Чемпионат Европы

Три года назад Хейбьерг даже не вызывался в сборную Дании, а на Евро стал самым полезным ее игроком

Три года назад Хейбьерг даже не вызывался в сборную Дании, а на Евро стал самым полезным ее игроком
Пьерр Хейбьерг / Фото: © REUTERS / Stuart Franklin
Денис Романцов — о футболисте, в котором Пеп видел молодого себя.
  • На Евро-2020 Пьерр-Эмиль делит первое место по голевым пасам и пасам под удар
  • Также он в числе лучших по точным пасам в штрафную и продвигающим передачам (это передачи в штрафную или те, что продвигают атаку минимум на девять метров к чужим воротам)

«Сборная Дании еще не достигла пика»

Хейбьерг любит не только играть, но и тренироваться. Когда Маурисио Пеллегрино, сменив в «Саутгемптоне» Клода Пюэля, замуровал Пьерра в резерве, тот, по его словам, стал вкалывать «как никогда раньше»: «Странно так говорить, но мне это даже понравилось, — замечал Хейбьерг в интервью The Guardian. — Я и прежде любил работать на пределе и даже чуть больше. А как еще можно стать сильнее?»

Через полтора года новый тренер «Саутгемптона» Ральф Хазенхюттль сделал Пьера капитаном, а Оге Харейде, тренировавший Данию до Каспера Юльманна, — вернул в сборную.

«Иногда меня захлестывают эмоции, и Харейде считал это проблемой. Я потратил восемнадцать месяцев на то, чтобы опровергнуть его мнение обо мне, и своим трудом добиться того, чтобы ему пришлось меня вызвать, — сказал Пьер корреспонденту The Times Элисону Радду в декабре 2018-го. — При моей жизни сборная никогда не была такой сильной, как сейчас. И самое прекрасное, что мы еще не достигли пика». 
Открыть видео

В 14 лет потерял желание играть в футбол

В четырнадцать лет Хейбьерг сменил «Копенгаген», доминировавший в датском юношеском футболе, на «Брондбю», что, по его словам, сравнимо с переходом из «Ливерпуля» в «Эвертон». А все потому, что Хейбьергу не нравилось играть нападающего — хотелось чаще встречаться с мячом и сильнее влиять на игру своей команды.

«Он очень злился, когда играл плохо или когда мы уступали, потому что знал, что в роли форварда не выражает себя сполна, — говорил в интервью журналу Euroman Самуэль Браск, партнер Хейбьерга по «Копенгагену». — Позже я читал, что в то время он потерял желание играть в футбол».

Переход в «Брондбю» воодушевил Пьерра настолько, что он стал главным шутником команды. Также он настойчиво советовал одному из тренеров — Мадсу Давидсену — улучшить некоторые тренировочные упражнения: «Когда Моуринью сказал, что Пьерр-Эмиль иногда подбешивает тем, что по любому поводу имеет свое мнение, я рассмеялся. Я точно знал, что он имел в виду», — заявил Давидсен журналисту Магнусу Сегорду.

Победитель Евро-1992 Ким Вильфорт, возглавлявший академию «Брондбю», отметил в интервью Deutsche Welle, что Пьерр выглядел более зрелым и уверенным в себе, чем ровесники. В итоге через полтора года после его прихода «Брондбю» разнес «Копенгаген» 5:2, а Хейбьерг уже к перерыву забил два мяча.

Шеф академии «Баварии» Михаэль Тарнат, приехавший на матч по совету шведского скаута Бьорна Андерссона, сообщил отцу и агенту Пьерра Серену Лербю, игравшему в восьмидесятые за мюнхенский суперклуб: «Мы заберем его. Если «Бавария» не выделит деньги, я куплю его на свои».

Пьерр Хейбьерг / Фото: © Johannes Simon / Stringer / Bongarts / Gettyimages.ru

Наставляя Хейбьерга, Гвардиола забывал о времени

После переезда в Мюнхен Хейбьерг два года жил в семье Тарната. «После летних сборов тренер Хайнкес дал нам выходной. Погода была прекрасной, и жена Михаэля Николь предложила покататься на велосипедах, — вспоминал Пьерр в интервью журналу 11 Freunde. — Я с радостью согласился, надеясь развеяться и отвлечься от предсезонных нагрузок, но мы ехали четыре часа! После этого я дней пять не мог двигаться — настолько болели мышцы».

В конце первого мюнхенского сезона Пьерр дебютировал в Бундеслиге. Хайнкес выпустил его вместо Шакири в домашнем матче с «Нюрнбергом». Сменивший Юппа Гвардиола разглядел в Хейбьерге черты молодого себя. Барселонский журналист Марти Перарнау (участник Олимпиады-80 в прыжках в высоту) писал в книге о Пепе, что тому нравилось, как Хейбьерг принимал мяч и делал обманные финты:

«Пеп видел в Пьерре задатки большого футболиста и на предсезонном сборе уделял ему больше времени, чем кому-либо другому. Объяснял, как правильно располагаться при приеме мяча, чтобы сразу с предельной пользой двигаться вперед. Призывал смелее вспарывать чужую оборону — с мячом в ногах или длинным низким пасом. Короче, вел себя так же, как Йохан Кройфф, учивший молодого Пепа быть полузащитником-организатором в «Барселоне». Наставляя Хейбьерга, Гвардиола порой забывал о времени».
Хосеп Гвардиола и Пьерр Хейбьерг / Фото: © Alexander Hassenstein / Staff / Bongarts / Gettyimages.ru

«Общение с отцом вернуло мне силы»

Пьерр начал сезон-13/14 во второй команде, порвал связку, выбыл на два месяца, а через пару недель узнал, что у его отца Кристиана, профессора антропологии, рак поджелудочной железы. Его, по словам Пьерра, отказались лечить в Дании — сочли безнадежным. Прилетев в Мюнхен на первый курс химиотерапии, Кристиан обнял сына и сказал: «Я не хочу умирать».

