бы вам предложили Венгрию или, скажем, Словакию?

— Думаю, тогда ответил бы так же.

— Неужели в совершенно любую европейскую страну уехали бы?

— Если бы кто-то из знакомых рассказал что-то плохое, может, задумался бы. Но о Чехии никто ничего такого не говорил (улыбается). Так что взял и отправился.

— Папа был не очень «за»?

— Против родители не были. Просто сказали — может быть, еще поиграешь в России? Но я убедил родных, что Чехия — это хороший вариант для дальнейшего прогресса. И, мне кажется, был прав.

https://www.instagram.com/p/BQYpScolP7j/

— От папы пожелание остаться было сугубо родительским или, скорее, профессиональным?

— Расставаться с сыном родители, конечно, не хотели. Но отец играл, пусть и не на самом высоком уровне. Так что, естественно, разбирается в футболе, и совет был профессиональным.

— Сейчас большинство игроков не любят уходить в аренду. Вы согласились сразу — почему?

— Когда ты молодой, у тебя есть перспектива. Это и я понимал, и ЦСКА. Поэтому отдавал меня в аренду. Причем в душе я надеялся вернуться в первую команду. Хотел этого. ЦСКА тоже не горел желанием меня продавать. Это правильно — чтобы понять, что из тебя получится через 2-3 сезона. Сразу ведь дать ответ на этот вопрос бывает сложно.

«Языки учил в раздевалке — лепил все подряд»

— Как вас встретила Чехия?

— Супер! Только я не разговаривал. Ни на чешском, ни на английском. Причем подумал об этом только когда уже приехал (смеется). И понял — это может стать проблемой.

— Как ее решали?

— Учил оба языка в раздевалке. Тренер Любош Козел очень помогал. Постоянно со мной общался. Спрашивал, как и что. И все время на английском. Тогда он был у меня совсем плохой. Сейчас уже намного лучше (улыбается).

— В таких случаях легионеры идут на курсы языка.

— Раз пять сходил на уроки чешского. Но вообще-то для его изучения мне вполне хватало общения с партнерами. Там слово перехватил, тут фразу запомнил. Проблема была в том, что поначалу я боялся говорить. Потом это переборол и просто лепил все подряд. Правильно-неправильно — неважно. Самое главное, меня понимали, а если что, поправляли. Со временем стал более правильно разговаривать. Чешский подучил — уже на нем мог что-то сказать. Вот с голландским в «Витессе» потом пришлось сложнее. Он тяжелый — для меня, по крайней мере.

Вячеслав Караваев в ФК «Яблонец» / Фото: © VI–Images / Contributor / Getty Images Sport / Gettyimages.ru

— Про этот язык шутят — это когда выпивший англичанин пытается говорить по-немецки.

— Реально так! Вроде похоже на английский, но эти замены букв… Так голландский толком и не освоил.

— Когда учишься языку, так, как вы в Чехии, есть риск ляпнуть что-нибудь не то. Попадали в такие ситуации?

— Однажды в «Яблонце» на установке, которая была на чешском, тренер в какой-то момент спросил меня что-то об игроке соперника. Причем что-то смешное. Я не совсем его понял, но на всякий случай говорю «Да, да!». Все давай хохотать. Оказывается, на этот вопрос такой ответ ну никак не подразумевался. До сих пор не знаю, о чем он меня спрашивал. Но это, пожалуй, единственный такой случай.

«Дали одну футболку — и хорош»

— «Яблонец» — это тоже была аренда?

— Да, но он занял третье место, и команда была очень хорошей. А ее тогдашний тренер Ярослав Шилгавый сейчас в сборной Чехии. Надеялись попасть в Лигу Европы, жаль, квалификацию не прошли. «Аякс» нас чудом не пустил. Но в целом второй сезон в Чехии получился даже лучше, чем первый. Хотя формально этот переход повышением не выглядел — уровень оказался примерно тем же.

— Если не секрет, с финансовой точки зрения вы в Чехии выиграли или проиграли?

— Меня тогда это вообще не интересовало — по барабану было. Но по факту оказалось даже немного больше, чем в России. Так почему-то получилось.

— А каким оказался уровень футбола и все, что с этим связано?

— Инфраструктура там реально простая. Всего в достатке, но без излишеств. Пришел на тренировку — дали тебе один комплект формы, и хорош. Если потерял — найдут, конечно, другую футболку, но с этим иногда могут быть небольшие трудности. А чемпионат — можно сказать, что сложный. Похож чем-то на наш — футбол атлетичный, все бьются. А вот голландский — более техничный, скоростной, работа с мячом, дриблинг.

— Матч «Спарта» — «Зенит» на зимнем сборе в Испании зимой 2017-го года, в котором вы играли против своей нынешней команды, помните?

— Да! Это был первый раз, когда после отъезда я играл против российской команды. Было круто! Тем более мы же тогда выиграли (2:0. — «Матч ТВ»). Хотя, конечно, все понимали — это просто товарищеская игра, ничего особенного.

«Зенит» — «Спарта» / Фото: © ФК «Зенит»

— Помню, что после той игры вы, тем не менее, ни с кем из соотечественников общаться не пошли.

— Да, но я ведь никого в том «Зените» и не знал. А просто так подойти — не очень удобно было.

— В Чехии не возникало ощущения, что в России о вас забыли?

— Не скажу, что мне звонили постоянно. Но такого, о чем вы говорите, тоже не было. Понимал, что в России знают, как и где я играю. Когда возвращался из аренд, в том же ЦСКА обо мне все досконально знали. Раскладывали, что и как.

«Когда тренер делает нарезку твоих моментов — это круто»

— Когда возвращались, Слуцкий с вами много разговаривал?

— После «Яблонца», он пытался наигрывать меня на позиции левого защитника. Но мне все равно тяжеловато приходилось. А потом случился один из наших самых памятных разговоров. Леонид Викторович пригласил меня, и мы с ним вместе смотрели нарезку моментов с моим участием. При этом он лично показывал и разбирал, что не так, над чем надо работать. Через некоторое время после этого перешел в «Спарту».

— То есть он вас так напутствовал?

— Нет. Просто в тот момент я окончательно понял, что в ЦСКА будет тяжеловато.

— Слуцкий уделял вам много внимания, несмотря на то, что вы вот-вот могли уйти?

Леонид Слуцкий / Фото: © Reuters

— Пытался мне помочь. И вообще, это было первый раз в моей жизни, когда главный тренер вызывает тебя и в разговоре один на один показывает именно твою нарезку. И при этом досконально разбирает, что где не так.

— Испытали приятное удивление?

— Глядя на экран — неприятное (смеется). Там ведь действительно были мои ошибки, а не полезные действия с моей стороны. Но внимание со стороны тренера все компенсировало.

— Как вы потом встретились со Слуцким в «Витессе»?

— Я пришел в этот клуб за полгода до Леонида Викторовича. А когда его назначили, все начали писать — о, Караваев и Слуцкий уже работали вместе, это — судьба. На самом деле, действительно круто получилось. Да и все ребята здорово приняли нового главного тренера — атмосфера хорошая была. Тем более Слуцкий хорошо говорит по-английски.

— Вашу первую встречу в «Витессе» помните?

— На самом деле, когда было объявлено о назначении Леонида Викторовича, он мне звонил, мы общались заранее. По бытовым вопросам в основном. Ну а когда встретились, были обычные в таких случаях эмоции, когда очень хорошие знакомые долго не виделись. Мне на самом деле было очень приятно — в иностранном клубе у тебя русский тренер, да еще тот, с которым ты уже работал. Причем ты снова с ним в одной команде — после того, как уехал и три-четыре клуба сменил.

https://www.instagram.com/p/BqzuytBgbW6/

— Не было чувства, что после тех видеоуроков в ЦСКА вы теперь должны будете сдать Слуцкому своеобразный экзамен?

— (Смеется.) На самом деле что-то такое, возможно, и было. Но мне кажется, я действительно в чем-то прибавил с тех пор, как окончательно ушел из ЦСКА. Но показал это Леониду Викторовичу или нет — самому сложно судить.

— Сам он вам ничего на эту тему не говорил?

— Беседы и в «Витессе» на эту тему, конечно, были. Ошибки ведь все равно всегда бывают. Но и том, что удалось прибавить в каких-то компонентах, Леонид Викторович тоже сказал.

— Несколько лет назад вы признали в одном из интервью, что с атакующими действиями у вас дела обстоят лучше, чем с сугубо оборонительными. Работали над этим в Европе?

— Конечно. Но если честно, у меня такой стиль, что больше люблю атаку. Не знаю, хорошо это или плохо, но этого не скрываю. Атаковать же интереснее. И в этом компоненте, как мне кажется, тоже добавил.

«Инстаграм Слуцкого в Голландии показывают по телевизору»

— В «Витессе» вы вновь встретились не только со Слуцким, но и с братьями Березуцкими.

— Они такие же — любят пошутить, во всем помогают. В том числе, кстати, при разборе оборонительных действий. А для атмосферы в команде такие люди — это просто здорово.

— Они ведь в соцсетях и Слуцкого вовсю подкалывают.

— Да! Но теперь, когда Слуцкий завел инстаграмм, он может и сам над собой подшучивать. Такая самоирония — это круто! Ну а когда они с Дзюбой начали переписываться — это было очень смешно! Кстати, меня очень удивило, что в Голландии даже на телевидении начали вовсю говорить о том, что Слуцкий завел страничку в инстаграме. Включаю, а там еще и комментарии к его постам обсуждают, обращают внимание на самые смешные шутки.

https://www.instagram.com/p/B16lwOYCIcM

— Какая больше всего запомнилась?

— Однажды после игры наш игрок сделал пост с подписью: «Это был не лучший мой матч, но самое важное — три очка». После чего Слуцкий оставил под ней свой комментарий: «Согласен»! Было очень весело — потом в команде даже смеялись, слегка травили друг друга.

— В Голландии и городке Анем, где базируется «Витесс», обращают внимание на то, что у «Витесса» российский тренер?

— Откуда он — им все равно. Главное, чтобы давал результат и был позитивным человеком. Благодаря тому, что Слуцкий постоянно шутит, он у них топ! Помните казус с перепутанным словом «увольнение» на телевидении? Так вот: история получила продолжение. В другой раз репортеру показалось, что Слуцкий употребил слово, похожее на «наркотики», хотя он все произнес нормально. Потом тоже разобрались, что к чему. Но самое смешное, что журналист оказался тот же самый. Представляете, что было, когда в эфире он сказал Слуцкому — так это опять вы?! (Смеется.) Хотя на самом деле это журналист путал слова, а не Леонид Викторович.

— С вами Слуцкий в команде на каком языке общался?

— На английском. Чтобы не отличаться от ребят, чтобы косо на нас не смотрели. Крайне редко мог сказать что-то на русском, и то в исключительных случаях. Чтобы это произошло, я должен был сыграть совсем ужасно. И пару раз такое действительно бывало.

«Про «поребрик» и «бордюр» узнали с женой совсем недавно»

— Почему после первого хорошего сезона в «Спарте» вы потом сели на скамейку?

— В команде сменился тренер — пришел итальянский специалист Страмаччони. Он сразу сказал, что рассчитывает на меня, говорил — оставайся. Сыграл первые 4-5 матчей, а потом в один момент подходит ко мне помощник и говорит — тренер хочет дать тебе отдохнуть одну игру. Прямо так и сказал. Мы тогда через два на третий играли. А потом раз остался в запасе, два, три… И самое главное — уже непонятно почему. Тогда я сообразил, что ставку сделали на другого. Но это нормально — ведь у каждого тренера есть свои футболисты. Поэтому спокойно работал. Обиженным не ходил — такой проблемы точно не было. Выкладывался и ждал еще одного шанса. На поле попадал редко, но, мне кажется, играл не плохо. Однако получилось так, как получилось.

— Тогда в «Спарту» чуть ли не со всего мира новичков набрали?

— В одно окно пришло 15 новых игроков. Это не мои вопросы — в них, конечно же, не лезу. Но знаете, после 3,5 лет в Чехии для себя сделал такой вывод: мне кажется, здесь, как и у нас в России, костяк команд должны составлять свои футболисты. Как в «Зените» или ЦСКА. Сложно пока объяснить, почему мне так кажется. Но я так чувствую. В Англии два англичанина в команде — это нормально. У нас или в Чехии — все иначе. В той же «Спарте», когда в нее пришел, было всего два легионера, причем вместе со мной. Но мы уже говорили по-чешски. Атмосфера была — просто супер!

https://www.instagram.com/p/BK-f8kphFwb/

— Что вам в итоге дали несколько сезонов в Европе?

— Профессиональный опыт — считаю, как игрок, вырос. Плюс узнал менталитет европейцев, окунулся в их быт.

— Понравилось?

— В Голландии, как в Германии — все по правилам. Даже мусор надо разделять. Хотя сначала я жил в таком месте, где к тебе раз в две недели за ним приезжают. У меня уже гора — никто не увозит. Что делать, думаю. Нашел место, где пакеты из другого места забирают. Отнес туда. Смотрю, все забрали, мои — нет! То есть там и это мониторят — видят, что не тот мусор, и его не берут?! Настолько, это, конечно, удивительно было. Даже посмеялся потом над этим. Но главное, все равно узнаешь, как все бывает по-другому.

— В Голландии довольно свободные нравы. Столкнулись с этим?

— Смог от того, что все курят — бывает, стоит. Не знаю, как они это терпят, мне один только этот запах уже не нравится. Но это в основном в Амстердаме. В нашем Арнеме все проще, туристов меньше. А занимаются такими вещами в основном они.

https://www.instagram.com/p/BhWnZVtg1Zc/

— Как Слуцкий проводил в «Зенит»?

— Все в «Витессе» хорошо отнеслись к этому переходу. Поздравили, сказали — это шаг вперед для тебя. Дерзай! Все в твоих руках. В той же Голландии все прекрасно понимают, что «Зенит» это «Зенит», борьба за титулы, Лига чемпионов. Тут вообще никаких вопросов не было.

— А у вас сомнения — возвращаться или нет в Россию — они были?

— Нет. Нигде ни разу не говорил, мол, забудьте меня, я никогда вернусь. Хотя слова о том, что хотелось бы продолжать карьеру в Европе, были. Но если тебе делает предложение такой топ-клуб, как «Зенит» — тут даже думать нечего.

— Вы уже понимаете, чего от вас ждет Сергей Семак?

— Конечно. Хотя против «Лиона» вышел, по сути, в конце своей первой недели в команде. К ребятам еще тоже, конечно, привыкаешь, к тренировкам. На это нужно, пусть и небольшое, но время. Однако в целом все понятно.

Вячеслав Караваев / Фото: © ФК «Зенит»

— Какие-то конкретные пожелания от Сергея Семака есть?

— Играть в свой футбол, показывать лучшие качества. А чтобы в чем-то меня ограничивали или наоборот — такого нет.

— К возвращению к российским футбольным реалиям готовы?

— Вы про ближайшую поездку в Красноярск? (Смеется). Конечно, готов, я же все это знаю. Вот если бы на моем месте голландец оказался, он бы только головой покачал — один раз слетал бы, и все. Там-то максимально долгий выезд — два часа на автобусе.

— В «Зените» вы взяли 15 номер, который до вас носил другой воспитанник ЦСКА — Роман Широков. Совпадение?

— Если честно, показали свободные номера, 15-й смотрелся хорошо. Но вообще, мне кажется, это все не особо важно.

https://www.instagram.com/p/B2hr6aXFPWz/

— Как вам, москвичу, Петербург?

— Не раз здесь и раньше бывал — большой, но уютный красивый город. Чем-то Амстердам напоминает, особенно в районе реки Фонтанки. А что в Петербурге говорят «парадная» и «поребрик» вместо «подъезда» и «бордюра» — это действительно так?

— Да!

— На самом деле только недавно об этом узнал. С женой довольно весело это обсуждали. Сейчас выбираем, где будем жить. Но вообще, стоило уехать в свое время в Европу, чтобы потом вернуться в Россию в «Зенит».

Читайте также:

Нет связи