Глава РУСАДА: «Не уверен, что наши легкоатлеты будут принимать участие в Олимпийских играх»

Глава РУСАДА: «Не уверен, что наши легкоатлеты будут принимать участие в Олимпийских играх»
Сергей Шубенков / Фото: © РИА Новости/Антон Денисов
Основные тезисы, произнесенные генеральным директором РУСАДА Юрием Ганусом на пресс-конференции во вторник.

Вот самые сочные выдержки из монолога главы антидопингового агенства и его ответов на вопросы. Некоторые можно прямо в роли лозунгов на станах легкоатлетических манежей и плавательных бассейнов вешать. Или выкладывать белыми камнями на склоне киргизских гор, например, как раньше там про славу КПСС выкладывали.

Фото: © РИА Новости/Илья Питалев

О принципах

— Никто не может указывать нам, как выполнять эту работу. Мы работаем в национальных интересах, гордимся нашей страной и ее суверенитетом.

Мы колем лед той системы терпимости к допингу, которая сложилась в течение долгих лет. Мы чистим путь и открываем дорогу нашим спортсменам на международной арене. У нас не так много союзников, поэтому мы идем через тернии.

Мы не отказываемся от названия и бренда, хотя были такие предложения. Это ложный путь, потому что есть стратегия выхода из подобных ситуаций. Мы взяли старое РУСАДА и приняли все меры, чтобы восстановить антидопинговое агентство. Сейчас мы являемся одной из наиболее эффективных организаций в Европе по объему тестирования.

Мы последовательны с точки зрения нашей политики, как бы ни строилась работа официальных лиц. Мы не являемся оппозиционной организацией, но будем последовательны, даже если наша линия будет расходиться с позицией некоторых чиновников.

Сейчас мы оспариваем в КАС решение нашего же независимого дисциплинарного антидопингового комитета по очень серьезному делу и будем идти по нему до конца. Это попытка дачи взятки тренером нашему инспектору допинг-контроля. Для нас это принципиально, и сейчас мы тратим деньги на КАС, потому что хотим дать понять всем — РУСАДА не берет взятки, не идет ни у кого на поводу. Речь идет о легкой атлетике.

У нас на уровне руководства и тренерского состава и спортсменов не понимается в должной мере то, что антидопинг — неотъемлемая часть спорта. Мы являемся фильтром чистого спорта.

Наша задача — защитить наших чистых спортсменов от конкуренции с киборгами, и не только на нашей, но и на международной арене. Но сначала надо навести порядок у себя. У всех нас нет времени, мы и так слишком много его потеряли. Мы живем в гиперволатильном рынке, и признаками его явлется то, что ни одна система не возвращается в нормальное состояние. Но мы должны вернуться в нормальную среду.

Фото: © globallookpress.com

О позиции России

— Мне непонятно было то, почему РФ не заинтересована в активной борьбе с допингом. Что такое допинг? Это профессиональная фармакология. Россия может конкурировать на рынке фармакологии с зарубежными корпорациями? Мы понимаем, что этот рынок оказывает влияние на спорт высших достижений.

Когда наши спортсмены идут без флага, это позор. Как мы могли дойти до этого? В течении долгого времени вопрос не решался.

Мы должны быть заинтересованы в том, чтобы вести борьбу с допингом и восстановить свои позиции. Понять для себя, чего мы хотим.

О деньгах

— Мы переживаем стадию динамичного роста. В 2017 стояла задача отбора 6000 проб, в 2018 году — 9000. В этом — 11000 проб. На следующий — 13000. И все это при одном и том же бюджете. Мы в течение трехлетнего периода будем работать в рамках 500 миллионов рублей в год. Мы крайне избирательно подходим к тому что делаем. Каждый рубль, который РФ тратит на нас, взвешенно тратится на улучшение нашей работы.

Фото: © РИА Новости/Алексей Филиппов

О выходе из кризиса

— Думаете, пройдет 30 июня, мы предоставим пробы из московской лаборатории на проверку, будут приняты решения по определенной группе спортсменов, и все? Это не так. Нам еще предстоит восстановить доверие к нам. Доказать, что мы действительно работаем в целях интересов чистого спорта.

Об Универсиаде

— Парадоксальная ситуация сложилась с тестированием по Универсиаде, когда мы вообще не приняли никакого участия. Так получилось, что там нам места не нашлось. При этом там работала наша образовательная команда. Была замечательная площадка, более 1000 спортсменов прошли через нее.

Про информаторов

— Политика работы с информаторами крайне важна. Мы отличаем информаторов от доносчиков, которые преследуют свои корыстные цели. Наша страна прошла через 30-е, 40-е годы и с доносчиками знакома хорошо. В случае с информаторами спортсмены говорят — мы хотим соревноваться честно. Статистика работы с информаторами: 2017 — 41 обращение, 2018 — 78.

О легкой атлетике

— Обратите внимание на проблемы с ВФЛА. ИААФ очень долго принимает решение, хотя у них серьезный аналитический отдел. Нам нужны качественные изменения, а если посмотреть, то в ЦСП работают те же люди. А важно, чтобы во всей спортивной организации все понимали, что нам нужны критические изменения.

Еще несколько лет, и все. Я не уверен, что наши легкоатлеты будут принимать участие в олимпийских играх. Мы должны задуматься о том, какие цели ставим. Я считаю, что предатели те, кто доводит ситуацию до того, что мы идем без флага и гимна. Вот это нужно понимать.

О перспективах

— Мы на пороге революционных изменений в вопросах обнаружения допинга. Есть такой принцип «неотвратимость наказания», и он должен действовать.

Читайте также:

Нет связи