«Он заверил меня, что будет сражаться, и признался: «Ты должен знать: перед твоими детскими матчами я бегал вокруг озера в Копенгагене. Надеялся таким образом передать тебе немного энергии, — говорил Пьерр в интервью журналу Euroman. — Раньше мы спорили и ссорились, а тогда в Мюнхене он увидел, что я больше не ребенок и говорил со мной как мужчина с мужчиной. Это было лучшее время, которое мы провели вместе.

Он был на трибунах, когда я впервые вышел в стартовом составе в матче Бундеслиги (против «Аугсбурга»). Вечером после того, как он принял обезболивающее, я уложил его спать, а утром помог встать с постели. Раньше он заботился обо мне, а теперь все поменялось — это было нереально.

Узнав о его болезни, я подумал: «К черту все. Жизнь — дерьмо». Но общение с отцом вернуло мне силы. Я осознал ценность семейной поддержки».

Открыть видео

«Пеп мне как второй отец»

Кристиана Хейбьерга не стало через пять дней после игры с «Аугсбургом». «Это был очень трудный период для него, — сказал в интервью The Times Йон Ранум, тренировавший Хейбьерга в «Брондбю». — Думаю, смерть отца — одно из событий, превративших Пьерра из мальчика в мужчину».

Журналисту The Guardian Дэвиду Хайтнеру Хейбьерг признался: «Трудно было смириться с тем горем. В восемнадцать лет я внезапно оказался один в большом футбольном мире, и рядом больше не было человека, который видел общую картину и помогал принимать решения».

Зато рядом был Гвардиола: «Он открыл мне важность бесстрашия в игре. Молодые игроки часто нерешительны, а Пеп внушил мне, что смелость — необходимое условие прогресса. Он научил меня играть страстно, умно и храбро. Для меня Пеп — больше, чем тренер. Он мне как второй отец», — признался Хейбьерг журналисту Марти Перарнау.

Через месяц после смерти Кристиана Хейбьерга Гвардиола выпустил Пьерра в финале Кубка Германии против «Боруссии» Клоппа на непривычной позиции правого защитника. «Для меня это самый яркий его матч, — сказала мать Пьерра Анн-Софи датскому журналисту Магнусу Сегорду. — Я изумилась, насколько же он силен — в восемнадцать лет вышел после такой трагедии перед 76 000 зрителей на Олимпийском стадионе Берлина. Это было очень трогательно.

Я была совершенно не готова к тому, что он уедет из дома (и вообще из Дании) в шестнадцать лет. С другой стороны, Кристиан, сам в юности игравший в футбол, знал, что так будет лучше для карьеры сына, и подготовил его к новым испытаниям. Теперь у Пьерра своя семья, которая делает его сильнее и помогает извлекать пользу из любых неудач». 

«После матчей жена спрашивает, что сказал тренер»

Хейбьерг рассказывал журналисту Юнасу Лангваду Нильссону, что в молодости тяжело переживал поражения и неудачные для себя матчи — отказывался от ужина с друзьями и сидел дома, уставившись в стену. Все изменилось после знакомства с Йозефиной, ставшей женой Пьерра в 2019-м (через два года после рождения их первого ребенка):

«После матчей она спрашивает меня, что сказал тренер и в каком я настроении. Йозефина воодушевляет меня тем, как анализирует мою футбольную ситуацию. Заряжает оптимизмом.

Осенью 2014-го, забив первый гол за сборную, я был доволен, но в глубине души ощущал пустоту, раздражение, даже разочарование. Я считал дикой несправедливостью, что мой гол видела вся Дания, но не отец.

Только после рождения дочери я почувствовал, что жизнь компенсировала мне те переживания. Я внезапно обрел смысл жизни. Звучит жестко, но так мне тогда казалось». 

Пьерр Хейбьерг / Фото: © REUTERS / Hannah Mckay

Попал к Пепу слишком рано

Осенью прошлого года, когда датчане играли в Бельгии, Хейбьерг поблагодарил нового тренера сборной Юльманна за то, что тот позволил игрокам раскрывать на поле их индивидуальность: «Это и правда важный аспект моей работы, так что меня порадовали его слова, — сказал Каспер в интервью журналу Euroman. — Пьерр-Эмиль чрезвычайно амбициозен, но в то же время щедр и заботится о других.

Как футболиста его во многом сформировали Гвардиола и Моуринью. Они научили его управлять своей страстью и желанием быть максимально вовлеченным в игру. Он заиграл мудрее, не утратив энергичности и харизмы. Он всегда берет на себя инициативу и своим действиями вдохновляет партнеров».

Сам Хейбьерг считает, что попал к Гвардиоле слишком рано. Пеп учил управлять игрой, быстрее соображать («Чтобы противник реагировал на тебя, а не ты на него») и предугадывать замыслы соперников. Для восемнадцатилетнего Хейбьерга эти задачи оказались слишком сложными, что и привело к уходу из «Баварии».

«Я был слишком зеленым, — признал Пьерр в интервью The Times два с половиной года назад. — Если бы он тренировал меня сейчас, я был бы еще сильнее». 

Читайте также: